Как сделать самодельный муравей - Дачный журнал садовода

Как муравьи находят муравейник? Взрослые ответы на детские вопросы.

Как муравьи находят муравейник? Взрослые ответы на детские вопросы.
В поисках пищи муравьи удаляются на десятки и даже сотни метров от своего дома, а потом по кратчайшему маршруту возвращаются с добычей. Как им это удается и что будет, если унести муравья на значительное расстояние от муравейника?
В настоящее время изучено и описано несколько способов навигации, применяемых муравьями. Прежде всего это химическая разметка территории. Основные магистрали отмечаются феромонами тысяч особей, снующих по ним целыми днями. Новые маршруты прокладываются разведчиками, отклоняющимися от разметки в произвольных направлениях. Найдя добычу, такая особь возвращается к муравейнику, оставляя за собой пахучий след. Как только тропинка сливается с одной из магистралей, ей могут пользоваться рабочие особи.
https://preview.redd.it/jrj102uuq9d41.jpg?width=775&format=pjpg&auto=webp&s=b37ca3e050036b396f6399821e8dd08e0b877bbc
Пока запах слаб, муравьи выдерживают направление приблизительно и не все будут двигаться по кратчайшему пути между добычей и домом. Со временем особи, случайно выбравшие оптимальный маршрут, успеют сделать больше ходок, запах их маршрута будет сильнее и привлечет остальных добытчиков.
К несчастью для муравьев, безоговорочное доверие к сильному запаху таит в себе угрозу возникновения «муравьиного круга», или «спирали смерти». Если по какой-то причине муравей начинает двигаться по кругу, с каждым оборотом делая путь все более пахучим, то за ним последуют и другие. Часто такое движение продолжается до тех пор, пока большая часть вовлеченных не погибнет от истощения.
https://reddit.com/link/eukdmb/video/ce8liwi2r9d41/player
Также муравьи умеют находить дорогу домой, ориентируясь по солнцу и деталям ландшафта. Британско-французский коллектив ученых проводил эксперименты31466-X) над пустынными муравьями. Опыты подтвердили данные предыдущих исследований, показавших, что муравьи, идущие обычным образом, сравнивают окружающий пейзаж с визуальными воспоминаниями о маршруте. Однако особи, перетаскивающие крупные объекты, двигаются задом наперед и ориентируются по солнцу, учитывая его положение на небе и проводя соответствующие вычисления. Если ученые меняли расположение крупных ориентиров или отражали солнце с помощью зеркала, то муравьи начинали испытывать затруднения с возвратом к муравейнику.
Однако это еще не весь арсенал муравьиных навыков. Например, упомянутые пустынные насекомые перемещаются по местности, не способной достаточное время сохранять запахи и лишенной визуальных ориентиров. Кроме того, они делают это и по ночам, что исключает солнечную навигацию. Этим вопросом занялись энтомологи из Швейцарии и Германии, решившие проверить высказанное еще в 1904 году предположение, что муравьи могут измерять расстояние шагами.
https://preview.redd.it/ik6blfb7r9d41.jpg?width=775&format=pjpg&auto=webp&s=a5d51bfd4f68e9535c2c0d751d83ad8cfdd2d20f
Оказалось, что пустынные муравьи действительно запоминают информацию о длине и направлении каждого пройденного отрезка пути. Чтобы это доказать, насекомых приучили бегать из гнезда к кормушке по прямому желобку длиной 10 м. Возле кормушки муравьев ловили и меняли длину ног, обрезая голени или удлиняя их приклеенной щетиной, после чего выпускали с добычей. Усредненные измерения показали, что особи, которым не меняли длину ног, начинали искать муравейник через 10,2 м, остальные пробегали 5,75 и 15,3 м соответственно.
Что же будет с муравьем, если его унести слишком далеко от дома? Насекомое будет всеми возможными способами пытаться отыскать свой дом, но ему будет недоставать данных для расчета. Если рядом не окажется другого муравейника, чьи солдаты быстро прикончат чужака, то одиночка сможет какое-то время выживать сам, а потом погибнет.
Источник
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]

Про удивительность пчелы, и то, как мы её убиваем

Про удивительность пчелы, и то, как мы её убиваем

https://preview.redd.it/oszj3ust3wi41.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=8714fddb3eddb475b4b002fef4f4df9f1e0a1af2
Пчела — это нечто удивительно красивое. Самое искусное — это навигационная система с кучей датчиков на входе. Если пчелу положить в новый дом, она через некоторое время вылетит и начнёт писать координаты места. Отлетит на несколько метров и начнёт характерный танец. Пасечники после перемещения улья подкладывают пчёлам специальные ветки, чтобы они не сразу вылетали и терялись, а выползали на них и успели офигеть. А потом начали перекалибровку.
Как довольно быстро выяснилось в СССР, участки около высоковольтных ЛЭП пчёлы не собирают. Собственно, у них как-то отключается навигация из-за электромагнитных помех.
Что ещё хуже, помехи сотовых сетей нарушают пищевую мобилизацию пчёл. Предположительно, это работает так: пчела вылетает из улья за предел запаховой навигации и за предел запомненной области (больше, чем на 5 километров), а потом не может вернуться, используя сенсор поляризации и криптохромный сигнал.
Всё началось с заброшенной колоды в Екатеринбурге, когда мы вместо похода в гости к журналистам по поводу магазина поехали в лес. Вот с этой, что на картинке выше.

Что за колода?

Колода — дом для пчёл. В отличие от борти, она делается не внутри дерева, а из другого дерева и снаружи. Вешается часто на хвойные деревья, потому что так к ней не подползут злобные паразиты. Хвойные деревья и паразиты совместимы слабее, чем лиственные деревья и паразиты. Сбоку у колоды длинная вертикальная прорезь для пчёл и доставания ламели сот (пчёлы строят их в такой форме).
Бортник делает десятки таких колод и развешивает по лесу там, где много цветов. Потом с интересом приманивает пчёл, чтобы они поселились в новом домике. Иногда на характерное жужжание приходит куница и аккуратно выжирает как пылесос всё внутри. Реже колоду находит мишка, но он аккуратно не умеет от слова совсем. Как правило, у него морда внутрь не пролазит, поэтому он роняет колоду на землю. И, судя по следам, впадает в прострацию. Собственно, он неистово пытается достать мёд, который вот уже-уже, но ещё не совсем. Поэтому колода оказывается разорванной почти пополам, а поляна приобретает следы серьёзных разрушений. Ещё неопытный мишка может так раскопать осиное гнездо в земле и недоумённо уйти. Но раздербанивший колоду обычно счастлив: серьёзные энергозатраты с лихвой компенсируются мёдом.
Одна колода даёт 30-40 килограммов мёда, и ещё до него надо дойти и донести всё до деревни. Улей в деревне даёт около 100 килограмм. Если пчёл докармливать сахаром — до 300 килограмм, но от мёда мало что остаётся. Поэтому мёд из бортей и колод обычно дальше деревни и родственников деревенских жителей доходит редко.
Эта колода висит в парке «Оленьи ручьи» в Екатеринбурге. А парк этот характерен тем, что там нет линий электропередач и почти не ловит сотовая связь. И вот мы слышим интересный факт: в деревне сотовая связь уже начала мешать пчеловодству. А колоды нормально работают. Если не считать этой вот, её не очень рассчитали по цветам в округе — слишком много чемерицы, похоже.
Ну и нормальный человек тут бы поохал и ушёл бы домой. А у меня, как у бывшего связиста, возник странный вопрос: какого хрена пчела не дружит с частотами 900 и 1900 Мгц? Что во входном каскаде пчелы понаворочено такого?
Сразу скажу — я не пасечник, но нашёл пару пасечников. Пасечники, которых я нашёл, не связисты и не инженеры, поэтому дальше я опираюсь на исследования. И могу ошибаться только в путь. Поправьте меня, если я где-то накосячил, пожалуйста.

Коллапс пчелиных семей (CCD, colony collapse disorder)

Картина: открываете вы улей, а там почти не осталось рабочих пчёл. Матка и обслуживающий персонал сидят без поставок еды. Мёртвых пчёл нигде нет. Где рабочие — непонятно. В 2005 году это принесло примерно 200 миллионов долларов убытка — семьи просто погибали, а аграрии не получали мёд. В 2006 году феномен (уже известный) получил название — собственно, CCD. За шесть лет было потеряно 10 долбанных миллионов(!) ульев.
Но не спешите обвинять совсем уж современные технологии. Первое единичное проявление CCD датируется аж 1869 годом. Современная массовая волна началась примерно в 2004. И это прям волна-волна.
Начали расследование. Сезонных причин для покидания семьёй улья нет. На нападения с ограблением от других пчёл тоже ничего не указывает. По итогам пришли к выводу, что такой эффект может оказать целый набор факторов: антибиотики, пестициды, иммунодефициты и заражение грибком и ещё ряд версий. Ни один из этих факторов не действует по отдельности. Потом начали проверять воздействие на пчёл частот 1900 МГц, и пришли к выводу, что им плевать. Более поздние исследования интереснее. При воздействии ЭМИ от обычного телефона на частоте 900 МГц пчёлы полностью раскалибровываются за 10 дней.
К концу 10 дня ни одна из них не может вернуться в улей. Вот говорящая таблица из этого исследования:

https://preview.redd.it/sl9u0lvy3wi41.png?width=555&format=png&auto=webp&s=98adfc56be74af6a90671bd43fed16cd52cdf786
И вот ещё:
«Специалисты из университета Пенджаба помещали в пчелиные семьи на 10 мин телефоны, работавшие на частоте 900 МГц. В результате рабочие особи покинули семьи, а яйценоскость облученных маток снизилась в 3,5 раза по сравнению с контрольными — Рыбочкин А.Ф. Воздействие электромагнитных излучений и электрических полей на живые организмы / Инновации в пчеловодстве. — Рыбное, 2009.»
Ещё исследование.
В общем, что-то в пчеле от ЭМИ ломается. Следующий логичный вопрос — как же так, а чего пчела не возвращается по памяти?

Навигация пчелы

Пчела довольно хорошо видит, особенно в ультрафиолете. Ей это нужно для поиска цветов. Можно предположить, что ей достаточно примерно выйти на место, где стоит улей, чтобы залететь в него, пользуясь обычными визуальными ориентирами.
И ещё у пчелы есть древний викингский компас, который помогает определять поляризацию света. Это значит, что она благодаря своим хитрым фасетчатым глазкам может увидеть солнце даже когда оно за тучами. Точнее, она видит поляризованные участки неба и строит прогноз по ним. Это проверялось — при определённых перекрытиях облаками, пчёлы теряются, поскольку не могут отличить перед от зада. Похожий принцип использовали в СССР для решения задач аэрофотосъёмки. dzavalishin осенью рассказывал на одной попойке, как устроен синхронизатор скорости движения плёнки на самолёте. Там щель, которая по принципу сканера (только наоборот) рисует на ленте плёнки то, что внизу. Задача — с точностью около 85% попасть в скорость самолёта, чтобы соблюсти резкость. У вас оптическая мышь решает эту задачу дома. Сначала делали парусами на разматывающем устройстве и специальным воздухозаборником. Потом инженеры придумали как с помощью одного фоторезистора сделать как надо. Положили под него решётку и стали снимать спектр — если его очень правильно обрезать (что тоже делалось на транзисторах), то можно получить скорость.
Вот один из показательных опытов:
Муравей способен отойти от гнезда на расстояние более 100 метров и вернуться к нему обратно с точность до 1 метра, т.е. с ошибкой менее 1 %… Первая мысль — может быть, это феромоны или химические сигналы. Однако они не используются и в любом случае были бы бесполезны при очень высокой (до 45° С) температуре в пустыне. … Муравьи были способны найти обратный путь, видя всего лишь небольшую часть неба. Чтобы исключить солнце и все другие ориентиры, экспериментатор следовал за муравьем с небольшой камерой, держа ее отверстие (через которое было видно небо) точно над муравьем. В отверстие помещались специальные фильтры для выбора направления, длины волны и угла поляризации солнечного света, воспринимаемого муравьем. Даже без солнца, отличительных деталей ландшафта и запахов, муравей, видя только небо, направлялся прямо к гнезду.
Пчела сложнее блока транзисторов. Но она решает другую более сложную задачу, и чтобы использовать этот механизм компаса, пчеле где-то надо взять поправку на угол солнца к горизонту. Она же не телепортируется, а тратит время на полёт до еды, а потом идёт назад — а солнце уже под другим углом. То есть пчеле надо знать время, чтобы понимать, где солнце должно находиться. Нужен какой-то генератор хронирующих импульсов. В пчеле такого не нашли.
Теперь снова идём к народному опыту. Интересно, что бортники издревле хранят секреты взлома пчёл. Например, они знают, что если пчёлам поставить около улья блюдо с сахарным сиропом и добавить туда водки, они нажрутся. Ровно до того градуса, когда офигеют настолько, что пойдут толпой громить чужой улей и грабить из него мёд. Так вот, недобросовестный пасечник может так сделать и получить мёд со всех соседних ульев. Соответственно, специалисты по защите ульев держат под рукой муку для битвы хакеров: надо обсыпать нападающих пчёл и всей деревней идти смотреть, у кого пчёлы белые. Дальше их владельцу сильно вламывают для восстановления баланса.
Но нам важно не это. Нам важны другие части опыта этих хакеров. Что, например, если улей сдвинуть, а на его старое место поставить приёмную раму с пакетом, можно собрать прилетевших насекомых в пакет. Если на место старого доброго улья поставить улей с ослабшей семьёй, то вернувшиеся рабочие пополняет его население. И самый крутой хак пчелы: если улей сдвинуть в сторону, а симметрично ему поставить второй такой же улей (чтобы перегородка была по месту входа в старый), то вернувшиеся пчёлы поделятся примерно пополам.
С другой стороны, разноцветные ульи на пасеке (где ульев много в одном месте) помогают пчёлам находить свой.
Также из опытов стало известно, что пчёлы запоминают местность примерно на 5 километров вокруг улья. И ещё могут заходить на посадку по приводам, то есть, простите, по запаху. Им это нужно, чтобы делать вкусный мёд.
Ещё где-то в пчеле установлен акселерометр, который вместе с мозгом превращается в инерционный компас. Это стало известно из опыта с дозагрузкой пчёл маленькими грузиками: они неверно рассчитывали обратный путь.
Теперь ещё интереснее. Пчёлы умеют использовать обработку зрительного потока, чтобы измерять расстояние. По скорости движения предметов относительно фасеток они определяют дистанцию. Потом они сообщают эти сведения с помощью специальных танцев другим пчёлам.
«Поместив летящих в поисках пищи пчел в узкие туннели, где создавался более высокий зрительный поток, воспринимаемый пчёлами как полет на большее расстояние. Затем участвующие в эксперименте пчелы сообщали эту неверную информацию своим товарищам, которые, получив сообщение, начинали искать пищу на более отдаленных расстояниях» — больше деталей есть в Nature 411(6837):581–583 (2001) и Дулан, Р., Танцующие пчёлы, Creation 17(4):46–48, 1995.
Вот эссе про навигацию пчелы. Вот ещё на русском с иллюстрациями. Обратите внимание, все источники датируются разными годами и оперируют разными доводами, поэтому смотреть надо только на эмпирические результаты.
Вернёмся к пчёлам. Ещё они «видят» магнитные поля. Вполне возможно, именно эта суперабилка и отвечает за азимуты или даёт им какие-то хронирующие импульсы. Раз:
Пример реагирования пчёл на приближение грозовой тучи к пасеке. Насекомые сразу же прекращают сбор нектара и с гулом возвращаются домой так стремительно, что некоторые залетают в чужие ульи, попадающиеся на пути их полёта. И никакая охрана летков уже не действует. Во время грозы пчёлы беспрепятственно могут войти в любое гнездо. Это явление можно объяснить только тем, что при приближении грозового облака к пасеке вокруг неё электростатическое поле становится настолько сильнее электромагнитного поля Земли, что пчёлы теряют ориентацию. Наблюдается подобие магнитной бури при сильных вспышках на Солнце, когда стрелки компаса на кораблях, особенно в приполярных морях, перестают указывать строго на север и юг, и корабль теряет ориентацию по компасу. Еськов в статье “Низкочастотные электрические поля и поведение пчёл” приводит примеры взаимодействия пчелы с электромагнитными полями высоковольтных линий электропередач (ЛЭП), электромагнитными полями мощных электростанций, электростатическим полем грозовой тучи, электромагнитным полем грозового разряда, поведения пчёл при приближении грозового фронта. Многие его доводы подтверждают справедливость вышеприведённых мной примеров поведения пчёл в магнитном поле Земли и влияния на них электромагнитных и электростатических полей.
Два, наблюдения пчеловода из Тулы.
Научные обоснования: криптохром и то, что он нужен не только для ультрафиолетовых сенсоров, но и для магнитных.
И итог:
«Animals, including insects, use cryptochrome for navigation… They use it to sense the direction of the earth's magnetic field and their ability to do this is compromised by radiation from [cell] phones and their base stations. So basically bees do not find their way back to the hive.»
Мораль: похоже, маленькой пчеле удалось получить очень совершенный аналоговый компьютер с потрясающей точностью калибровки. Родилось это из бага белка криптохрома, который внезапно оказался major-фичей. Учитывая, что пчёлам (в отличие от муравьёв) нужно двигаться на большие дистанции и решать на порядок более сложные задачи, от точности работы механизма зависит не КПД колонии, а само её выживание. Так что мы досиделись до очень серьёзных сдвигов в экосистеме, поздравляю.
И знаете, чем мы отвечаем? Микродронами! Потому что без пчёл нам будет нечего кушать (пруф), почти не будет джинсов и кофе, и заодно очень пострадают коровки, то есть будет меньше мяса. Поэтому нам очень нужны эффективные опылители. Есть, конечно, бабочки, птицы и летучие мыши, но пчёлы делают это профильно и массово.
В общем, вот такая история. Для кого-то CCD будет далеко не новостью, но я на этой планете относительно новичок, поэтому был поражён сразу двумя вещами: красотой пчелы и масштабом бедствия.
via
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]

Жизнь и судьба гипотезы лингвистической относительности

Жизнь и судьба гипотезы лингвистической относительности
Во всех науках есть теории, занимающие совершенно особое место. Обычная жизнь гипотезы делится на несколько стадий: выдвижение идеи, её проверка, подтверждение/опровержение. У некоторых из них стадия подтверждения отсутствует — они сразу опровергаются; другие же первоначально подтверждаются и даже приобретают статус теорий, чтобы потом всё равно быть опровергнутыми и уступить дорогу новым предположениям. Но есть гипотезы, судьба которых не столь линейна. Они неоднократно опровергаются, неоднократно подтверждаются, забываются, вновь привлекают интерес исследователей, обрастают легендами и становятся частью не только науки, но и культуры вообще.

Изучение языков примитивных народов, накопление огромного материала в этой области позволило учёным выдвинуть гипотезы, которые оказали влияние не только на лингвистику, но и на другие гуманитарные науки. Новая Гвинея. Фото Дэвида Джиллисона.
Именно такова жизнь и судьба гипотезы лингвистической относительности, более известной как гипотеза Сепира — Уорфа.
Как часто бывает с идеями, точная дата рождения гипотезы Сепира — Уорфа неизвестна. Считается, что она возникла в 30-х годах прошлого века, а точнее, её сформулировал во время лекций Бенджамин Ли Уорф. Именно он и дал ей название «гипотеза лингвистической относительности». Его идея обладает свойствами, которыми должна обладать великая научная гипотеза: чрезвычайная простота и фундаментальность.
Если совсем коротко, то Бенджамин Уорф утверждал: язык определяет мышление и способ познания. Эту элементарную формулировку обсуждают уже много десятилетий. В результате чередующихся подтверждений и опровержений сформулированы два варианта: сильный и слабый, которые различаются, собственно, только глаголом. В сильном варианте утверждение гласит, что язык определяет мышление, а в слабом — что язык влияет на мышление.
Не будем сейчас закапываться в философские различия между глаголами, а обратимся лучше к истории вопроса.
Идеи не рождаются на пустом месте, предшественники есть и у идеи о связи языка и мышления. Первым и основным считается великий немецкий философ и языковед Вильгельм фон Гумбольдт. Отчасти под влиянием своего не менее великого брата-путешественника Александра он увлёкся экзотическими языками. Его последняя, оставшаяся незаконченной работа посвящена кави — одному из языков острова Ява. Возможно, всё это и привело к формулировке идеи о связи языка и духа народов, которую можно проиллюстрировать одной из самых известных цитат Гумбольдта: «Язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык, и трудно представить себе что-либо более тождественное».
Идеи Гумбольдта подхватили и развивают до сих пор. Среди наиболее значительных его последователей можно назвать неогумбольдтианцев, как, например, знаменитый немецкий лингвист Лео Вайсгербер (1899—1985). Сам он родился в Лотарингии — области, расположенной на границе Германии и Франции, и поэтому был билингвом, то есть одинаково хорошо владел двумя языками: немецким и французским.
Вообще, информация об изучении экзотических языков или о владении несколькими языками очень важна для понимания того, почему и как учёный задумывается о связи языка и мышления и начинает искать доказательства этой связи.
Вайсгербер полагал, что каждый язык уникален и в каждом языке заложена своя так называемая картина мира — культурноспецифическая модель. Так что можно говорить о том, что способ мышления народа определяется языком, то есть о своего рода «стиле присвоения действительности» посредством языка. Именно Вайсгербер ввёл понятие языковой картины мира, ставшее популярным в современной лингвистике.
Гораздо менее зависима от идей Гумбольдта другая — американская — линия. Она получила название «этнолингвистика», а её создателем считается великий американский лингвист Эдуард Сепир. Впрочем, своим появлением этнолингвистика во многом обязана Францу Боасу, основателю антропологической школы, учителю Сепира. Вместе с учениками Сепир изучал языки и культуру американских индейцев и накопил огромный материал — описание языков Северной и Центральной Америки. Он выдвинул принцип культурного релятивизма, по сути отрицавший превосходство западной культуры и утверждавший, что поведение людей, в том числе и речевое, дóлжно оценивать в рамках их собственной культуры, а не с точки зрения других культур, считающих такое поведение бессмысленным или даже варварским.
Эдуард Сепир, используя накопленный материал, сравнивал грамматические системы многочисленных языков, показывал их различия и делал на этом основании более масштабные выводы. Он полагал, что язык — это «символический ключ к поведению», потому что опыт в значительной степени интерпретируется через призму конкретного языка и наиболее явно проявляется во взаимосвязи языка и мышления. Влияние Сепира в среде американских лингвистов трудно переоценить. Он так же, как и Боас, создал собственную школу, но, в отличие от своего учителя, уже сугубо лингвистическую. Среди учеников Сепира оказался и химик-технолог, служивший инспектором в страховой компании, — Бенджамин Ли Уорф. Его интерес к языку проявлялся даже на его рабочем месте. Так, расследуя случаи возгорания на складах, он обратил внимание, что люди никогда не курят рядом с полными бензиновыми цистернами, но если на складе написано «Empty gasoline drums», то есть «пустые цистерны из-под бензина», работники ведут себя принципиально иначе: курят и небрежно бросают окурки. Он отметил, что такое поведение вызвано словом empty (пустые): даже зная, что бензиновые пары в цистернах более взрыво- и пожароопасны, чем просто бензин, люди расслабляются. В этом и других подобных примерах Уорф усматривал влияние языка на человеческое мышление и поведение.
Но, конечно, его вкладом в науку стали не эти любопытные, но вполне дилетантские наблюдения, а то, что вслед за своим учителем Уорф обратился к индейским языкам. Отличие языков и культуры индейцев от того, что было ему хорошо известно, оказалось столь значительным, что он не стал разбираться в нюансах и объединил все «цивилизованные» языки и культуры под общим названием «среднеевропейский стандарт» (Standard Average European).
Одна из главных его статей, лёгшая в фундамент гипотезы, как раз и посвящена сравнению выражений понятия времени в европейских языках, с одной стороны, и в языке индейцев хопи — с другой. Он показал, что в языке хопи нет слов, обозначающих периоды времени, таких как мгновение, час, понедельник, утро, со значением времени, и хопи не рассматривают время как поток дискретных элементов. В этой работе Уорф проследил, как соотносятся грамматические и лексические способы выражения времени в разных языках с поведением и культурой носителей.
Ещё один знаменитый пример, упоминания которого трудно избежать, связан с количеством слов для обозначения снега в разных языках. Цитируя своего учителя Боаса, Уорф говорил, что в эскимосских языках есть несколько разных слов для обозначения разных видов снега, а в английском все они объединены в одном слове snow. Свою главную идею Уорф высказал, в частности, таким образом: «Мы членим природу по линиям, проложенным нашим родным языком», — и назвал её гипотезой лингвистической относительности.
Именно ей и суждена была долгая, бурная жизнь со взлётами и падениями, с прославлением и поруганием.
В 1953 году Харри Хойер — другой ученик Сепира и коллега Уорфа — организовал знаменитую конференцию, посвящённую этой гипотезе, и привлёк к ней не только лингвистов, но и психологов, философов и представителей других гуманитарных наук — как сторонников, так и противников. Дискуссии оказались крайне плодо-творными, а по итогам конференции был опубликован сборник. Вскоре появился и полный сборник статей Уорфа, изданный посмертно, по сути — основной его труд. Всё это стало первым пиком научного и общественного интереса к гипотезе, ознаменовавшим её взлёт.
А дальше началась череда разочарований и неприятностей, состоявших в разоблачении как идеи, так и самого Уорфа. Учёного обвинили в том, что он никогда не ездил к индейцам хопи, а работал с единственным представителем этого народа, жившим в городе.
Более того, в 1983 году Эккехарт Малотки опубликовал книгу, посвящённую времени в языке хопи. На первой странице книги располагались всего две фразы. Одна — цитата из Уорфа, где он утверждал, что в языке хопи нет ни слов, ни грамматических форм, ни конструкций или выражений, которые бы прямо соотносились с тем, что мы называем временем. Под этой цитатой следовало предложение на языке хопи и его перевод на английский. По-русски это бы звучало так: Тогда на следующий день довольно рано утром, в час, когда люди молятся солнцу, примерно в это время он снова разбудил девушку. Иначе говоря, Малотки полностью перечёркивал выводы, сделанные Уорфом о времени в языке хопи.
Второе разоблачение касалось знаменитого примера с названиями снега в эскимосских языках. При цитировании Уорфа количество слов для разных видов снега постоянно росло, пока в редакционной статье в «The New York Times» в 1984 году не достигло 100. Над этим-то и издевались американские учёные, замечая, что такого количества слов в эскимосских языках нет, а в английском в действительности гораздо больше одного.
Разоблачения эти, правда, были слегка неубедительные. Во втором случае разоблачался вовсе не Уорф, а неправильная цитата из газеты. В первом же случае остаётся не вполне понятным, что произошло за почти 50 лет в языке хопи (например, не происходили ли в нём изменения под влиянием английского) и так ли уж неправ Уорф. Тем более что по другим свидетельствам, он к хопи ездил и серьёзно изучал их язык.
Более сильным «противником» оказалась теория универсальной грамматики, разработанная не менее замечательным американским лингвистом, нашим современником Ноамом Хомским. Он — один из самых цитируемых учёных в мире, живой классик, основоположник генеративной грамматики, определившей направление развития лингвистики в ХХ веке. Одна из главных идей Хомского касалась врождённости языковых способностей. Он утверждает, что грамматика универсальна и дана человеку в готовом виде так же, как законы природы. Из тезиса о врождённости выводится тезис о глубинном единстве всех языков. А все существующие различия признаются поверхностными. Другими словами, у всех языков мира на глубинном уровне есть нечто общее, и знание общего является врождённым для человека, что и даёт ему возможность овладевать любым языком.
Таким образом, теория универсальной грамматики оказалась противоположной гипотезе лингвистической относительности, потому что в соответствии с ней языковые способности и мышление оказались не связаны друг с другом и взаимонезависимы.
Основная битва между двумя ключевыми идеями ХХ века — релятивизмом и универсализмом — развернулась в области цветообозначения. Релятивисты утверждали: устройство лексики цветообозначения в разных языках различно, что влияет на мышление, которое, в свою очередь, воздействует на восприятие цвета говорящими. Среди универсалистов самым авторитетным оказалось исследование Брента Берлина и Пола Кея. Они показали, что область цветообозначения подчиняется общим законам, которые определяются физиологическими возможностями человека воспринимать цвет. Учёные выделили 11 основных цветов и предложили их иерархию: {black, white} → {red} → {green, yellow} → {blue} → {brown} → {grey, orange, pink, purple}. Иерархия означала, что менее важные цвета (например, grey или чуть более значимый brown) встречаются в языке, только если в нём уже существуют все цвета, занимающие более высокие позиции.
Хотя Берлин и Кей опубликовали работу в 1969 году, споры между универсалистами и релятивистами ведутся до сих пор. Релятивисты отмечают, что физиология восприятия цвета во многих случаях менее важна, чем так называемые прототипы. Так, в русском языке для различения голубого и синего цветов более важным оказывается не физиологическая способность к восприятию соответствующей длины световой волны, а апелляция к двум прототипам: небо и речная вода.
К слову сказать, современные, достаточно сложные эксперименты показывают, что носители тех языков, в которых для определённых цветов существуют отдельные слова, имеют преимущество в распознавании этих цветов (более высокая скорость).
Хотя борьба между универсалистами и релятивистами продолжается, в последние годы ситуация изменилась. Грубо говоря, период «разоблачения» гипотезы Сепира — Уорфа закончился. Связано это, прежде всего, с двумя факторами: появлением новых языковых данных и их экспериментальной проверкой. Впрочем, экспериментально проверяются и старые данные. Сегодня без эксперимента разговор о гипотезе Сепира — Уорфа вести уже даже как-то и неприлично. Расскажем же о нескольких языках, которые заставляют взглянуть на гипотезу Сепира — Уорфа по-новому.
Во-первых, конечно, язык пираха. Вот уж действительно, говоря словами Булгакова, «что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!». В языке пираха нет (или почти нет) числительных, слов для обозначений цвета и родства, прошедшего и будущего времени. Нет сложных предложений, что, кстати, противоречит теории Хомского. Особенно интересно отсутствие числительных. Но сначала — о том, что такое пираха. Это язык народа пираха (чуть более 300 человек), охотников и собирателей, который живёт в Амазонии, в отдалённом северо-западном районе Бразилии, по берегам реки Маиси, притока реки Амазонки. Уникальность народа в том, что он не хочет ассимилироваться. Они почти не разговаривают на португальском языке и не используют достижения цивилизации. Основная информация о народе пришла к нам от исследователя Даниэла Эверетта и его жены Керен.
Эверетт установил, что в языке пираха есть два слова со значением количества: «мало» и «много». Если Эверетт насыпал на столе кучку из камней и просил положить рядом такую же, индейцы могли это сделать, ставя в соответствие каждому камешку из первой кучки свой собственный. Но если первую кучку убирали, восстановить количество камней индейцы уже не могли, поскольку соответствующих числительных, помогающих запомнить нужное число, у них нет. Более того, когда Эверетт попытался заняться просветительством и научить пираха считать, они отказались, решив, что это им ни к чему.
Казалось, язык пираха — та замечательная находка, которая подтверждает, что язык и мышление связаны между собой. Пираха, живущие здесь и сейчас, не знают грамматических времён, придаточных предложений и всего того, что им не нужно для жизни. Но универсалисты и здесь вышли из положения. Они заявили, что это не язык пираха влияет на их индивидуальное мышление, а быт, условия жизни совершенно независимо повлияли, с одной стороны, на устройство языка, а с другой — на то, как они мыслят и познают мир. Аргумент оказался во многом решающим в том смысле, что стало ясно: никакие конкретные данные не могут поставить точку в споре. Это два разных взгляда на мир.
И всё-таки рассмотрим ещё несколько замечательных примеров.
В языках мира существуют разные типы ориентации в пространстве. Вот три основных: эгоцентричная, географическая и ландшафтная. Эгоцентричность означает, что все предметы ориентируются относительно говорящего. Так, мы, например, говорим «справа от меня», «впереди меня». Даже когда мы говорим «слева от дома», мы имеем в виду то, как мы смотрим на дом. То есть в «эгоцентричных» языках используют слова типа право, лево, впереди, сзади, сверху, снизу. Кроме русского языка к «эгоцентричным» относятся английский, немецкий, французский, да и все широко распространённые языки.
Совсем иначе устроены географическая и ландшафтная ориентации, которые присутствуют в довольно экзотических языках. При географической ориентации говорящий располагает все предметы по сторонам света: север, юг, восток и запад, а при ландшафтной ориентирами выступают наиболее заметные элементы ландшафта: гора, море или же вершина/подножие холма. Интересно, что даже для маленьких объектов и малых расстояний всё равно используются такие крупные ориентиры (например, к югу от пальца или к морю от носа).
Так, в гуугу йимитхирр — языке одноимённого народа аборигенов Австралии, проживающих на севере штата Квинсленд, — ориентируют все предметы не относительно себя, а относительно сторон света. Вот один из примеров, любимых лингвистами. Мы скажем нечто вроде «муравей справа от твоей ноги», а абориген ту же мысль выразит иначе: к югу от твоей ноги, или к северу, или к востоку — в зависимости от того, как муравей реально расположен (хотя он всегда будет справа от ноги). Понятно, что у себя дома аборигены легко определяют стороны света — по солнцу, по мху, по природным приметам, просто зная, в конце концов, где север, юг, восток и запад. Самое удивительное, однако, состоит в том, что они не утрачивают способности ориентироваться по сторонам света и в незнакомой местности и ситуации, в том числе и будучи вывезенными в какой-то город, как будто у них в голове находится встроенный компас. По крайней мере, таковы свидетельства экспериментаторов.
Индейцы майя, говорящие на языке цельталь (проживают в штате Чьяпас в Мексике), ориентируют предметы относительно особенностей природного ландшафта местности, в которой они живут, располагая их либо выше по холму, либо ниже. То есть про того же муравья они могли бы сказать что-то вроде «муравей выше по холму от твоей ноги».
С вывезенными в Голландию представителями народа цельталь проводил эксперименты лингвист Стивен Левинсон. Оказалось, что индейцы цельталь решают некоторые пространственные задачи лучше голландцев, потому что устанавливают тождества, основываясь на иных пространственных принципах. Голландцы, как и мы, считают тождественными объекты, являющиеся в действительности зеркальными отражениями друг друга. Грубо говоря, если голландцу и индейцу цельталь продемонстрировать два номера в гостинице, расположенные по разные стороны гостиничного коридора, то они увидят их по-разному. Голландец, увидев в обоих номерах кровать слева от двери, а стол — справа, сочтёт, что номера одинаковы. Индеец же цельталь заметит принципиальные различия, ведь кровать в одном номере расположена к северу от двери, а стол — к югу, а в другом номере всё обстоит ровно наоборот.
Собственно, для универсалистов и эти эксперименты не станут доказательством, но дело уже не в этом. Сегодня учёные сосредоточены не на том, чтобы доказывать или разоблачать гипотезу Сепира — Уорфа. Вместо этого они исследуют отношения между мышлением, языком и культурой и описывают конкретные механизмы взаимовлияния. Более того, параллели между языком и мышлением, установленные в последние десятилетия, производят впечатление даже на специалистов.
Споры и дискуссии по поводу гипотезы Сепира — Уорфа оказались чрезвычайно плодотворны для развития не только лингвистики, но и многих гуманитарных наук. Тем не менее мы не можем до сих пор точно сказать, истинна ли эта гипотеза или ложна. В чём же дело?
Гипотеза Сепира — Уорфа провисает в своей второй части. Мы не очень понимаем, что такое мышление и сознание и что значит «влиять на них». Часть дискуссий связана с попытками как-то переформулировать гипотезу, сделать её более проверяемой. Но, как правило, другие формулировки делали её менее глобальной и, как следствие, снижали интерес к проблеме. По-видимому, одним из очень интересных способов отказа от гипотезы Сепира — Уорфа в лингвистике стало использование термина «языковая картина мира». Таким образом, лингвисты отказываются рассуждать о малопонятных материях «мышление» и «познание», а вводят некое красивое, собственно лингвистическое понятие «языковая картина мира» и с увлечением описывают её различные фрагменты. Понятно, что, например, наша, русская, картина мира и картина мира пираха сильно различаются: например, какие представления сложились в отношениях, связанных с семьёй, цветом, и тому подобное. Но, во-первых, единой и цельной языковой картины мира не существует, фрагменты одного и того же языка могут противоречить друг другу. Скажем, в русской картине мира небо интерпретировалось как высокий свод (отсюда и сложное слово небосвод), по которому солнце всходит и за который оно заходит. На плоскую природу неба указывает и выбор предлога по во фразе По небу плывут облака. Однако интерпретация неба как пространства тоже возможна, и тогда слово сочетается уже с предлогом в. Вспомним хотя бы фразу из песни Юрия Шевчука: «Осень. В небе жгут корабли».
Во-вторых, не определён статус понятия «языковая картина мира». Оно вроде бы находится в компетенции лингвистики и отчасти защищает лингвистов от критики других учёных. Более или менее очевидно, что язык влияет на картину мира, но что такое сама эта картина, как она связана с мышлением и познанием — совершенно неясно. Так что введение нового термина, защищая лингвистов и позволяя им заниматься своим делом, одновременно снижает значимость исследований.
Есть ещё один очень важный и, может быть, самый актуальный способ переформулирования гипотезы Сепира — Уорфа. Сегодня язык пытаются связать с когнитивными способностями человека. Слово «когнитивный» — необычайно модное — открывает в наше время все двери. Но, к сожалению, не становится от этого более понятным. Ведь, по сути, «когнитивный» означает «связанный с мышлением».
Таким образом, можно признать, что за 80 лет существования гипотезы именно не очень строгая формулировка позволила ей стать сверхпродуктивной исследовательской и методологической рамкой. Перефразируя слова Фаины Раневской о Моне Лизе, гипотеза Сепира — Уорфа теперь уже сама может выбирать, кому ей нравиться, а кому нет.

Авторы статьи: Мария Бурас, генеральный директор Центра прикладных коммуникаций; доктор филологических наук Максим Кронгауз, директор Института лингвистики Российского гуманитарного университета.
Литература
Звегинцева В. А. Гипотеза Сепира — Уорфа // Новое в лингвистике. — М., 1960. — Вып. 1. — С. 111—212.
Пинкер Стивен. Язык как инстинкт. — М.: Едиториал УРСС, 2004.
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]

КАК СДЕЛАТЬ МУРАВЬИНУЮ ФЕРМУ - DIY Как выращивать муравьев дома? Заселение и уход за муравьями! КАК СКРАФТИТЬ ЧЕЛОВЕК МУРАВЕЙ И ОСА В МАЙНКРАФТЕ? ГЕРОИ ФИЛЬМА MARVEL В MINECRAFT МУРАВЕЙ В 1 БЛОК ПОСТРОИЛ ДОМ В МАЙНКРАФТ! - Муравьиное Выживание #1 МИР УМЕНЬШИЛСЯ МОД MINECRAFT ПОСЫЛКА С МУРАВЬЯМИ! ЗАСЕЛЕНИЕ МУРАВЬЕВ В НОВЫЙ ДОМ!

Как сделать самодельный муравей САМОДЕЛКИН ДРУГ Багги из мотороллера Муравей своими руками Уважаемые посетители сайта «Самоделкин друг« сегодня мы с вами Как себя поведет муравей, если его отнести очень далеко от "дома"? Всеволод Руковишников · 3 1 1 Энтомолог, к.б.н Как сделать дом для муравьев Как сделать муравьиную ферму своими руками в домашних условиях, советы по уходу Если решили сделать своими домашними Уважаемые посетители сайта «Самоделкин друг« сегодня мы с вами рассмотрим пошаговые фото сборки самодельного багги с узлами и агрегатами Отечественного грузового мотороллера «Муравей» Автор : dr 194 на сайте drive2 ... Как не допустить муравьев в дом ↑ Гораздо проще не бороться с уже появившимися муравьями, а сделать все возможное, чтобы не допустить их появления в доме.

[index] [2296237] [1376240] [3801512] [1397552] [3623041] [835490] [1487756] [1014893] [1631608] [904949]

КАК СДЕЛАТЬ МУРАВЬИНУЮ ФЕРМУ - DIY

ЧЕЛОВЕК МУРАВЕЙ без Модов работает только на версии Майнкрафта 1.8.3 ... Как сделать рост в 2 пикселя в minecraft PE ... В этом видео я покажу как сделать пошагово дом в виде головы муравья. КАК ИГРАТЬ ЗА ЧЕЛОВЕК МУРАВЕЙ В МАЙНКРАФТЕ? МАЙНКРАФТ ПРЕВРАЩЕНИЯ В МСТИТЕЛЕЙ #муравей #мстители # ... В этом видео я открою посылку с муравьями! Мы будем заселять муравьев в их новый дом (формикарий) Как будут ... СПОНСОР - https://goo.gl/YUj6jp - магазин муравьиных ферм и муравьев! ПРАВИЛА ПРОСТЫ КАК ТРИ КОПЕЙКИ ДЛЯ УЧАСТИЯ НУЖНО: 1.

#