Как правильно вставлять газоотводную трубочку ...

Композитинг в фотографии. Предметная фотография с помощью одного карманного фонарика и Photoshop.

Композитинг в фотографии. Предметная фотография с помощью одного карманного фонарика и Photoshop.
Пиридупреждение. Тут рассматриваются только технические вопросы, про композицию – это не сюда. И объекты подбирались по принципу материалов, из которых они сделаны, а не по смыслу.
Пример фото, сделанного с помощью одного фонарика:
https://preview.redd.it/0rfvnrqaqx151.jpg?width=1166&format=pjpg&auto=webp&s=98fd72d19b3e170e094e7a0350caa81716abf5c0
Сначала, конечно, возникает вопрос «зачем?». Особенно, если уже есть пара студийных моноблоков, софтбоксы и зонтики. Плюс пара накамерных вспышек с наборами цветных светофильтров.
Во-первых, я – человек ленивый. Пока профессиональный фотограф ходит с люксметром, чтобы нормально поставить свет, я вытаскиваю из RAW базовую фотографию, а потом ещё две с экспозицией -2 и +2 ступени (темнее и ярче), ставлю их в фотошопе слоями, добавляю чёрные маски, а потом рисую по маскам полупрозрачной белой кистью. То есть, рисую по базовой фотографии более тёмной и более яркой фотографиями. Понятно, что с точки зрения реализма это неправильно, но вот так.
А теперь представим себе, что можно сделать «виртуальную фотостудию», где есть штук 15-20 источников света, которые уже ПОСЛЕ съёмки можно включать, выключать, менять яркость и даже цвет. Это гораздо интереснее.
Во-вторых, в институте часто говорю студентам, что как минимум предметную фотографию можно фотографировать очень дёшево, и для этого совсем не нужна студия. Но считаю, что надо не просто говорить, а показывать на собственном примере.
Ну и, наконец, следствие из первых двух пунктов. Умеренные понтЫ. Понтоваться тем, что вот я взял студийные моноблоки и сфоткал, бессмысленно. Для профи не впечатляюще, для новичков непонятно. А вот «это сфотографировано с помощью одного карманного фонарика» - неплохо.
https://preview.redd.it/ybj6rrzbqx151.jpg?width=1123&format=pjpg&auto=webp&s=9c889242521211ac4e01893f72c694018ede32d4
Технические детали (можно пропустить).
В примере был использован светодиодный фонарик. Но надо помнить, что точность цветопередачи светодиодов далеко не идеальна: спектр обычно неровный. Светодиодные лампы с индексом цветопередачи CRI 90% легко найти разве что в IKEA, и, по сравнению с обычными лампами накаливания, они стОят, как крыло от «боинга». Обычные светодиодные лампы из магазинов хорошо, если процентов 85, часто ещё ниже. А всякие энергосберегающие ещё хуже. Есть светодиодные лампы с индексом цветопередачи 96-97%, но, опять же, цена раз так в 10 выше, чем у ламп накаливания (которые считаются за 100%). А в фонариках светодиоды могут быть и с CRI 60-70%, так что про хорошую передачу оттенков цвета с обычными фонариками можно забыть.
Если для фото важны точные цвета объектов, то нужен источник света с ровным спектром, проще взять светильник-переноску с обычной лампой накаливания ватт на 40. Хотя, конечно, любители самоделок могут засунуть лампу накаливания, например, в жестяную банку из-под пива. Плюс электрическая вилка, патрон и метра три провода ПВС или ШВП.
Ещё возможен вариант использования проверочной таблицы ColorChecker24 и подключение получившегося цветового профиля в Lightroom, но это уже выходит за рамки простого и дешёвого.
В примере я фотографировал в формате RAW и экспортировал в Tiff 8-bit цветового пространства sRGB. Если бы я решил таким методом делать что-то серьёзное, то экспорт был бы в Tiff 16-bit цветового пространства AdobeRGB (в RAW я работаю с AdobeRGB). Но и файл получился бы не просто большой, а очень большой, для примера задачу упростил.
Процесс.
Фотоаппарат на штативе, режим приоритета диафрагмы. Диафрагма 8 (по идее, для бОльшей глубины резкости можно было бы и больше, но с таким светом и так при ISO 400 выдержка по несколько секунд получалась). Почему приоритет диафрагмы, а не ручной? Фонарик не статичен, чуть ближе – пересвет, чуть дальше – уже темно. Поэтому как меньшее зло выбрал приоритет диафрагмы. Хотя потом сделал пример, в котором носил фонарик вокруг примерно на одинаковом расстоянии, там режим ручной был.
Навёл резкость на центр и сразу переставил фокус на ручной. Иначе в темноте могут быть проблемы с фокусировкой по тёмному центру, жужжит объективом, но не захватывает.
Минус 1.3 ступени экспозиции, чтобы уменьшить вероятность пересветов.
Примечание. Вообще, конкретно этот момент с минусовой экспозицией – тема открытая. Проблема в следующем. Поскольку освещаются разные части кадра, то точечный и частичный экспозамеры не подойдут, они будут постоянно выдавать разную яркость. Центровзвешенный вроде лучше, но иногда освещается и самый край кадра. А оценочный по всему кадру может слишком поднимать яркость, мы рискуем получить в бликах пересветы (хотя это надо пробовать). Пока что остановился на центровзвешенном с экспозицией минус 1-1.3 ступени.
Желательно также использовать дистанционный пульт, потому что микро-сдвиги камеры чаще всего происходят в момент нажатия на кнопку, у меня есть пульт на проводе, использовал его.
Дальше смотрю в видоискатель фотоаппарата, направляю фонарик, чтобы подсветить первый объект, щёлк, второй объект, щёлк, потом остальные объекты, потом на фон спереди, на фон сзади с одной стороны, на фон с другой стороны, на объекты сзади, чтобы подсветить контровым светом.
Тут главное смотреть в видоискатель фотоаппарата, чтобы точно видеть, что именно освещается, и где точно будут блики. В первых экспериментах я просто светил и фотографировал, но при обработке понял, что результат не самый удачный, особенно с тёмными объектами и бликами на металле.
Для рассеянного света светил сквозь лист бумаги. Второй вариант: свернуть лист бумаги в трубку и засунуть фонарик внутрь, размер меньше, свет менее направленный. Для направленного света можно взять, например, газету, свернуть трубкой и светить сквозь трубку. Я для направленного света взял обрезок ПВХ трубы.
Получаем набор фотографий, где освещены разные части кадра.
https://preview.redd.it/6d3k65adqx151.jpg?width=1600&format=pjpg&auto=webp&s=e64cfc5298e912752ec02c640042e7baca74eb71
Для наглядности усилил яркость, но вообще рабочие файлы очень сильно недосвечены, там иногда бывает сложно что-то разобрать. Яркость выбиралась так, чтобы даже блики не были пересвечены, а при наличии полированных поверхностей это значит, что всё остальное будет очень тёмным. Обычная яркость примерно такая:
https://preview.redd.it/4ohjs1zdqx151.jpg?width=1166&format=pjpg&auto=webp&s=acb4160985f61a0ea03d005ffcfbd6801cb5a243
В Lightroom проверяю все по гистограмме – гистограмма не должна доходить до правого края. Конечно, если есть яркие блики на металле, то может доходить, но надо сразу знать, что здесь это не комильфо, потеряется информация. Если при обработке в Lightroom видно, что гистограмма доходит до правого края, то лучше уменьшить экспозицию.
https://preview.redd.it/7j0bjtzfqx151.jpg?width=256&format=pjpg&auto=webp&s=ec1b3e3c660558ef2f44cbba2292aa31fd07f9aa
В итоге получаю 15-20 фотографий (можно и гораздо больше):
https://preview.redd.it/n6w905lfqx151.jpg?width=1330&format=pjpg&auto=webp&s=0335d0b589973f74aef4b71fc55ee61ce395c441
В Lightroom проверяю по гистограмме, чтобы нигде не было пересвета (гистограмма не доходит до правого края). Если доходит, то уменьшаю экспозицию (хотя на некоторых фото приходится и повышать). Иногда в случае особо сильных бликов на зеркальных поверхностях экспозиция слишком сильно темнит всё остальное. Тогда в Lightroom можно немного уменьшить параметр highlights, хотя это не совсем правильно с точки зрения физики. Потом экспорт в Tiff 8-bit, цветовое пространство sRGB.
Примечание. Сначала пробовал экспорт в jpeg, но тени компрессируются очень сильно, при попытке повысить яркость эта компрессия «вылезает». Так что Tiff. Если работать серьёзно, а не для тестирования, то лучше 16‑bit.
Примечание (можно пропустить).
Зачем нужен режим 32-бита. Допустим, у нас есть два слоя с чёрно-белым градиентом: один залит слева направо, второй сверху вниз. Если наложить их друг на друга в режиме «линейный осветлитель (Linear dodge)», то, по идее, там, где два белых цвета накладываются друг на друга, должен быть самый яркий угол. Но в 8 или 16 бит белый цвет ограничен. В 8-бит белый цвет не может быть больше 255. Допустим, в одном слое белый на максимуме (255), в другом слое тоже на максимуме (255), но их сложение не может дать больше максимума. В общем, 255+255 всё равно будет 255.
А вот в 32 бита такого ограничения нет. Там значения чёрного и белого цветов считаются не от 0 до 255, а от 0 до 1, серый цвет будет не 128, а 0.5. И значение цвета может быть больше 1. Белый цвет со значением 1 при сложении с другим белым даст 1+1=2. Кому интересно, гуглить «HDRI».
Если в 32-бит притемнить результат, а потом посмотреть значения цветов в палитре информации, то видно, что самый яркий угол в два раза светлее других светлых углов. Вообще, смысл простой – в 8 и 16 бит пересвеченные части «теряются», в 32-бита их можно вернуть.
https://preview.redd.it/el6eoyxgqx151.jpg?width=1200&format=pjpg&auto=webp&s=143cd977fe993528632e28029f4a766ba645b7d0
Я на всякий случай (если вдруг буду всем слоям менять прозрачность) ещё добавил в самом низу слой, залитый чёрным цветом. Потом добавляем сверху корректирующий слой Экспозиция, зажимаем alt, кликаем между двумя слоями, чтобы экспозиция применялась только к одному слою. Белую маску рядом со слоем экспозиции можно перетащить в «мусорку», здесь она не нужна. В параметрах экспозиции увеличиваем яркость.
https://preview.redd.it/ewxrrlojqx151.jpg?width=580&format=pjpg&auto=webp&s=5dc334982f50b6e65420b5dc1b9fe73a6002bf98
Далее выбираем картинку со вторым источником света и переносим в наш файл. В палитре слоёв меняем режим наложения на «линейный осветлитель (linear dodge)». Если результат тёмный и плохо видно, то добавляем поверх ещё один корректирующий слой экспозиции и тоже, зажав alt, кликаем между слоями. Маску слоя экспозиции я тоже удалил.
https://preview.redd.it/bzzq4dfkqx151.jpg?width=1166&format=pjpg&auto=webp&s=e006055931681e3ac78d7c8ffa6c76be0902ec96
Точно так же можно менять цвет света. Добавить корректирующий слой «фотофильтр (Photo filter)» и также, зажав alt, щёлкнуть между слоями. В параметрах можно поменять цвет «фильтра» и его прозрачность.
https://preview.redd.it/okx6ibglqx151.jpg?width=1506&format=pjpg&auto=webp&s=d04a5ae5e7a46ebcf6ad0ca708786ac6c4762b08
А дальше, я думаю, смысл ясен. Если на объекте не хватает бликов или угол тёмный, то просто добавить соответствующую картинку, меняя режим слоя на «линейный осветлитель (linear dodge)».
https://preview.redd.it/0kwjlp3mqx151.jpg?width=1176&format=pjpg&auto=webp&s=e31b2663ddf0305095211a11d5ea34b866735a33
Важное примечание. Надо быть готовым к тому, что даже со штатива фотографии не будут полностью совпадать, сдвиг на несколько пикселов случается. Я подозреваю, что это из-за старого деревянного пола. Если я в процессе хождения вокруг хоть немного продавлю пол рядом со штативом, то на фото уже будет сдвиг. Поэтому иногда в фотошопе приходится немного выравнивать слои.
Далее, допустим, мы хотим ослабить яркость одного из источников. Самый простой вариант – в палитре слоёв уменьшить прозрачность слоя. Либо проверенным методом: добавить корректирующий слой экспозиции и понизить яркость.
Важный момент – при таком подходе у нас легко могут образоваться совсем чёрные или, наоборот, пересвеченные области. Поэтому перед переводом из 32-бит можно добавить в самом верху слой с экспозицией и понизить экспозицию (от пересветов) и, возможно, коррекцию гаммы (от слишком тёмных областей). Пусть лучше картинка выглядит немного «плоской», потом доработать уровнями или кривыми (хотя общую яркость и гамму можно подправить и в процессе перевода в 8 бит, но в случае отдельного слоя настройки сохраняются в файле):
https://preview.redd.it/x9anosnmqx151.jpg?width=602&format=pjpg&auto=webp&s=2aa22bd27d9b6acd9c7e8d8da6897dd44e0de518
Переводим из 32-бит, например, в 8-бит, чтобы уже можно было сохранить в jpg. Верхнее меню: Изображение/Режим/8-бит (Image/Mode/8-bit). Для начала фотошоп спросит, нужно ли сливать слои. Нужно. Далее в окне перевода можно настроить картинку точнее.
https://preview.redd.it/7ruuop5nqx151.jpg?width=1047&format=pjpg&auto=webp&s=2c6090142ce194edcbd23b3f173f344dd446dbdb
Либо перевести всё без изменений и при необходимости доделать уровнями (метод: Экспозиция и Гамма).
https://preview.redd.it/nspqiwmnqx151.jpg?width=787&format=pjpg&auto=webp&s=f1aa60be20b1ff1bd1aced9cca293011c3891984
Таким образом, из одного набора базовых фотографий с одним фонариком можно получить множество разных. И уже после съёмки.
https://preview.redd.it/wdqyxzynqx151.jpg?width=1166&format=pjpg&auto=webp&s=7d3f7a0398618e44cec5079fe321d60d82265e4d
Дополнение.
А в следующем примере как раз поставил ручной режим фотоаппарата и носил фонарик вокруг примерно на одинаковом расстоянии. Имитация множества точечных лампочек, расставленных по кругу,
https://preview.redd.it/eadqgswoqx151.jpg?width=1123&format=pjpg&auto=webp&s=a1a6ac10bf7592697a09c12a78944eef8e981bf8
При этом некоторые из них легко сделать цветными:
https://preview.redd.it/r82diwepqx151.jpg?width=1123&format=pjpg&auto=webp&s=112afa3c0060ed58b9890b6bc396f83cdd839b6f
submitted by McWolf999 to Pikabu [link] [comments]

Нереально многобуков- честно предупреждаю, те кто не любит даже не пробуйте. Авторство в конце указано- не пиздил, честно указал. Автора не встречал раньше.

Мы сидели у костра и с интересом наблюдали, как наша Нюта отшивает назойливого кавалера. Надо сказать, что Нюта без экипа — просто пышечка, прехорошенькая, несмотря на несколько необычную стрижку и окраску шевелюры. Человеку не знающему Нюту — а кавалер явно её не знал — могло показаться, что перед ним просто полненькая девица, обделённая мужским вниманием, а потому и выкрашенная в пять цветов.
Подвыпивший парень, явно не из нашей компании, приблудный, игнорируя присутствие четверых мужчин — и совершенно напрасно, кстати — нагло и бесцеремонно подкатывал яйца к нашей Нютке, полагая, что ему подвернулась подходящая для его нужд тёлка. Мы с мужиками молча переглядывались, ожидая выхода чувака за красную черту — когда ему надоест трепаться и он хоть что-то сделает руками. Говорить можно что угодно, почти что угодно. А вот руки следует держать при себе, поскольку оторвать не оторвут, а переломают как здрасьти.
- Не, а чо, ты давай, пойдём. Чо ты тут с этими, пойдём, я тебе чо-та покажу. Нюта, которой непрошеный кавалер уже изрядно надоел, молча и с укором обвела нас взглядом. Мы глаз не отводили, но наши улыбки говорили сами за себя: мы откровенно наслаждались цирком и с интересом ждали финала представления. При нужде любой из нас встанет и отпинает дурака, но нужды нет. В этом сезоне никого из присутствующих Нюта ничем не выделяла, напротив — почувствовав себя в компании равноправным членом, она автоматически встала с нами на одну доску, что подразумевало самостоятельное решение мелких проблем.
- Парень, тебе неприятности нужны? — Нюта всё ещё надеялась, что вставать с чурбанчика, на котором она столь уютно пристроила зад, не придётся. — Иди ты уже отсюда, не мешай людям отдыхать. Приблудный понял это по-своему и усилил натиск. - Да ладно! Пошли отсюда, отдохнём по-настоящему! - Тебя давно не били? Чувак посмотрел на меня нетрезвым взором, потом окинул взглядом остальных и решил, что здесь и сейчас его никто побить не сможет. Ведь он молод и неимоверно крут, а четверо дедов в сединах и при пузах — это пустое место. Сказать честно, я бы его отбуцкал уже за один этот взгляд. Дюже уж рожа у паскудника была поганая, когда он на нас смотрел. Но… Меня никто не трогал, предметно мне и слова не было сказано. - Да брось ты, чо ломаешься. Говорю же — пошли отсюда! Я тебе хорошо сделаю. - Парень, — Нюта уже закипала и мы все это видели, — иди отсюда, по-хорошему. А то знаешь… Неприятностей дождёшься.
Приблудному надоело трепаться и он совершил ошибку — схватил Нютку за руку и принялся стаскивать с чурбанчика. Мы с мужиками мысленно потёрли ладони в ожидании финала всей этой клоунады. И разочарованы не были! Нюта с недовольным рыком поднялась на ноги и зарядила ухажёру по яйцам ботом. Тот согнулся под прямым углом и встретил мордой второй нюткин бот. Разогнуться он не мог, а потому так согнутый и упал на задницу, одной рукой держась за отбитые яйца, второй ощупывая разбитый вдребезги нос. - Ты чо?! Ты… Ты чо, блядь, сделала?! - А это тебе за «блядь», — проговорила Нюта и зарядила дураку добротный подзатыльник, сложив его пополам и уткнув разбитым носом в песок. — Я тебя, дурака, по-хорошему просила отвалить. Приблудыш выпрямился, подобрал ноги и попытался встать, но добрейший пинок в зад снова уткнул его многострадальную сопатку в землю. Парень стонал и едва не плакал, совершенно не понимая, что происходит и почему вот эта толстая дура вдруг столь жестоко его отделала? За что?! - За что?! — сквозь кровавую юшку проорал бедолага. - За всё хорошее, — пояснила Нюта и выдала поднявшемуся на колени ухажёру смачную оплеуху. Мы с мужиками одарили её аплодисментами, потом Барин тяжело поднялся с раскладного стульчика и подошёл к держащемуся за разбитое ухо приблудышу. - Алло, ты меня слышишь? Мальчик! Слышишь меня? — Убедившись, что его если и не слышат, то хотя бы видят, он помахал рукой в сторону леса. — Туда беги! Туда! Беги! Понимаешь, нет? Беги, мальчик, беги. В лес беги, слышишь? Убьёт она тебя, мальчик, ты уж беги побыстрее.
Мы со Стэном и Фоксом зашлись смехом, а Нюта, вынув из кармана ветошку, принялась с брезгливым выражением лица оттирать боты. Приблудыш, понимая, что мир сошёл с ума и ему реально нужно бежать, кое-как встал на ноги и, придерживая фамильные драгоценности, перекошенной иноходью потрусил прочь от нашего костра. Барин вернулся и осторожно опустил на стульчик тушу; Нюта, поплевав на руки, оттёрла их той же ветошкой и спрятав её в карман, устроилась на чурбанчике. Критически осмотрев боты и не обнаружив на них посторонних биологических жидкостей, она выпрямилась и с напускной строгостью оглядела нас. - Так! Вот я не поняла сейчас. А почему за девушку никто не заступился?! Я смял улыбку и на полном серьёзе ответил: - Так девушку никто и не обижал. Откуда нам знать — вдруг тебе его ухаживания приятны? Сидеть и дальше с невозмутимыми мордами мы уже не могли и всем квартетом зычно заржали. Нюта, по инерции обозвав нас старыми мудаками, захихикала и прикрыла лицо пятернёй. Видимо, представила, как всё это выглядело со стороны. - Старые подонки, — незлобиво проворковала она, — как вы могли про меня такое подумать?! - Солнышко, — подал голос Стэн, — Бандос тебе правильно сказал: откуда нам знать?! Год не виделись. Вдруг у тебя душа подобрела и ты секс полюбила больше жизни? Нюта взвизгнула и зашлась смехом, встряхивая немалые свои сисяхи, прикрытые лишь тонкой футболкой. - Дебилы!
*** На этот фест я собирался долго и с большими сомненьями. Нет, прохватить на стареньком своём Харли Дина — завсегда в радость. Да и повидать друзей… Надо. Но были проблемы: здоровье стало совсем ни к чёрту, по зиме пришлось сменить работу, а откладывать с МРОТа как бы проблематично. А ехать в дальняк на необслуженном мотоцикле — та ещё дурь! Так и это ещё не всё, бог с ними, с деньгами, можно и у друзей одолжиться, не откажут. Худо то, что сломанная несколько лет назад рука — спасибо кретинам, кидающим на дороги всё подряд — начала создавать проблемы совершенно неожиданные: судороги. И бороться с этим не получается! А ехать на мотоцикле и ждать, что в любой момент правая рука будет стянута жуткой болью, а потом просто повиснет плетью… Страшно. Реально страшно.
В прошлом году, возвращаясь с закрытия сезона, я был вынужден тупо ехать сорок и не выше, да и останавливался при малейшем намёке на судорогу. Так и полз семь часов эти смешные двести километров. А ведь ничто, как говорится, не предвещало! Из дома выехал — как огурчик, до поворота на поляну дошёл за два часа, а вот там-то и началось. Стоило съехать на грунтовку и правую руку от локтя до запястья пронзило невыносимой болью. Словом, разложился я на своей Динке, как пацан. Зеркало разбил, рычажок сцепления согнул, поворотники снёс оба. Ну хоть не на асфальте, не на скорости!
В этом году я из города не выезжал вообще. И если и ехал куда к друзьям, то тошнил тридцатник, периодически жамкая левой рукой правую, проверяя чувствительность. От отчаянья хотел уж, было, выставить мот на продажу, да срамно: поворотники с левого борта китайские, временные, зеркало в мятом корпусе, сцеплюха, опять же, коцаная. Кто за такое говно нормальную цену даст? Дина — мотоцикл на знатока, на ценителя. Отдавать его молодняку на убой нельзя, грех это непростительный. А вот буду ли ещё ездить сам — вопрос вопросов. По-хорошему, Динку надо привести в божеский вид и таки выставить на неспешную продажу: найдётся добрый человек — и отдать не грех, но доброму человеку нельзя отдавать битый мотоцикл. Просто нельзя.
Нужные детали я давно нашёл в интернете, начал даже откладывать понемножку, по пять-шесть соток в месяц, денежки. Запускать руки в отложенное в прежние времена на старость — не хочется, в моём возрасте надо иметь подушку хоть бы и финансовую, раз с детьми так и не вышло ничего. А одинокому, не сильно здоровому и не сильно молодому человеку деньги могут понадобиться не только в отдалённой перспективе, они могут понадобиться внезапно, учитывая моё увлечение.
Не знаю, сколько б я ещё сидел на жопе, размышляя — ехать на фест или нет, если б в вацапу не написала Баба Инна. Эта отчаянная баба, живущая в тысяче километров от наших запердей, регулярно приезжала на фесты на своём розовом, в цветочек, Зизере литр сто. Пару раз мы с ней неслабо так отжигали, но в силу житейских обстоятельств так и не слепились в кучку: я б не смог бросить родительский дом и уехать из родных мест, а Инна не могла оставить дочь и внучку. Да и, по большому счёту, мы оба понимали, что наши с ней загулы — не что иное, как курортные романы.
И вот она мне пишет, что готова на взлёт и жаждет дать мне прокашляться! Пересчитав отложенные на ремонт гроши, проверив баланс на зарплатной карте, я решил ехать. Поменяю хоть масло в движке, выйду в четверг, заранее; переночую и до выходных у меня будет целый день, чтобы устроить любовное гнёздышко как следует. И чтоб море рядом, и чтоб от народа не сильно далеко, и чтоб посторонние не околачивались возле палатки.
Начальник не хотел меня отпускать, но то были просто кривляния от лени: Лёха тупо не желал перестраивать график. Когда мне надоело уговаривать этого малолетнего — по сравнению со мной, конечно — балбеса, я невежливо напомнил про то, что ещё не был в отпуске и отпускных не видел. А когда Лёха уже начал борзеть, намекая на увольнение, написал два заявления — на очередной отпуск и по собственному желанию. Начальник психанул и подписал. Оба. Мог бы и не кривляться, на моё место найти желающего ему вот так запросто не удастся. Точнее, желающих найдётся уйма. Алкашей и наркоманов. А вот работать-то эта публика как раз-таки и не будет.
До места проведения фестиваля я добирался весь световой день. Едва ощутив онемение в руке, съезжал на обочину, глушил мотоцикл и прогуливался, потряхивая рукой, ожидая возвращения чувствительности. Тут ведь как? Главное — не дожидаться судороги. Потому что и остановиться будет сложно, и рука отходить будет мучительно долго. Поэтому я так и ехал, как лягушка, скачками — полста километров и на обочину на полчасика. Что делать, если оно вот так…
*** - Бандос, а не пойти ли нам к морю? — Барин смотрел мне в глаза с характерной для него хитринкой. — Купаться не предлагаю, есть тема поинтереснее. - У тебя припасена скляночка волшебной микстуры? - А у тебя найдётся ли трубка для старого друга? О восхитительном самогоне Барина я знал всё: весь процесс изготовления волшебной микстуры происходил под моим строгим контролем. Про трубку он меня спрашивал тоже для проформы, поскольку вот уж сколько лет мы с ним курим строго трубки и исключительно мой домашний табачок.
Одно время мы с Барином пережили несколько неприятных моментов, имеющих под собой простое людское непонимание. Окружающие никак не могли понять, что самогон и самосад — не синоним изобилия и дешевизны. Поэтому были даже времена, когда Барин и Бандос имели репутацию старых жлобов, жмотов и других слов на букву «ж». Барин, надо сказать, до сих пор поддерживает эту свою репутацию, хоть все близкие и поняли давно, что хороший, качественный самогон не может быть вёдрами и задёшево. А от меня народ отстал, испробовав табачку из специальной мешки для любителей халявы. Такую ядрёную махру, даже и ароматно пахнущую, курить согласятся разве что мазохисты. А добрый продукт у меня только для добрых людей. И разъяснять каждому, что хорошее курево не на грядке растёт, а создаётся упорным трудом и накопленным годами опытом, мне уже нет нужды. Хочешь самосаду? Вот, угощайся. Гадко? Ну извини, на вкус и цвет.
Мы дошли до берега, расположились на невысоком скалистом утёсе и, расстелив полотенце, выгрузили из карманов ништяки: пару серебряных стопок, пару курительных трубок, мой личный кисет с отборной мешкой и нержавеечную полулитровую флягу баринова самогону. - Обожди, Бандос, я тебе мандаринку почищу. Он вынул из-за пазухи пару плодов и, громко сопя, принялся ошкуривать один, неловко орудуя толстыми пальцами. Я не лез к нему, зная, что Барин болезненно относится к таким вещам. Несмотря на то, что пальцы он себе некогда отхватил на циркулярке (и ему их потом пришили), Барин не позволял даже супруге помогать себе с мелкой вознёй, старательно развивая моторику искалеченной руки. А потому я раскрыл кисет и принялся набивать трубки, тщательно выщипывая табак то с одного края, то с другого. Друг мой, закончив с мандарином, вытер пальцы влажной салфеткой и потянулся носом к кисету. - Ну-к, дай заценю… Я выщипнул немножко табаку и положил Барину в ладонь. Тот поводил над ним носом, одобрительно крякнул и попросил эту щепоть себе в трубку. А сам отвернул с фляжки пробку и плеснул в стопочки по половинке. Я положил трубки рядышком, выудил из кармана коробку специальных, длинных спичек и, отделив дольку мандарина, поднял серебряную посудинку. Барин поднял свою, мы чокнулись и…
С диким рёвом, едва ли не прямо над нашими головами, прошли два Су 57. Они заложили вираж над морем, набрали высоту и скрылись за облаками. - Вот… Придурки! — Я мотнул головой и таки чокнулся с Барином. — Черти, блядь, носят по ночам. Идиоты. - Во! — Друг мой поднял стопку и предложил: — За идиотов! Мы опрокинули самогон в страждущие рты и блаженно зажмурились. Барин закусывать не стал, потянулся за трубкой, а я, непривычный к выпивке, таки съел приготовленную дольку. И тоже взял трубку. Запалил спичку, дал ей хорошо обгореть и поднёс Барину. Тот раскурил трубку и, слегка покашляв с отвычки, перевёл дух. Я же, раскурив свою трубку, сделал пару хороших затяжек и посмотрел на друга.
Мало кто знает, что я вообще не пью спиртного, уже много лет. И делаю исключение только вот в таких случаях — с добрым другом и добрый продукт. А Барин наш бросил курить несколько лет назад, по настоянию супруги. И делает исключение… Ну вы поняли.
Пыхтя трубками и перемежая это дело маленькими глоточками, мы вертели головами, отслеживая манёвры самолётов над морем. - Нет, Бандос, нихера это не учения. Смотри, они же ракетами шмаляют! - Барин, ты думаешь, что две «сушки» там НЛО гоняют? Которое мы не видим и не слышим? - Не знаю, — он наполнил стопки и вопросительно показал мне мандарин, — почистить? - Не, я уже раскушал микстуру, уже добро. Ты сам посуди, Барин: два боевых самолёта, ночью, над морем. Да, ракеты. Да, маневры пипец странные. Ну не НАТОвца ж они там гоняют на воздушном шарике! - Винни-Пуха, блядь, гоняют. Который тучка-тучка-тучка. Бандос, поверь старому вояке… - Иди в пизду, я на десять лет старше. - Не пойду, хоть ты и на двадцать лет старше будь. Но! Поверь на слово: ни один командир не позволит летунам вытворять вот такие вещи. Ни один! Кроме случаев перехвата нарушителя неба. Да и сами пилоты не бывают настолько ёбнутыми!
Я крепко затянулся трубкой и пригляделся к бешеным самолётам. - Так, стоп! Барин, там их трое! Он вытащил из кармана футляр, надел очки и замер, уставившись вдаль. - Было. Смотри на море, Бандос, один сейчас рухнет. Я изо всех сил вытаращился, хоть и понимал, что с такого расстояния и во тьме не разгляжу даже броненосец «Потёмкин» под всеми вымпелами. Меж тем в небе промелькнула пара вспышек и в отблесках одной из них, вроде как, увидел я немаленький этакий всплеск на поверхности воды. Одна «сушка» нырнула и на бреющем прошла над морем. Вторая крутанула совершенно немыслимый вираж и пустила ракету. Очередная вспышка. Приглушенный расстоянием звук разрыва… - Блядь. Барин, там, в интернетах, про третью мировую не писали ещё? А то мы тут с тобой сидим и не в курсе. - И уставши! — Он снял и убрал в футляр очки, поднял флягу и спросил: — Полную? - Так точно. Полную. Мы выпили. Послышался приближающийся топот ног и на берег выбежало человек пять наших. Народ гомонил, размахивал руками и едва не выпрыгивал из порток. Раздался приближающийся гул и полста седьмые, на приличествующей в обществе высоте, прошли над нами в сторону аэродрома. Народ на берегу таки снял портки и пошёл купаться, мы с Барином допили самогон и я снова набил нам трубки. А вскоре послышался клёкот вертолётного винта и в полукилометре от нас на берег опустился милевский штурмовик. - Хочешь как хочешь, Барин, но что-то тут и впрямь нечисто! - Так и я про что?! Сухие сшибли кого-то, а эти на поиск вышли. - Так а какого хера они тут-то ищут? На море искать надо. Или не?.. Барин пожал плечами и махнул рукой. - Нам с тобой, старина Бандос, всё равно никто докладывать не станет. Ещё пить будешь? - А есть? - Обижаешь, старина… — Он поковырялся где-то под жилеткой и вынул вторую фляжку, граммов на триста. — Я ж того. Чтоб два раза не бегать. Я сглотнул слюну и вздрогнул — в кармане дёрнулся смартфон. Вацапа. Так, что там?.. Прочитав сообщение, я придвинул Барину стопки и скомандовал: - До краёв. Мы выпили и я усердно запыхтел трубкой, а Барин вопросительно смотрел на меня. Смотрел, но молчал. Я скосился на его бородатую морду и махнул рукой. - Инка не приедет. Внучка руку сломала. - Тьфу, ёб твою. А Инка там нахуя? Я развёл руками: - Бабы! Мы помолчали. Потом Барин наполнил стопки и протянул мне мою. - За здоровье внучки.
С полчаса мы обсуждали баб, потом Барин пошёл отлить, а я спустился к воде. Умываться морской водой не самая хорошая идея, но другой рядом не было, поэтому я застегнул все карманы, встал коленями (помянув чью-то матушку) на валун и хорошенько ополоснул свой старый портрет. Утираясь банданой, я услышал приближающиеся шаги и обернулся. - Добрый вечер. Трое военных, явно не рядовые, при автоматах и брониках, стояли у меня за спиной. - Дарова, служивые. - Слышь, дед, видел тут посторонних? - Смотря кого считать посторонними. Один из военных приблизился и за воротник поставил меня на ноги. - Дед, не умничай. Тебя по-человечески спрашивают. Или с нами прогуляться хочешь? - Руки убрал. И нахуй пошёл, сопляк. Детей своих пугай или подчинённых, если у тебя они есть. Военный сжал кулак и многозначительно посмотрел на него. А я прижал пальцем защёлку ножен и взялся за рукоять ножа. Дурость конечно, но хмель и расстройство сыграли своё в тот момент. К счастью, к нам приблизился второй военный и, положив руку на плечо товарища, миролюбиво спросил меня: - Вы не видели здесь никого подозрительного? Тут же граница и всё такое, надо же понимать. Я сердито уткнул нож обратно и застегнул ножны. - Нет. Тут никого не было. Я, мой друг и пяток парней наших купаться прибегали. Над морем — да, что-то там было, но далеко. Мы думали — учения. Военный кивнул и спросил: - Вы с мотофестиваля? Из лесного лагеря? - Ну да. Мы тут каждый год собираемся, сколько лет уж. - Хорошо. Отдыхайте. Если встретите… Ну вы понимаете. Звоните на заставу, обязательно. Сами не ввязывайтесь ни в коем случае! Просто сразу звоните на заставу. Номер есть? - Конечно. У всех есть номер заставы. И на плакатах в лагере номера ваши написаны. - Сержант, — военный похлопал своего товарища по плечу и мотнул головой. — До свиданья. - До свиданья.
Я повернулся к морю и почувствовал резкую боль в голове. Словно спица пронзила мозг от виска к виску. В глазах помутнело, выплеснулось кроваво-красным и тут же заиграло искорками. - Бандос! Бандос, мать твою, чего с тобой, дружище?! - Ой, Петь. Что-то в башке стрельнуло. Аж искры из глаз посыпались! - Сеня, то годики, годики. Мы с тобой можем сколь угодно молодость изображать, а время — сука беспощадная. Я грустно махнул рукой и присел на мокрый валун. - Вода тёплая, Петь. Окунёмся? - Не. Ты, Сень, окунись, если хочешь. Я на нашей лёжке тебя подожду. Полотенчик принести? - Не. Спасибо.
Отойдя от воды, я разделся и по камням стал пробираться к морю. Пляжа в этом месте, как такового, нет. Даже галечного. Поэтому зайти в воду и выйти из неё — целая проблема, даже для молодёжи, не говоря уж про такую дохлятину, как я. Но, с горем пополам, я таки добрался до глубины и, оттолкнувшись от камней на дне, поплыл. Не в море, а вдоль берега, увы. Заплывать далеко с моими судорогами — чистое самоубийство.
В какой-то момент судорога всё-таки произошла, но не мышечная. У меня было ощущение, что она стиснула и скрутила мне мозг! Это было настолько неожиданно и больно, что я, скукоженный, словно под током, начал погружаться под воду, вопреки законам физики. Хотя… Вряд ли мой скелет, обтянутый шкурой, мог бы оставаться на плаву даже в солёной воде. Несмотря на боль и звон в голове, я понимал, что рискую утонуть, даже на мелководье. Но никак не мог расправить конечности и высунуть голову на поверхность. Свёрнутый в позу эмбриона, я шёл ко дну и в голове плескалась раскалённая лава боли…
«Блядь. И Петя ж нихера не поможет, темно», — подумалось мне, — «походу, пизда тебе, Сеня!» Но кто-то вдруг ухватил меня за волосы и пребольно дёрнул! А вскоре, открыв глаза, я понял, что башка у меня вполне себе над водой и можно вволю подышать. Чем я тут же и занялся, разгребая воду не до конца раскрюченными руками. - Ба… Пе… Барин, блядина, отпусти космы! Последние же, там на пару драк осталось! Петька! Волосы отпусти, не утону я уже. В виски мне поочерёдно стукнуло молоточками. Но уже не больно, а, скорее, щекотно. Вытянув ноги, я правой рукой постучал по пальцам, державшим меня за волосы и попросил отпустить. Мой спаситель убрал руку, нырнул и выглянул из-под воды в метре впереди меня. И это был не Петя. Совершенно точно — не друг мой Барин.
*** На лёжке мы сидели втроём и молча, изумлённо переглядывались. Барин хмурил брови и косил то на меня, то на моего спасителя. Я просто тупо смотрел себе меж согнутых в коленях ног и хлопал беззвучно губами, не зная, что сказать. А полутораметровый пришелец таращил на нас чёрные, без белков, глазища и вязал в узелки свои длиннющие пальцы.
- Сеня, я так полагаю, на заставу звонить не стоит пока. - Петь, чего попроще спроси. Тут хуй его знает, что делать. Оно и как бы нарушитель, и всё такое, да что-то вот как-то… Блядь. - Эт точно. — Барин повернулся к пришельцу и спросил: — Ты нас понимаешь, не? Если да, то головой кивни. Вот так. Коротышка повернулся к нему и вытаращил и без того здоровенные свои буркалы. Барин сморщился и поковырял в ухе толстенным мизинцем. - Не, ты мне в черепушку не стучи, я азбуку Морзе не помню. Ты вот башкой мотни, если меня понимаешь. Понимаешь? Не? Блядь, Бандос, нихуя он не понимает. Чё делать будем? - Я ебу? Петь, вот типа я каждый день с инопланетянами общаюсь. Давай до утра отложим это всё. У меня гнездо под Инку свито, мы там с этим вот… Ну вот с этим вот. Переночуем как-то, а с утра попробуем чего-нибудь придумать. Барин с кряхтением поднялся на ноги и строго проговорил: - Сидите тут, я твои шмотки притащу. Не идти ж тебе в лагерь голым.
Он ушёл, а я повернул голову к пришельцу и заговорил, словно бы пребывая в уверенности, что тот понимает: - Ищут тебя, браток. Военные ищут. Так понимаю, это они тебя над морем сшибли и видели, что ты к берегу подался! Иначе бы не искали тут, на воде бы искали. Я поднял с полотенца свою трубку и принялся аккуратно выбивать из неё пепел. Коротышка внимательно смотрел на это и подёргивал двумя пальцами из четырёх. Ручонки-то у него детские, маленькие, а пальцы длинные и как будто без суставов. Но твёрдые, это я ещё в воде понял, когда волосы просил не драть. Вычистив одну трубку, я принялся за вторую, а пришелец взял мою и принялся разглядывать, вертя перед глазами. Потом поднёс к лицу, сморщился и отложил трубку от себя подальше. - Воняет? Ну то такое, табак же. — Я подал ему стопку и предложил: — Вот это понюхай. Это самогоночка. Коротышка взял стопку, покрутил в пальцах и обнюхал. Вернул без гримасы.
Подошёл Барин с моим шмотьём. Я оделся и, собрав вещи, мы втроём пошли к лагерю, где буйные наши соплеменники палили костры, пекли шашлык и орали песни под гитару. Барин проводил нас до моей палатки, убедился, что никто вокруг не ошивается и скрылся в темноте. А я, легонько подталкивая, загнал пришельца в гнездо и сам в него забурился. Выдал гостю подушку, выделил плед и своим примером показал, что делать с этими нехитрыми вещами. Пришелец какое-то время неподвижно сидел в обнимку с подушкой, потом легонько постучался мне в виски и, выслушав матерное пожелание спокойной ночи, оставил меня в покое.
А утром я обнаружил этого будду, сидящего в обнимку с подушкой, но явно спящего, потому как глаза его были закрыты, а дыхание — ровным. Стараясь не шуметь, я принялся разглядывать пришельца, гадая, какого он пола и применим ли к нему такой критерий вообще. Сказать, что гость мой был похож на человека можно, но только если смотреть без очков или сильно издали. А в ближайшем рассмотрении общими были лишь основные черты: две руки, две ноги, одна голова. Невольно бросались в глаза руки, обнимавшие подушку — суставов на них видно не было, конечности эти по строению больше напоминали два хвоста, растущие из плеч. По четыре длинных пальца, тоже без видимых суставов и оканчивающихся ни то когтями, ни то рожками. Шея не тонкая, но длинная, голова со ртом, носом и двумя глазами. Сперва я не заметил ушей, но, приглядевшись, обнаружил их на макушке — два небольших и круглых лопушка на мясистых стебельках.
Что-то сказать о груди и животе было затруднительно, поскольку тело было прикрыто подушкой, а вот ноги были вполне себе почти совсем ногами. И росли они, как мне показалось, из изрядно толстой задницы, что наводило на мысль о том, что передо мной таки не мужик. Волос у пришельца не было, но брови и ресницы имели место быть. А вот кожа — по крайней мере то, что не было прикрыто серой плёнкой одеяния — приводила в некоторое недоумение: бежевая и с чёрными полосками и крапинами. Причём на голове и лице эти полосы и пятна располагались почти идеально симметрично. Или конгруэнтно? Неважно!
Ноги гостя (или гостьи?) были согнуты вполне по-людски, но колени располагались слегка на разных уровнях, что наводило на мысль о том, что это не привычные людям суставы, а, скорее, привычные к сильному сгибанию участки позвоночникообразных псевдохребтов. Оканчивались те ноги стопами-не стопами, ластами-не ластами, но чем-то явно предназначенным для прочной опоры в твёрдую поверхность. Понять получше мешало утолщение серого плёночного покрытия, внизу явно более прочного. Или толстого. Или ещё чёрт его знает какого.
От изучения меня отвлекло деликатное постукивание в виски. Я поднял глаза к лицу пришельца и, посмотрев в распахнутые чёрные глазища, подмигнул. Гость смешно зевнул, прищурив буркалы, поводил ушами из стороны в сторону и отложил в сторону подушку. Потянулся и мои подозрения в принадлежности существа к женскому полу усилилось: у пришельца явно и недвусмысленно обозначилась пара сисек. - С добрым утром. Выспалась? Она (?) нахмурила брови и как-то раздражённо подёргала ушами, затем совершенно непостижимым образом изогнула руку и почесала спину. Прищурив глаз посмотрела на меня и снова постучала в виски. - Не стучи мне по голове. Ты вот как я попробуй говорить. Ртом. А-а-а. Ртом говори. Гостья раскрыла рот и… Блядь, лучше б она этого не делала! Вы слышали, как верещат дельфины? Звук был очень похож, если к этому треску ещё добавить визг шин при торможении. - Стой-стой-стой! Прекрати, ты весь лагерь сраться заставишь этим визгом! Разве можно так громко орать?! Гостья смолкла и выкатила глаза, тарабаня мне в виски. Я прикрыл их руками и замотал головой. - Нет, нет, нет! Так не выйдет! Давай ртом, но негромко. Как я — поняла? Негромко! Вот смотри: я — Арсений. Се-ня. — Я потыкал в себя пальцем и повторил: — Сеня! А ты? Ладно. Попробуй сказать — Сеня. Се-ня. - Сеня. Звучало это пронзительное вибрато необычно, но вполне понятно, хоть обе согласные произнесены были с треском и щелчками. А обе гласные мало походили сами на себя. Но — тем не менее! - Хорошо. Я — Сеня. Ты?.. - Дина. Звучало это как дребезг надтреснутого колокольчика, но, тем не менее, понимание начинало налаживаться! - Хорошо, Дина. Я правильно тебя понял? Дина? - Дина! Речь её сопровождалась лёгкими толчками в виски, но неудобства это уже не доставляло. Похоже, Дина просто перестала пытаться докричаться до меня и заговорила негромко.
*** Наш диалог был прерван Барином, бесцеремонно всунувшим в палатку свою бородатую морду. - Бандос, по лагерю военные шастают, во все дыры носы суют! Нашли Ганса и Пого, они на пляже ночью были. Допрашивают. Я посмотрел на Дину и закусил губу. Потом повернулся к Пете и сказал: - Выпроси у Злодея папаху и притащи сюда. Быстро! Барин исчез из поля зрения, а я сдёрнул шорты и, стянув с себя трусы, протянул их гостье. - Снимай свои шмотки и надевай это. И вот это! Я протянул Дине майку-алкашку, чёрную. Потом принялся рыться в рюкзаке, вытаскивая солнцезащитные очки, фотоаппарат и чёрный маркер. Дина разглядывала трусы, заглядывала мне в промежность и снова принималась вертеть чёрные эластичные боксёры. - Сеня? - Да-да, вот это (я потыкал пальцем в облегающую серую плёнку) снимай. Надевай это и это. И быстро!
Не знаю, как она меня поняла, но, завернув руки за спину, Дина что-то там сделала и её одежда вдруг обвисла на ней мешком. Растянув горловину, она выскользнула из неё сперва по пояс (продемонстрировав при этом пару почти совсем земных женских сисек), напялила через голову майку, потом стянула свой комбез с ног и я едва не застонал от расстройства: ноги заканчивались точно такими же пальцами, что и на руках! Длинными и когтистыми! - Ладно. Надевай трусы. Это — спереди. Давай, напяливай, Дина!
Барин просунулся в палатку и протянул лохматую пастушью шапку. Я приложил к ступне гостьи свой ботинок и облегчённо вздохнул: сорок три ей впору. Пока Динка крутила на голове папаху, я обул её и тщательно заплёл шнурки. Барин протянул очки и я надел их на нос недоумевающего пришельца. - Сойдёт! А, стоп… Сняв колпачок с маркера, я сделал несколько надписей по-русски и по-английски на лице и голых частях тела Дины и критично их разглядел. - Бандос, тут вот цифры добавь какие-нибудь. А вот там — типа иероглифов изобрази. Нанеся рекомендованные символы, я подхватил фотоаппарат и вытащил Дину из палатки. Та крутила головой, придерживая очки и отчаянно лупя меня в виски. - Динка, лапа, молчи. Просто молчи, не издавай звуков и не стучись в головы!
Подтащив её к Харлею, стоящему на центральной подножке, я посадил Дину верхом и тщательно согнул ей руки и ноги в надлежащих местах. Посмотрел вопросительно на Петра и тот отрицательно мотнул башкой. Подошёл и уложил её пузом на бак, заставил оттопырить жопу посильнее, а подбородком велел лечь на руки, спрятав таким образом нечеловеческие кисти. Я отошёл на пару шагов и оценил результат. Плохо! Подошёл, тщательно выпрямил конечности там, где им положено быть прямыми. Согнул поострее локти и колени. Поправил очки и папаху и приступил к съёмке. - Барин, ты её прикрывай корпусом. Ненавязчиво так… - Добро. - Надери какой-нибудь веник хоть, Петь, прикрыться ей чуток. - Сделаю. Барин, стодвадцатикилограммовый пузан, порхнул, аки бабочка и вскоре вернулся с хорошим пучком папоротника. - Дина, держи. Нет, чтоб пальцы видно не было! Барин, поправь её! Плечо выпрями. Ой, беда с ней…
Вояки подошли, когда я, стоя на цыпочках и подняв камеру на вытянутых руках, снимал свою модель сверху. - Здравствуйте! - Здравствуйте. Если вы по поводу ночного нарушителя, то мы с Ба… с Петром уже давали показания. - Когда? - Я — ночью, на берегу. Петя — с утра, тут, в лагере. Врал я совершенно уверенно, потому как Барина спутать с тем же Стэном — как два пальца обоссать. Ну сами представьте: бородатая морда, здоровенное пузо, мотоботы, кожа, замки-заклёпки… Да их родная мать не отличит! Это Злодея нашего ни с кем не спутаешь — жердина двухметровая. А этих братьев-колобков… Их в лагере десятка полтора одинаковых! - Напомните, если не трудно? Я укоризненно посмотрел на старшего по званию и кивнул в сторону мотоцикла. - Она за съёмку по времени деньги берёт. Извините уж. Если можно, я к вам сам попозже подойду! Военные посовещались и старший махнул рукой. - Не надо. Сержант вас запомнил, вы им ножом на берегу угрожали. - Да прям! Угрожал… Сами б на себя со стороны посмотрели! Навалились три бугая на пожилого человека! Тьфу! Военные поспешили покинуть нашу полянку, а мы с Барином облегчённо перевели дух. Сработало! Хочешь что-то спрятать — положи это на виду.
В виски тихонечко стукнуло и я повернулся к Дине, всё ещё так и лежащей на мотоцикле. Выпростав один из пальцев, она на что-то указывала, поглядывая чёрными глазами поверх сползших очков. Я покрутил головой, пытаясь понять, что её так заинтересовало, а Барин хохотнул и подсказал: - Снимки ей покажи. Не понравится — скажет «удоли»! Включив функцию просмотра, я поднёс камеру к её лицу и принялся перелистывать снимки. Барин тоже косился в экранчик и одобрительно хмыкал. Внезапно Дина села прямо, сняла очки и, поправив на голове папаху, забрала у меня фотоаппарат. Насупив брови, она внимательно разглядывала снимки, а я разглядывал её лицо. Нормальное, девчачье лицо, отражающее нормальные, вполне человеческие эмоции. Вот она нахмурилась, вот вытаращилась в удивлении, вот улыбнулась… Закончив просмотр, она перешла на несколько кадров назад и легонько постучала по экранчику когтем. - Прауд. - Что? Дина, я услышал твоё «прауд», но что это — не знаю. Если фото не нравится, я потом удалю. Честно-честно! Дина протянула камеру и снова постучала по экранчику, сморщив нос. - Прауд! - Ой, не ори, — я взял аппарат и посмотрел на снимок. — Ну да, видок у тебя тут тот ещё, это точно. На снимке, сделанном сверху, лица её из-за папахи видно не было совсем, зато задница была представлена во всей красе: Барин усадил дамочку мастерски, со знанием дела. Он тоже посмотрел, забрал у меня камеру, увеличил снимок и показал Дине. - Дина, жопа у тебя тут выглядит прекрасно, ты не греши! Вот, смотри сама. Жопа — роскошная! Барин тыкал пальцем в экран и наставительным тоном всё твердил о красоте её пятой точки. Дина смотрела на него снизу вверх, насупившись и то и дело постреливая глазами в мою сторону. - Тьиру байя коссика. Дина пурру прауд, артэ дьюс прауд. — Она забрала камеру, ещё увеличила масштаб фото и сдвинула изображение. Показала Барину и ткнула пальцем в папаху. — Пурру прауд! Он взял фотоаппарат, посмотрел на изображение и хмыкнул. - Бандос, не в жопе дело. Там лица не видно. - А… Но удалять всё равно не буду. - И я б не стал. То что жопа там роскошно вышла.
Внезапно Дина, покрутив головой, слезла с Харлея и отошла к сосне. Надела очки, поправила папаху и приняла довольно-таки вызывающую позу. - Итир Сеня косси. Сеня! Я сделал пяток снимков, периодически подходя к своей модели, чтобы выпрямить и согнуть ей в нужных местах руки и ноги. Потом попросил Барина прикрыть нас от возможных наблюдателей и, сняв с Дины очки и папаху, сделал несколько портретных снимков. Она недовольно покрутила ушами, отобрала папаху и водрузила её обратно — так ей явно больше нравилось. Я отснял ещё несколько кадров. - Дина, сделай так, — я вытаращил глаза. — Сильнее, Дина, сильнее. Вот хорошо! Отлично. Просто красавица! Подошёл Барин и, задрав футболку, показал Дине свои сисяхи. - Сиськи покажи. Вот так вот майку задери, Дина. Задери, задери майку! Она насупилась, надула губы и вопросительно посмотрела на меня. - Покажи сиськи, Дина. Барин же показал — ничего такого. Нам можно показывать. Она улыбнулась и как-то неуверенно принялась задирать майку, глядя на себя. Живот у неё был и впрямь толстоват, тут уж что есть, то есть. Но выглядело это пузико довольно мило и не портило общей картины. А чёрные узоры на кремово-бежевой коже добавляли к этому зрелищу изрядную долю пикантности. Грудь, по нашим меркам, у Дины была на единичку. Не на школьную единичку, а по размеру. Причём на сиськах ни полос, ни пятен не было, а соски имели цвет не чёрный, а тёмно-бежевый.
Я сделал несколько снимков в разном масштабе и жестом показал, чтоб она привела себя в порядок. Дина опустила майку, подошла и потянула камеру к себе. Я включил просмотр и отдал ей. Она внимательно всё просмотрела, вернулась к кадру, где был оголён ещё только живот и с лёгким недовольством прокомментировала: - Акоссик байяба. Прауд. - Да нормальная у тебя пузенька… Ничё не прауд!
Послышался глухой топот и к нам присоединился Злодей — тощий двухметровый поляк, покрытый веснушками и татуировками. - Барин, где моя шляпа? А! У вас тут фотосессия, тогда ладно. Я не мешаю, не? Я повернулся к нему, закрывая Дину и скорчил на морде недовольство. - Злыдня, будь другом, съебись. Верну я тебе папаху, не бзди. И пива куплю в благодарность. - Говно вопрос, Бандос! С тебя сиська тёмного и хоть до ночи можете таскать. Он вытянул шею, через меня подмигнул Дине и свалил, размахивая своими мосластыми, покрытыми рыжей шерстью, ручищами, более похожими на пару штыковых лопат, чем на человеческие конечности. Он хороший мужик, вообще-то, в нашей компании редко встретишь человека неадекватного. Поэтому особых опасений по поводу брехни по деревне у меня и не возникало.
А Барин вдруг задал вопрос, заставивший меня изрядно напрячься: - Бандос, а чем мы Дину кормить будем?
*** - Бааринь, прауду дьюс, — Петю Дина звала на свой манер, но тот не обижался. — Сеня а Бандос дью Дина дальти. Дьюс а прауд, Бааринь. Она с аппетитом лопала пивные закуски и выпрошенный Барином у баб зелёный салат. От пива гостья отказалась, от самогона тоже, а вот минералку с пузырьками дула, как не в себя. Мы с Петром с умилением наблюдали за её трапезой, пропуская самогон и покусывая шашлык. От которого Дина тоже отказалась.
Чем хороши наши сборища, так это как раз отсутствием нездорового любопытства у окружающих. Человеку стороннему могло бы показаться, что в ситуации с Нюткой, скажем, мы с мужиками вели себя неправильно, но это совсем не так. Любой из нас без вопросов встанет за любого. Но! Только и исключительно по делу. И даже наши дамочки, вопреки своей бабской природе, никогда не полезут человеку под шкуру. Могут в междусобной трепотне помыть кому-нибудь мослы, но то такое, без сплетен и пустого наговора.
А уж про мужиков и речи нет. Даже вот, скажем, увижу я, как кто из наших чужую бабу пощупал — промолчу. Если то не моя баба, конечно. И другие промолчат. А вот если той пощупанной это не нравится, она сама своему мужику скажет. Или друга своего мужика попросит оградить её от таких вещей. Тогда да, за словом последует и дело.
Я это к тому, что к обеду нашу Дину уже и обрядили по-человечески, и обувь подогнали, и бабы даже бельишко нашли подходящее. Злодей велел ей носить папаху и не напрягаться, Нютка выдала футболку вместо платьишка… С пониманием отнеслись люди к проблемам нашей гостьи. И ни один объектив не был направлен в её сторону, ни одного снимка не сделано. А те, что успели сделать по незнанию — удалили, это тоже одно из неписанных правил: происходящее на фесте остаётся на фесте. Никому не нужно попалиться перед женой или мужем из-за чужих фото. Тот же Фокс, скажем, посещает все наши сборища втайне от молодой жены, а потому найти его фото на фесте — практически нереально.
Военные ещё дважды навестили лагерь с опросами и осмотрами, оба раза Динку прятали в деревянном домике на два посадочных места, М и Ж. Ближе к ночи наехали борзые, как охотничьи собаки, полицаи. Вели себя они крайне бестактно, а потому были вскорости избиты невесть кем почти все. Поперву ещё пытались стращать и искать преступников, посмевших поднять руку на представителей закона, но вскоре осознали неуместность подобных деяний, в чём немало поспособствовало то обстоятельство, что пара их сотрудников сначала исчезли, а чуть позже были найдены в лесу. В довольно-таки неприглядном виде и со спецсредствами, использованными весьма причудливым способом, против них самих.
submitted by srz2010 to SafeArea [link] [comments]

Заметки на полях - 4

Пиридупреждение! Экшена нет, бытовые зарисовки, подборка моих старых постов в вк. Длинно и неинтересно. Где написано "саундтрек", было прицеплено аудио.
--------
Про Грецию.
- Модная тема в отелях - шнур в ванной. Теоретически, если станет плохо, то шнур можно дёрнуть, и прискачет спасательная кавалерия с ресепшена. В паре отелей неподалёку от Спарты шнур в ванной высоко, метра полтора от пола. Правильно, это по-спартански! Умирай стоя!
- Как известно, один из лайфхаков в самолете - это заказывать кошерное питание. Красивая коробка, отдельные алюминиевые посудины под каждое блюдо. В этот раз ещё была зефирка. К коробке прилагается сертификат кошерности. Почитал внимательнее. Оказывается, есть разные уровни кошерности. А ещё у сертификата кошерности есть срок годности.
- Бусы делали даже в Микенах за 1000 лет до нашей эры. У женщин желание носить что-то на шее - это, видимо, генетическое.
- Неизвестный древнегреческий герой Полигон.
- Описание к зданию: "the base stones laid in the Lesbian polygonal technique" - "камни основания лежат в лесбийской полигональной технике". Богатое воображение - не всегда хорошо.
- Про длинные переезды на машине. No restroom for the wicked.
------
Мифы Древней Греции поучительны. Например, Борей похищает Орифию, когда она играет с подругой Фармакеей. Из этого следует, что беспечные игры с фармакеей часто плохо заканчиваются.
саундтрек Кино - Транквилизатор
------------
Про морские узлы.
Давным-давно читал я книгу про морские узлы и с удивлением обнаружил, что неправильно завязываю шнурки на ботинках. Впрочем, как и многие окружающие. Почти все вяжут два полу-узла в одну и ту же сторону. Это пример ненадёжности, его часто называется «бабий узел», потом люди удивляются, почему шнурки на ботинках часто развязываются. Хотя всё, что нужно – это завязать второй полуузел в другом направлении, тогда получается гораздо более крепкий «прямой узел». Завязал шнурки раз двадцать подряд, чтобы запомнить движение, потом так и продолжил. Шнурки стали развязываться в несколько раз реже. Запомнил ещё пару-тройку полезных узлов, посмотрел, какие вообще бывают, и успокоился.
А тут внезапно у пятилитровой бутылки для воды оторвалась ручка для переноски. Что же делать? Не вспомнить ли опыт древних греков, которые для переноски амфор применяли узел, который затягивается на горлышке, оставляя две петли, за которые можно нести? Названия разные: «амфорный узел, бутылочный узел, bottle knot, sling knot», по любому из этих названий можно легко найти инструкции по завязыванию. Конечно, я не помнил, как он завязывается, но знал, что такой есть, так что нашёл без проблем.
-------
Иногда мне звонят и говорят, что это соцопрос и интересуются, какой канал я смотрю по телевизору. Пару раз сказал, что не смотрю телевизор никогда, потом пару раз сбросил звонки, недавно вечером очередной звонок, беру трубку, старческим хриплым голосом говорю: "Аллё!" С той стороны как обычно: соцопрос, скажите, вы сейчас смотрите телевизор? Говорю: "Аллё! Здравствуй, дочка! Да! Да, бабка смотрит телевизор! Эту... Малышеву! Малышеву смотрит бабка!" А мне внезапно с той стороны: "Малышева идёт с утра" Хотели меня подловить? Не на того напали. Говорю: "По компуктеру смотрит! Нам внучек-то компуктер поставил, мы теперь всё по компуктеру смотрим". "А по второму телевизору кто-то что-то смотрит?" Только я собрался сказать, что смотрел сегодня по компуктеру немецкий фильм про сантехников, даже формулировка была готова: "У нас-то сантехник Петрович, он же ж алкоголик в пятом поколении, разве ж он так могёт? Да ни в жизнь! А вот буржуазный сантехник дал жару!" Потом вспомнил, что стою в институте посреди класса и вообще-то лекцию веду. У меня группы уже такие, что чем их удивишь, после нескольких лекций по 3D готовые экзорцисты-фрилансеры, но рядом за стенкой другая лекция, а слышимость отличная. Пришлось скомкать выступление.
саундтрек Doro - Terrorvision
-------
Про условные рефлексы.
В прошлые годы пытался поддерживать форму путём пробежек. И оказалось, что выработался условный рефлекс. На улице весна, тепло, поужинал, выпил испанского красного и вдруг впервые в этом году чувствую непреодолимое желание надеть кроссовки и пробежать пару-тройку км. "Условные рефлексы не закрепляются генетически!" - злобно шипел я в пространство, зашнуровывая кроссовки Asics на правильный прямой узел. "Когда я успел так нагрешить?" - это уже на исходе второго километра, помогая при беге руками. "Надо выявить индифферентный раздражитель и устранить его, но я не могу прекратить пить испанское красное" - это уже по привычке отжимаясь на брусьях после пробежки. Решил выбить клин клином и залез под холодный душ. Почувствовал, что контрастный душ включил условный рефлекс поднимания гантелей. Как теперь жить?
саундтрек Omega Lithium - Kinetik
-----------
Бессмысленное. Про жажду власти, манию величия и разработку компьютерных интерфейсов.
Раньше в редакторе Word был помощник - скрепка. И меня постоянно бесило, что при нажатии на крестик закрытия скрепка не пропадала сразу, а сначала моргала нарисованными глазами. То есть, пользователю давали понять, что скрепка пропадает, не повинуясь клику мышью, а по своему собственному желанию. Может закрыться, может и не закрыться. Поскольку теперь я дублирую посты в Фейсбук и Одноклассники, то приходится сталкиваться с другими интерфейсами. И, что меня всегда бесило в Одноклассниках, так это вопрос на выходе: "Как, уже уходите? Так быстро?" То есть, сайт показывает, что не только отслеживает время моего пребывания на сайте, но и даёт мне оценку. Диавольская предтеча Скайнета! Что ты такое, чтобы меня оценивать? Вот с таких вроде бы мелочей и и начинается восстание машин.
Что я хочу услышать от искусственого интеллекта при нажатии на кнопку "Выйти"? "Так точно! Jawohl! Aye-aye, sir! Готов выполнять бегом! Ожидаю подтверждения!" и кнопки "Выполнять бегом!" и "Отставить, ещё есть дело". Единственное, что я нахожу прикольным в Одноклассниках - это в поиске людей кнопка "Посмотреть всех", хочется громко спросить "А можно всех посмотреть?" Хотя это можно списать на моё идиотское чувство юмора.
саундтрек Theatre of Tragedy - City of Light
---------
Бессмысленное.
Когда начинаешь понимать, что действительно начал в чём-то разбираться? Тогда, когда становишься пессимистом. И начинаешь понимать замечательную фразу "Мастер своего дела редко бывает чарующим оптимистом". Новичок спрашивает: "Почему оно не работает?" Профи задумчиво смотрит на только что воскрешённый им труп и удивляется: "Почему оно работает?" Если подразумеваемый специалист радостно и бодро рапортует, что "Всё нормально, скоро заработает", - отношусь с подозрением, ничего не могу с собой поделать. Если же специалист, вытаскивая из огромной сумки шаманский бубен, осциллограф, счётчик Гейгера и кувалду, мрачно говорит: "Посмотрю, что можно сделать, возможно, просто место проклятое" - шансы есть.
саундтрек Пограничная зона - Зима за зимой
---------
Бессмысленное.
Смотрю на названия студенческих проектов. Похоже, люди не до конца осознают важность правильного названия, потому что имя накладывает отпечаток на весь замысел. Ну что такое - "Проект детского развлекательного центра"? Банально. А вот "ХлебозреЕлищный комплекс Половой Диморфизм" - это да. "Разработка учебного пособия "Введение во грех", "Туристический буклет города ПерфомаАнска", "Лодочная прокатная станция Харон", "Офисный центр Жилая Окраина", "Немецкий пивной ресторан Отряд Бранденбург", "Магазин фейерверков Р-36М". В названии половина идей проекта уже есть.
---------
Having a good trip. Записываю все мысли подряд, чтобы не забыть.

Словак в Польше: - Добры день. - День добры.
В Словакии "доброе утро" - "Добре рано". Новая версия старой поговорки: "Рано добрым не бывает".
В лифте на кнопке закрывания дверей нарисована натуральная буква Ж. Наверное, это на польском, "жежжай бштрее".
Вывеска "Polish cuisine" - полируй кузину. Гусары знают толк в извращениях.
Деревенский клаб сэндвич: кусок хлеба, сверху кусок масла, сверху ещё кусок хлеба, всё это насквозь проткнуто вилкой.
Решили купить какого-нибудь недорогого местного вина. Задумчиво: "Надо узнать, как на словацком будет "шмурдяк".
Памятка монарху. Для создания нужного демократического настроения здание парламента надо строить в пределах точного выстрела орудийной батареи от королевского дворца.
Идея фонтана: гераклоподобный античновыглядящий мужик поливает из душа сверху себе на голову, держа душ в руке.
В Венгрии деньги форинты, обозначаются Ft, курс примерно 300 форинтов за евро. Подумал, что если открыть в подвале антикафе (где можно есть и пить своё, а деньги берут за время), то брать там 6 форинтов в минуту, а назвать это всё "6 ft. underground".
Ссора в семье реперов. Баттл над посудой.
В кафе в меню два названия пива. "А в чём разница?" - "Это светлое, а этого нет".
Включили в отеле ТВ, там по российскому первому каналу какой-то адский музыкальный треш. Срочно перещелкиваем канал, со вздохом облегчения "да, лучше аль-джазиру посмотрим!"
Это страшное слово "уплОчено". Если в отеле есть бассейн и сауна, которые входят в стоимость номера, но перед этим уже прошёл по Будапешту 16 км, то всё равно надо в бассейн. Потому что уплОчено! И в сауну на верхнюю полку, там тепла больше, а за тепло, правильно, уплОчено! А потом опять в бассейн, потому что понятно что.
Понял, почему в архитектуре в классическом стиле такие маленькие декоративные балкончики. Потому что у древних греков и римлян не было лыж, иначе балконы были бы больше.
--------
Ещё порция разных идей, записанных, чтобы не забыть.
- Недавно фейсбук упорно рекомендовал мне вступить в группу "Слабоумие и отвага". Надо признать, умеют польстить.
- Идея. Крафтовое пиво "Прототип 26". Описание: "Это уже наша 26 попытка сварить идеальное пиво, и на этот раз мы практически уверены, что всё сделали правильно".
- Гуманитарная программа в ресторанах для пар: "Удовольствие в обмен на продовольствие".
- В аэропорту всегда нравилась табличка Baggage claim. Сразу хочется, размахивая двуручной секирой, запрыгнуть на ленту и заорать "I claim this baggage mine!"
- Immortal Combat.
- Девочки насмотрелись фильмов про хорошего полицейского и плохого полицейского и стали играть в хорошую девочку и плохую девочку.
- Про формообразование. Думаю, что здание тоталитарного правительства должно быть без всяких украшательств. И, чем тоталитарнее режим, тем квадратнее правительство. Идеальный вариант - куб со стороной метров двести. Цвет можно и белый. В дополнение про цвет. Камень на фасадах со временем темнеет. Кто видел красивое белое здание парламента в Будапеште в готическом стиле, - представьте такое же здание, только чёрное. Сам Дракула будет нервно пытаться закурить, ломая спички трясущимися пальцами. А белое симпатичное.
----------
Ни дня без открытий чудных. Сегодня узнал, что можно экологически чисто выпивать. На бутылке вина этикетка, что всё био, одобрено веганами и вообще полный органик фарминг. А на другой этикетке на этой же бутылке написано, что подходит к блюдам из домашней птицы и мяса. По-моему, это зрада.
Также фейсбук продолжает радовать. После рекомендаций вступить в группу "Слабоумие и отвага" начал предлагать группу "Шовинисты". Дальше явно должна быть группа "Заработать денег, купить лопату, выкопать нору, залезть в неё и шипеть на всех".
А ещё сегодня сидел в приёмной комиссии на собеседовании абитуриентов, там задавали суровые вопросы типа "Какие музеи в Москве вы знаете?" и "Какой ваш любимый дизайнер?", которые озадачивают половину студентов-дизайнеров даже на последнем курсе. Боролся с соблазном спросить: "Цель рождения?"
часть 1
часть 2
часть 3
часть 5
часть 6
часть 7
submitted by McWolf999 to Pikabu [link] [comments]

Все здравоохранение разрушено в России Ужас реальности Фашизм эвтаназия аппаратов ИВЛ не хватает «В городских стационарах происходит принудительная эвтаназия. Уже сейчас аппаратов ИВЛ не хватает и людей принудительно отключают, то есть умерщвляют»

В Петербурге врач-реаниматолог с 25-летним стажем на условиях анонимности дал интервью:
«В городских стационарах происходит принудительная эвтаназия. Уже сейчас аппаратов ИВЛ не хватает и людей принудительно отключают, то есть умерщвляют»
Фашизм в России Власти России продают аппарты ИВЛ в другие страны: например в США, Узбекистан.

"Людей принудительно отключают". Реаниматолог об адских условиях работы
11 апреля 2020
Татьяна Вольтская
Такие условия, как в московском институте им. Склифосовского, в Петербурге есть далеко не везде

По данным комитета по здравоохранению Петербурга, в больницах города не хватает 200 врачей-реаниматологов и 1600 аппаратов ИВЛ. Петербургский врач-реаниматолог с 25-летним стажем на условиях анонимности рассказал корреспонденту сайта Север.Реалии о работе отделений реанимации в российских больницах. По его словам, острая нехватка врачей и медицинской техники – это реалии обычного времени, даже без пандемии коронавируса, и уже сейчас там происходят вынужденные эвтаназии.

– Как вы оцениваете готовность и вашего госпиталя, и города в целом к эпидемии коронавируса?

Сейчас подозрительными надо считать любые симптомы ОРВИ и пневмонии, любое ОРЗ
– Койки освободили от плановых больных, это хорошо, но защитных средств нет и, судя по всему, не будет. Самые ответственные учреждения занимаются подготовкой суррогатных средств защиты. Врачам скорой, когда они едут к подозрительным больным, выдают средства защиты, а остальным нет. А подозрительным считается только случай пневмонии и контакта с человеком, приехавшим из-за границы, но ясно, что когда внутри страны заражения идут полным ходом, этот критерий уже не работает. Это просто бюрократическая отговорка, чтобы не выдавать средства защиты. Сейчас подозрительными надо считать любые симптомы ОРВИ и пневмонии, любое ОРЗ. И откуда человек знает, что кассир в магазине не выезжала две недели назад заграницу или не контактировала с приехавшим оттуда? Да, больницы готовятся к наплыву больных, но в них до сих пор нет зонирования, это я вижу по своему госпиталю. У нас специализированный центр, в том числе по легочным патологиям, так что и пациенты с коронавирусом до нас рано или поздно доберутся. Мало подготовить койку, надо еще развести потоки пациентов, чтобы все не перезаражались. Потому что если привезут человека с обычной пневмонией, а он подхватит еще COVID-19, то это практически верная смерть.

– Что изменилось в вашей работе в условиях пандемии?

Нас не учат самому главному – безопасности в госпиталях
– Нам ничего толком не говорят, но все время пугают, что если обнаружится коронавирус, мы вас всех запрем, никого выпускать не будем. С больницей Святого Георгия этот фокус уже провернули, теперь угрожают нам – так что сотрудники понесли на работу носки, трусы, зубные щетки. Где спать, непонятно, как организовать работу в новых условиях – тоже непонятно, нас никто этому не обучает. Единственное, что сделал Минздрав, это на сайте Непрерывного медицинского обучения выложил курс, очень поверхностный и с ошибками. В этот сайт вбухали миллионы, но он тут же лег на пять дней – такое качество. Но нас не учат самому главному – безопасности в госпиталях. Ведь большое поступление инфекционных больных требует перестройки всего госпиталя: там выделяется зона инфицированная, полуинфицированная и относительно свободная от инфекции. В каждой зоне работает свой персонал, не пересекающийся с другими, зоны пересечения разграничиваются, чтобы не произошло, как в Италии и как сейчас происходит у нас: врачи заразились, потом заразили пациентов – и пошло-поехало. Защитных костюмов у нас нет. Нам об этом не говорят, но это понятно. И не будет. То, что в Нью-Йорке доктора ходят в пакетах для мусора, это вполне логично. Но у нас непонятно, предпринимаются ли попытки изготовить суррогаты костюмов, тем более этот вирус не настолько заразен, как чума, и противочумный костюм не нужен, нужен просто физический барьер между персоналом и пациентом. Тут у нас полная неразбериха.

И в это время городские власти запрещают врачам работать по совместительству. Но ведь мы все работаем на полторы-две ставки, в разных учреждениях, чтобы заработать деньги. Иногда по двум трудовым книжкам, иначе никак. У меня их до недавнего времени было целых три. Значит, сейчас доход у многих врачей упадет и во многих стационарах пропадут сотрудники. То есть комитет по здравоохранению без всякой эпидемии устроил нам кадровый кризис. Якобы чтобы не разносить инфекцию – но это не значит, что врачей надо просто запереть в госпитале, а они, судя по всему, именно это планируют – уже прошла информация, что Росгвардия будет охранять стационары, где лечат пациентов с коронавирусом. Конечно, никто не сомневался – но все же была надежда, что нас вот так просто не запрут один на один с пациентами – и делайте, что хотите. И смотрите, как все запуганы, только в Покровской больнице осмелились сказать, что у них нет средств защиты. Но давайте скажем честно, что у нас отделения реанимации и в обычной обстановке систематически перегружены в два, три, четыре раза. А некоторые и в 10. Зайдите в любую крупную, тысячную больницу и посмотрите, сколько в реанимации пациентов и сколько персонала с ним работает, там разительное несовпадение с нормами. Люди реально работают за десятерых и получают одну зарплату. Это даже не та оптимизация, которую проводит правительство, это то, что происходит на местах: адские условия и нищета, и в течение 10 лет добились того, что доктора вынуждены так работать. Естественно, так работать невозможно. Положа руку на сердце, можно сказать, что в городских стационарах происходит принудительная эвтаназия. Уже сейчас аппаратов ИВЛ не всем хватает, уже сейчас людей принудительно отключают, то есть умерщвляют.

В городских стационарах происходит принудительная эвтаназия. Уже сейчас аппаратов ИВЛ не хватает и людей принудительно отключают, то есть умерщвляют
– А как же это оформляется?

– Это правильный вопрос. Главное орудие врача – перо. Оформляется это так, как будто пациент просто умер. Проведены все реанимационные мероприятия, они не помогли. А на самом деле его просто отключили от аппарата ИВЛ. И это постоянная практика. Я уже не говорю о том количестве ошибок, которые все время происходят: врач не может в реанимации работать за десятерых, это физически невозможно. Люди начинают спиваться, профессия деградировала. Так что страшилки про пьяных врачей и про то, что пациент проснулся во время наркоза, – это, увы, часто правда. Потому что в любой тысячной больнице, когда привозят экстренного больного, допустим, с перитонитом, анестезиолога-реаниматолога, скорее всего, рядом нет, наркоз дает медсестра. Она, конечно, опытная, но она медсестра, она не врач. А врач в это время бежит в реанимацию, потом в шоковый зал, куда ввозят маршрутку с переплетенными телами. Поэтому я стараюсь выбирать места работы, где бы я с такими ситуациями не сталкивался. И один из главных принципов – чтобы коллектив не пил. Вот в ведомственных больничках, таких как моя, или в институтах – там оазисы, там хоть что-то соблюдается, у нас, например, штат почти полностью укомплектован. Уровень врачей упал, набирают таких, чтобы платить по минимуму, и они будут сидеть тихо. А в больших больницах творится ужас безо всякой эпидемии коронавируса. Вот они сейчас схватились меры принимать – и у меня уже упала зарплата, потому что освобождают койки, запретили все плановые операции. Касса в больнице падает, взамен ничего не притекает – и вот, я получу голый оклад, а он у нас начинается с девяти тысяч. Ну, со стажем, категориями и кандидатской степенью доберется до 15, ну, еще что-то прибавят до 20. А то, что они кому-нибудь когда-нибудь добавят половину оклада – так это будет от 4,5 тысяч до 10. А сейчас наш доход упадет наполовину, а то и больше (Правительство обещает доплачивать врачам 80 тысяч рублей в месяц за работу с COVID-пациентами, младшему медперсоналу добавят 25 тысяч. – СР). О нашем положении практически никто не пишет! Помните, Нюта Федермессер орала – пустите родственников в реанимацию? Ребята, это безумие: любой родственник в реанимации требует дополнительного персонала, а его там нет. Если кто-то будет отрываться на родственников пациентов, значит, они оторвутся от пациентов – и кто-то умрет. Это голая арифметика для большинства наших стационаров. Ни Нюта Федермессер, никто этого не понимает. Того, что эти родственники выдирают из пациентов дренажи, зонды, начинаются кровотечения, разрываются кишки, что они кормят людей, которых нельзя кормить, котлетами, принесенными тайком, – за родственниками надо следить, люди находятся в реанимации не просто так, а потому что состояние у них критическое.

– А если бы реанимации были полностью укомплектованы, родственников стоило бы пускать?

– Обязательно, по усмотрению врача. Иногда тяжелый пациент требует ухода, банального поворота в кровати, чтобы не было пролежней. Этим никто не будет заниматься, да если медсестра весит 50 кг, а пациент 100, она его разве перевернет? Нет. А у нее таких может быть 10, 20. В таких случаях без родственников сложно. Если они адекватные, это хорошо, и эмоциональный контакт очень важен – ничто так не вызывает желания жить. Конечно, все это нужно – но у нас просто нет резервов на это в абсолютном большинстве больниц – там и так все с ног сбиваются или прикладываются к рюмке, глушат совесть оттого, что просто не успевают помочь всем. Все слышали о том принципе, которым руководствуются сейчас в Италии, о медицинской сортировке, когда осознанно отказывают в помощи самым тяжелым больным, обрекая их на смерть.

Медицинская сортировка применяется в условиях войны, у нас она идет уже с 90-х годов: мы вынуждены выбирать, кого мы в эти сутки будем спасать
Медицинская сортировка применяется в условиях войны, эпидемий и других катастроф, когда медицинская система не поспевает за количеством пациентов, нуждающихся в помощи. А у нас она идет уже с 90-х годов: мы вынуждены выбирать, кого мы в эти сутки будем спасать.

– Может, поэтому мы иногда слышим о смертях молодых и крепких людей от вроде бы не смертельных заболеваний?

– Да. Мой коллега ушел работать в большую больницу, его как хорошего реаниматолога взяли на отделение специализированных операций . Иногда, когда у него не было плановых операций, его привлекали на экстренные. И он долго смущался – вот аппарат ИВЛ, который должен работать равномерно, вдох-выдох, а не каким-то баяном, без сигналов тревоги. Потом стал замечать, что пациенты на этом аппарате как-то странно себя ведут – у них давление растет, сердечный ритм нарушается. Он открыл журнал экстренных операций, посмотрел – а там почему-то очень высокая смертность, неадекватная тяжести заболеваний. А все очень просто оказалось – на этом аппарате ИВЛ пациенты не дышали. И ни один врач этого не заметил. И неизвестно, сколько это продолжалось. На этот аппарат поступали больные с тем же аппендицитом. Полувдох-полувыдох – молодой еще выживет, а больной постарше и с сопутствующими заболеваниями – нет. То есть испорченный аппарат просто отправлял всех в Вальхаллу ("чертог мертвых" в германо-скандинавской мифологии. – СР). Руководство все это совершенно не интересует, пока это не станет угрозой для их дохода, их карьеры.

– А есть какой-то выход?

– Выход начала искать прокуратура. С одной стороны, охота на врачей – это безумие, ни следователи, ни прокуроры не понимают, в чем дело, я сам иногда прирабатываю экспертизой для всяких судебных дел и знаю, что даже судебные эксперты не понимают, что делается в реанимации. А там бумажки не соответствуют тому, что происходило, – от слова вообще. В российской медицине пропал контроль качества. Этим должна заниматься система ОМС, но они в медицине ничего не смыслят, они придираются к запятым в истории болезни, а выжил пациент или умер, их не волнует. Им важно к чему-то придраться и штрафануть, и, как правило, сумма штрафа заранее оговорена между руководством больницы и фондом ОМС. Они пилят деньги, пациент их не интересует – поэтому мы и не знаем, в какой страховой компании мы зарегистрированы, кто наш страховой агент. Агенты ДМС чуть больше заинтересованы в пациенте, но тоже не очень. А патологоанатомы в 90-х годах вымерли как инстанция, независимых больше нет. Все эти клинические комиссии – это суд над проституткой в советское время – вроде суд, а вроде театральное представление. Кого-то поругали – как правило, не того, никаких выводов не сделали. Недавно была в одной больничке страшная смерть молодой пациентки от аппендицита, там была неверная тактика, классическая ошибка клинического анестезиолога. У пациентки было ожирение, поэтому не смогли трубку в горло вставить, но ожирение – это еще не смертный приговор. И какой же был вывод? Не о том, что надо новый инструментарий осваивать и иметь на рабочем месте, а о том, что в истории болезни о нем не надо даже заикаться. Официальный вывод – хороните тихо. Никакого контроля качества нет, никакого профсоюзного движения нет – и все начинает разваливаться.

– Так что делать-то?

– Во-первых, надо все рубить с верхов, а во-вторых, надо, чтобы общество интересовалось состоянием больницы. А это никому не интересно. Люди сидят в сумасшедших очередях в приемном покое, умирают в них – и народ безмолвствует. Умер родственник – и что? Врачи очень боятся судов, потому что если кого-то и накажут, то просто найдут крайнего. А до этих сволочей в руководстве добраться очень сложно. Есть такая маленькая терапевтическая клиника у нас, там открыли отделение кардиохирургии и начали ставить стенты старикам, кому надо и не надо. Но установленный стент требует около года специальной терапии, а если ее нет, стент забьется и пациент умрет, риск больше, чем без операции. Лекарство дорогое, и государство его не покупает. Между стационарами за пациентов большая конкуренция. Они набрали больных из Псковской области, Вологодской, Новгородской, из Карелии. У этих людей пенсия шесть тысяч, а лекарство – три тысячи. Будут они его покупать? Нет. Пациента оперируют, он едет к себе в деревню и там умирает. А квота освоена. И это все делается совершенно осознанно, до сих пор работают. Более того, открытые операции делали, отправляя пациента на верную смерть. Институт Алмазова от пациента отказался, а мы его возьмем и прооперируем, правда, он быстро умрет, но мы меньше денег на лечение потратим.

– Но есть же все-таки профсоюзы – "Альянс врачей", "Действие"…

– А что они изменили? Да, мой знакомый из одной клиники был заместителем председателя профсоюза – так его уволили через Москву с формулировкой, что он социально опасен. Он пытался привести деятельность клиники в соответствие со стандартами современной медицины. А вообще у руководителей больших стационаров огромные деньги, и они всех покупают. А в случае конфликта с сотрудником – что, у сотрудника есть деньги на адвоката? Нет. К журналистам пойти – он спрашивает: "А вам приходилось отключать пациента от аппарата ИВЛ?" – "Да, приходилось". Но это убийство – и тебя посадят за твои же слова. А что делать, когда у тебя несколько тяжелых пациентов, а аппарат один? Или лекарство заканчивается? Или когда пациент очень тяжелый, он лежит 5, 10 дней? Да, вытащить его реально – но не в условиях российской медицины, когда фонд ОМС тебе платит на его лечение 14 рублей в день. То есть фактически его лечение начинает вычитаться из твоей зарплаты. Потому что у нас есть тарифы ОМС, и каждый человек имеет свою цену, и вот она заканчивается, и доплачивать никто не будет. И чем дольше лежат такие пациенты, тем больше их лечение удорожается – надо менять антибиотики на более современные, а они очень дорогие, все может вылиться в десятки тысяч долларов. Или внутривенное питание, которое тоже стоит сумасшедших денег, и ничего этого нет. От такого пациента уже все устали, вытянуть его нереально, поэтому решают его отключить.

– А кто решает?

– Дежурный врач или заведующий. То есть его можно вытащить – но нет ни сил, ни средств.

– Но еще несколько аппаратов ИВЛ на отделение могли бы улучшить ситуацию?

– Не совсем. Аппарат – это машина. Вот сейчас богатые купили себе аппараты ИВЛ – замечательно, а врача где ты найдешь, а лабораторию?

Если врач вместо шести пациентов обслуживает 26 и еще две операционные и шоковый зал, он не способен спасти всех
Аппарат не спасает, спасает врач, а если врач вместо шести пациентов обслуживает 26 и еще две операционные и шоковый зал, он не способен спасти всех. И происходит медицинская сортировка, выделяются пациенты, которых он может спасти, а у всех остальных пишутся истории болезни. К некоторым пациентам врач даже может не подойти – физически не успеть. В принципе, врачи-реаниматологи – вымирающая профессия. А тут пришел коронавирус – ну, извините, у нас уже давно все в кризисе. Можно, конечно, сейчас попытаться переделать всех анестезиологов в реаниматологи, но оборудования-то нет, оно из ниоткуда не возьмется. А главное, никто не хочет этим заниматься – все начальство сейчас сидит тихо: как бы чего не вышло, как бы их не сняли, не штрафанули. На планерке заведующие говорят: возможно, на этой неделе появятся тесты на коронавирус, но мы сотрудникам не будем их делать, потому что ведь обязательно найдем. Вот пусть все выживают как хотят, главное – отчитаться правильно.

– А если вы и еще несколько врачей все это скажут вслух – что с вами сделают?

– Конечно, уволят. Причем без права куда-нибудь устроиться, потому что у нас фактически государственная монополия, частные бизнесы очень слабенькие, бунтари никому не нужны.

За десятилетия унижений выращено рабское поколение врачей, которые спокойно переносят необходимость работать в условиях сумасшедших перегрузок
За десятилетия унижений было выращено рабское поколение врачей, которые спокойно переносят необходимость работать в условиях сумасшедших перегрузок. Да они еще остаются после работы и заполняют документы, и два часа сидят, и три часа, и пять. Это регулярная ситуация для городских больниц, и это время вообще никак не оплачивается. Поэтому все привыкли сидеть, молчать и бояться.

– А если возмутиться коллективно?

– Сначала пойдут на уступки, а потом все равно всех выдавят, эта практика известна. Да никогда и не выступит весь коллектив одновременно – забоятся. Я в свое время пытался создать подобие профсоюза в своей больнице, так на словах все согласны – да, как же мы плохо живем, а потом – ой, нет, могут быть неприятности.

– Вот вы говорите о таких маленьких зарплатах – а откуда же берутся отчеты о больших средних зарплатах врачей?

– За счет окладов главврача, его заместителей и бухгалтерии. Это такая иерархическая система, как во всем нашем государстве.

Они воруют в сумасшедшем количестве – на смертях
Они воруют в сумасшедшем количестве – на смертях.
У нас самые дорогие в мире томографы и аппараты ИВЛ, они продаются у нас дороже, чем в Европе, а почему? Откаты. Все премии распределяются по решению руководства. Внутренние коллективные премиальные договоры составляются не коллективами, коллектив подписывает листочек. А что в нем написано, никто не знает, потому что большая часть денег уходит начальству. И оно за эти деньги убить готово. Но проще уволить.

– Объясните такую вещь: в Петербурге несколько больниц перепрофилировали на коронавирус, и вот, одна за другой они закрываются на карантин из-за того, что там обнаружен коронавирус, – как это может быть?

– Потому что средств защиты нет, и там, очевидно, все перезаражались, логично их закрыть, продержать 14 дней и решить, что мы сделали все что могли – прервали инфекционную цепочку, и больница снова может работать. Но если внутри больницы пошло заражение, все должны тестироваться, а этого нет.

Если внутри больницы пошло заражение, все должны тестироваться, а этого нет
Не будем забывать и о той проблеме, что есть куча паленых тестов, их же где покупают? На государственных аукционах, а там что? Откаты. А некоторые еще и рады будут – тесты отрицательные, значит для отчета – у людей простая пневмония, а не коронавирусная. И еще потому что организаторы криворукие. Потому что руководители медицинских учреждений десятилетиями подбирались не по принципу организаторских способностей и клинического мышления, а потому что они редкие селекционированные сволочи, всех подсидели и выжили. Сейчас они просто в шоке от того, что происходит, я вижу по своему руководству, и единственная мысль – как бы не лишиться своего места.

Вот откуда у нас так много инфекционистов? Они прошли двухчасовой курс. Интересно, почему раньше этот сертификат выдавался после двух лет обучения в ординатуре? Обратите внимание, карантин в России был введен достаточно хорошо, и эпидемия сейчас нарастает довольно медленно. Но у нас было две недели, пока все это вводилось, – ну обучите нас, профильных реаниматологов, к чему нам готовиться, как надевать противочумный костюм, как делать его суррогаты, ничего это наши чиновники не делали. У нас есть общественная организация – Федерация анестезиологов и реаниматологов, она разослала всем эти памятки, перевела китайские рекомендации, как зонировать госпиталь, написала и про костюмы, и про маски, необязательно медицинские, но которые защищают лицо. Сейчас одна фирма обещала дать нашему отделению маски на безвозмездной основе. Костюмы тоже ищем, но это не настолько принципиально, как защитить дыхательные пути и глаза. В одной клинике в реанимационном отделении заведующий продвинутый, он пошел в магазин, когда только все началось, и на всю бригаду купил масок. А сейчас купить их уже невозможно. А противочумные костюмы сейчас скупает весь мир.

– А сшить их быстренько нельзя?

– Вот! Этим должно заниматься государство, а государство сидит и боится.

– Чего боится?

– Ответственности. Чего боится Путин, когда не объявляет чрезвычайное положение? Ответственности – он скидывает ее на губернаторов, губернаторы – на комитеты по здравоохранению, комитеты – на главврачей, главврачи – на заведующих. И все боятся, что окажутся крайними, поэтому все сидят и молчат, авось пронесет. Ну, комитет, правда, каждый день закидывает нас новыми приказами, вот совместительства отменили, замечательно – а где врачей-то возьмете? Их физически нет, вы их ликвидировали.

– И что делать?

– А ничего, поздно уже. Да, надо сделать суррогаты защитных костюмов, инвентаризацию аппаратов ИВЛ, обучить всех врачей тактике работы с пациентами. Правильно сделали, что освободили койки, хоть это и ударит по нашим зарплатам, зато у нас госпиталь полупустой, и к поступлению пациентов мы готовы. Но в некоторых госпиталях банально нет кислорода. А у нас он у каждой койки, так что это нас надо перепрофилировать под коронавирус. И установить официальный протокол отказа от медицинской помощи – а то ведь отключение от аппарата ИВЛ – это до сих пор убийство. И когда не будет хватать аппаратов ИВЛ, врачи окажутся под уголовной ответственностью. И когда все закончится, все будут сидеть и молчать, потому что каждого могут посадить на очень большой срок как массовых убийц.

Редакция Север.Реалии попросила прокомментировать этот рассказ бывшего главврача питерской Боткинской больницы Алексея Яковлева.

– Профессия реаниматолог – очень мужественная и достаточно редкая. Я сейчас работаю в большой частной клинике в Москве, перепрофилированной для лечения коронавируса, и нагрузка на них очень большая, – говорит Яковлев. – Несомненно, в масштабах страны возникнет проблема дополнительной подготовки таких специалистов. Но все-таки, пока я работал в больнице Боткина, мы оказывали помощь всем. Помню случаи, когда по нашей просьбе нам ночью привозили дополнительные дыхательные аппараты из других стационаров. Те ограничительные мероприятия, которые сейчас проводятся, – они как раз для того, чтобы не допустить медицинской сортировки. Если нет залпового поступления тяжелых больных, крупные реанимации справляются с нагрузкой, но если только количество больных зашкаливает, тогда складывается именно такая ситуация. Чтобы этого не было, карантины и введены практически во всех цивилизованных странах. Ни в одной стране мира нет такого количества специалистов, чтобы обеспечить всех. Проблемы есть, и не только с реаниматологами, а и с назначением адекватной терапии. Мы сейчас общались с людьми из Нью-Йорка, они пришли в больницу с классической клиникой – температурой, потерей вкусовых ощущений и обоняния, им прописали тетрациклин и велели сидеть дома, и все. Это говорит о том, что надо уделять больше внимания подготовке всех врачей – именно к таким экстремальным ситуациям. Наверное, в какой-то момент мы увлеклись высокотехнологичной помощью и забыли, что мы должны оказывать массовую помощь. Я писал в Италию в европейский центр по экстремальным ситуациям, там говорят, что необходим запас оборудования, который был бы все время в доступе и мог быть перемещен из страны в страну, – ведь оказалось, что его нет. Да, говорят, что мы сейчас начнем оборудование производить, только когда оно появится в клиниках – вот в чем вопрос.

– Беглов сказал Путину, что в Петербурге не хватает около 1600 аппаратов ИВЛ – а если они появятся, где взять врачей?

Тот абсурд, который творится в Петербурге, это совершенно отдельная история
– А вы посмотрите, что пишет главный санитарный врач Петербурга, там в комментариях говорят, что такое можно придумать только в болезненном состоянии. Врачам запрещают совмещать – но ведь есть масса сотрудников кафедр, где преподают реаниматологию, им теперь запрещено совмещать в больницах и оказывать помощь. Тот абсурд, который творится в Петербурге, это совершенно отдельная история. И второе – то, о чем я говорил еще в марте, и о чем сейчас написали главные врачи крупнейших московских клиник, – что все пациенты с внебольничной пневмонией должны рассматриваться как пациенты с коронавирусной инфекций и получать соответствующую терапию. А когда мы одних – корона плюс – возим в больницу Боткина, а все остальные пневмонии – в остальные больницы, вот и получили, что все крупные стационары оказались заражены, это прямая ошибка регионального Роспотребнадзора.

В петербургском Комитете по здравоохранению рассказ реаниматолога в целом комментировать отказались, сославшись на перегруженность. По словам пресс-секретаря комитета Ольги Рябининой, в городе не хватает около 200 реаниматологов.

По всей стране за сутки зафиксировано 1667 новых случаев заражения COVID-19, в Санкт-Петербурге 80 новых случаев. Всего в России инфицировано ️13 584 человека, выздоровели 1045 (+250), погибли 106 (+12).


https://www.severreal.org/amp/30543094.html
Пандемия коронавирус coronavirus SARS-CoV-2 COVID-19 Кризис Экономика Мировой Кризис Карантин Помощь Фашизм в России
submitted by DarkRedFist to True_Russia [link] [comments]

Как сделать трубочку. Как правильно набивать и раскуривать курительную трубку // Как курить трубку - Советы начинающим Как обкурить новую трубку? Советы новичку трубокуру Proper Joint of Electric Wire! Как курить трубку. Уход за трубкой. Для начинающих курильщиков трубки.

Как курить трубку. Курение с помощью трубки — это один из самых древних способов употребления табака. В наше время часто забывают, что курение трубки было прежде всего ритуалом, помогающим отдохнуть и расслабиться. О том, как забить трубку табаком и как правильно ее раскурить (курить). Рейтинг табаков: выбираем хороший трубочный табак. Плюсы и минусы курения трубки вместо сигареты, а также возможный вред. Как сделать трубку из яблока: Иногда, когда вы не дома, но возникло желание покурить, а трубки нет под рукой и не на что купить папиросной бумаги, вы можете мигом сделать трубку из яблока. Тот, кто знает, как правильно курить трубку, старается сохранить влажность смеси как можно дольше. Сухой табак прогорает моментально и даст мощный удар по горлу. Основные правила набивки Определившись с породой дерева, нужно также узнать, как правильно высушить подходящую заготовку. Нельзя срезать живую ветку или часть корня и сразу сделать из неё трубку.

[index] [3574040] [2350654] [545076] [3426718] [4830752] [40572] [1718911] [281168] [4145100] [4298137]

Как сделать трубочку.

Как курить трубку. Как ухаживать за трубкой. Как забивать трубку. Выбрать и купить курительную трубку, а так ... В этом видео подробно описано, как правильно согнуть трубу. Без её физических повреждений. Как штробить стены под электрическую проводку. Штробить стены не сложно. Как шпаклевать потолок своими ... Как правильно обкурить курительную трубку? Нужен ли нагар в трубке? Как не прожечь трубку? Как наслаждаться ... Как правильно набивать и раскуривать курительную трубку // Как курить трубку - Советы начинающим

#