Как сделать отчет SSRS "красивым" в excel? — Хабр Q&A

Счастье есть, но вам всё равно не понравится.



https://preview.redd.it/vz1nr9k3brm31.png?width=215&format=png&auto=webp&s=f01bec80fcf5613b5ec20e354118479dca24a6fc
Habits of a Happy Brain: Retrain Your Brain to Boost Your Serotonin, Dopamine, Oxytocin, & Endorphin Levels

https://preview.redd.it/57m2ecv4brm31.jpg?width=415&format=pjpg&auto=webp&s=d67e415468ece2ea5e4c7c8f47d0923fcdd420a5
Русскоязычное издание: Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Без вступлений: отличная книжка, которую могу только порекомендовать. Я понимаю, что изложенное в ней – довольно грубая схема, на деле все сложнее, но мне она кажется намного достоверней и яснее, чем объяснения более высокого порядка про мотивы, устремления и все такое – переходим к исходному коду психики буквально.
Схема. Главное – это схема.
Есть четыре нейромедиатора, который отвечают за чувство “хорошо” и делают они это по-разному:
Дофамин: радость от достижения поставленных целей и – маленькими порциями – поощрение за движение по направлению к выполнению задачи. То есть, история про вознаграждение;
Эндорфин: эйфория, маскирующая сильную боль, голод или усталость. Это чтобы в бою не чувствовать ран, бежать на втором дыхании, не цепенеть от голода;
Окситоцин: приятное чувство близости и безопасности от причастности к группе, семье, сообществу. Вопреки частому заблуждению это не “женский гормон”, у мужин его не меньше, иначе бы они не могли заботиться о других;
Серотонин: распирающее чувство гордости от того, что другие тебя уважают и признают. Это тоже про групповую динамику – но уже не то, что сплачивает стадо, а то, что выстраивает иерархию. Расхожий тезис “серотонин – гормон счастья” – заблуждение.
Все, другого счастья у нас нет. Есть еще адреналин, который тоже хорошая штука, но, поскольку адреналин не в мозгу выделяется, и является как раз гормоном, а не нейромедиатором, автор его не рассматривает. Зато кортизолу автор уделяет прорву внимания, потому что все четыре эволюционных механизма “хорошо” замечательно уравновешивает один механизм про “плохо”, основанный на выборосе кортизола. Четыре пряника и один большой тяжелый кнут.
Наш мозг нам достается от череды предков, которые выжили, и основной мыслительный процесс выживших – это постоянное сканирование окружающего пространства на предмет угроз. Угрозой может быть все: отсутствие еды, присутствие еды в комплекте с более сильными членами стаи, хищник, знаки изменения статуса в группе, долгий период покоя, что-то с детенышем, внимание или невнимание потенциального или не потенциального брачного партнера.
Просто некоторый период бездействия. На каждую угрозу – впрыск кортизола. Отдельная порция кортизола выдается в случае, когда что-то не получилось: промахнулся, не нашел, сломал, потерял. Кортизол – это и неприятное ощущение и вот это вот чувство “что-то надо немедленно сделать”.
На все, что по каким-то причинам засчитывается как полезное для выживания, выделяется в поддержку соответствующий “счастливый” нейромедиатор – но немного. Когда действие завершено, нейромедиатор немедленно поглощается и все, сиди снова с кортизолом – поэтому приятно идти в магазин за покупкой, а стоять с пакетом уже как-то не очень. И суть этого механизма даже не в том, чтобы сделать сознательное “приятно”, сознание – это такой поздний артефакт мозга, что эволюция на него и не ориентируется, а для того, чтобы закрепить нейронный контур, обеспечивший “правильное” действие.
В присутствии нейромедиаторов связи между нейронами формируются быстро и надежно А без присутствия – только путем долгих, долгих повторений одного и того же. Сравните мгновенность залипания на удачную игрушку в телефоне, которую хочется запускать снова и снова и сложность выработка навыка каждый день фиксировать расходы в домашней бухгалтерии. Потому что игрушка – это извращение древнего контура собирательства, вот этого “поставил задачу – выполнил задачу”, и за каждый уровень или там мелкую победу мозг выдает дофамина. Если там таблица рекордов есть, то еще и серотонина достанется.
Дофамин обеспечивает формирование цепочки нейронов, ответственной за выполнение алгоритма “скучно – достать телефон – включить игрушку”, когда контур сформирован для его активации нужно многократно меньше энергии (обыкновенной электрической энергии, на самом деле), чем для какого-то другого, от повторения контур усиливается. А заполнение граф в программе про бюджет делается с полным равнодушием, поэтому с первого раза нужная связь нейронов не формируется, и со второго, и с третьего, и каждый раз, чтобы запустить последовательность этих таких важных и ответственных действий нужно тратить много энергии.
Впрочем, теория обещает, что за полсотни регулярных активаций контура через силу, через сознательное вливание энергии нейроны сформируют устойчивые синаптические связи, и однажды запуск действия уже не будет требовать усилия.
С другой стороны, если найти способ сопровождать последовательность полезных действий выбросом нейромедиатора, то можно открыть метод мгновенного научения. К сожалению, это трудная задача, потому что мозг может спутать, что именно являлось тем самым поведением, которое привело к впрыску дофамина/эндорфина/окситоцина/серотонина и ненароком образовать прочную связь не тех нейронов. Скажем, если садиться писать статью и делать понюшку кокаина (который обеспечивает мощный выброс дофамина), то, скорее всего, закрепится поведение “раскатывать дорожку и нюхать”, а не “открывать файл и писать нетленную прозу”. Может нехорошо получиться.
Тем не менее, мы можем сознательно использовать особенности строения нашего мозга. Четыре перечисленных нейромедиатора есть у всех млекопитающих, а, скажем, серотонин или близкие аналоги так вообще даже и у амеб, но мы обладаем еще и мощной корой, которая позволяет нам действовать произвольно.
Если размышлять внутри предложенной схемы, то основа нашей свободы воли – это таинственная способность активизировать цепочки нейронов, которые не склеены еще накатанными синаптическими связями, и действуют, только если вкачивать в них много ценной энергии. Интересно, как это чисто физиологически происходит? В книжке не объясняют. Но мы все знаем, каково концентрироваться на новой, сложной и не имеющей немедленного вознаграждения задаче (или задаче, за которую никогда не будет награды).
Королевских путей здесь нет. Если “награждать” себя за каждую главку отчета булкой с изюмом, закрепится паттерн пожирания булок в случае ощущения скуки и затруднения. Плохо. Можно попробовать связать в своем воображении отчет с восторгом заказчика, прибылью или одобрением коллектива в надежде на немедленный кредитик серотонина, дофамина или окситоцина соответственно, но кредиты – даже в пределах нашей черепной коробки – страшное зло, потому что всегда с процентами.
Все, что можно делать для прорезания в мозгу “контура написания деловых бумажек” – это тонко, потихоньку нащупать сравнительно безопасный способ получать в процессе чуть-чуть незаемных нейромедиаторов. Незаемных – в смысле, не вызванных фантазиями о чем-то хорошем, что случится потом. У каждого в этом свой путь. Большая часть дел, которые мы делаем легко и хорошо, являются таковыми, потому что когда-то нашли для них прямую связь с равномерным тихим выделением вещества.
Случайно нашли. Я вот здорово и быстро пишу предложения, брифы и деловые письма, потому что в моем мире все это – сами по себе полезные вещи, а не предпосылки к чему-то хорошему потом. Кроме того, я умею такое писать, у меня в памяти много референсов, приемов и ходов, я печатаю быстрее, чем думаю – в итоге каждый написанный документ для меня это два часа дофаминовой поддержки, а не бессмысленная гадость, которую нужно как-то пережить. Или вот заметки в блоге – я их могу писать в неограниченном количестве, потому что в процессе дофамин, а потом – серотонин от писем благодарных читателей, комметариев и лайков. Ставьте больше лайков.
Интересен и обратный процесс деконструкции ненужных нейронных контуров. Автор книжки утверждает, что самые жирные и накатанные нейронные цепи еще и обрастают сверху слоем myelin – жироподобного вещества, которое изолирует цепь и обеспечивает супербыструю активацию контура с минимальным расходом энергии. Большая часть такого закладывается в детстве – человеческие дети рождаются с колоссальным количеством нейронов (часть потом умрет) и минимальным количеством связей между ними.
Но кое-что мы можем добавить в сознательной жизни. Частенько это бывает совсем не “контур подготовки гениальных коммерческих предложений” или хотя бы железная привычка убирать за собой со стола. Чтобы проложенный в мозгу автобан разрушился, нужно долго-долго не пропускать по нему энергию. Что трудно.
Это уже чистая притча про черного и белого волка, из которых побеждает тот, кого ты кормишь. Пару или тройку лет назад я нашла у себя такой деструктивный, но супернакатанный контур. Наверное, его при вскрытии было бы видно по толстому слою изоляции. Это была привычка к мысленному диалогу с разными людьми, и я так уже влипла, что диалог начинал включаться мгновенно, стоило мне сесть за руль или хотя бы слегка заскучать. Уставала после каждого раза, как собака. Вот правда – все эти мысленные бои выматывали меня хуже настоящих, а также портили реальные отношения, потому что человек и сам не знал, чего мне успел наговорить внутри моего сознания, но осадочек-то оставался. Похоже на сюжет из книжки The Shadow of the Torturer – кто читал, тот поймет.
Отключение контура внутреннего диалога с воображаемыми собеседниками заняло у меня много времени, но дело того стоит. Крайне советую заглянуть в себя, нет ли у вас такой истории, если есть – начинайте бороться. Это квест по достижению самоконтроля, балансирование на грани “не думать о белой обезьяне”, само по себе интересно, и настоящий экзорцизм в результате. Энергии прибавляется море, потому что внутренние диалоги – крайне расходное дело.
Понятно, что все мозги разные, несмотря на общий принцип. Человек вполне может впасть в порочный круг зависимости от проблем и страданий, потому что сильная боль, физическая или душевная – это эндорфины, и легко залипнуть на получение эндорфинов таким способом. Еще и еще раз убеждаться, что мир крайне плохо устроен и кругом подлецы тоже по-своему приятно, каждый раз, когда в поле зрения появляется доказательство правоты, мозг выдаст немного дофамина, плюс можно над кем-нибудь покуражиться и получить серотонин, или объединиться с единомышленниками – окситоцин.
Любители типологий могут найти у себя “ведущий” нейромедиатор. Поразмыслив, я поняла, что моменты самого острого и чистого счастья в моей жизни связаны с дофаминовыми приходами в моменты того, что я считала большими победами. Судя по некоторым другим вещам, окситоцинового поведения во мне – чуть поболее, чем в ящерице. Хорошее упражнение, можно кого у годно классифицировать: д ‘Артаньян – дофаминовый (любил квесты и результаты), Атос – эндорфиновый (любил страдать), Портос – окситоциновый (ценил дружбу и принадлежность к группе), Арамис – серотониновый (гордец и карьерист). Впрочем, Атоса и Арамиса можно поменять местами, потому что Атос был тоже гордецом, помешанном на идее ложной чести, а Арамис имел склонность красиво помучаться.
Вся эта история еще и заставляет пересмотреть мнение о счастье. В предложенной схеме это физиологическое состояние, вполне достижимое. Если обеспечить себе равномерное, умеренное поступление всех четырех нейромедиаторов, будешь вполне счастлив, не абстрактно, а конкретно, насколько возможно для обладателя мозга, созданного для жизни в мире смертельных опасностей и управляемого постоянными кортизоловыми пинками. Мне нравится эта идея, которая позволяет навсегда освободиться от погони за счастьем и спокойно заниматься своими делами.
Также можно почитать про аудиокурс о зависимостях , собственно, после него я заинтересовалась историей с дофаминовым циклом вознаграждения. Если читаете на английском, берите не сомневайтесь, она правда хорошая и доходчивая. На русском перевода еще нет, но я буду следить. У нас сейчас любят такое издавать.
Автор приводит отличную библиографию, из которой можно что-нибудь полезное почерпнуть для дальнейшего чтения:
A Primate’s Memoir: A Neuroscientist’s Unconventional Life Among the Baboons
Chimpanzee Politics: Power and Sex among Apes (когда книжка попадает в категорию учебников, она сразу становится очень дорогой)
I, Mammal: Why Your Brain Links Status and Happiness (поскольку книжка принадлежит Лоретте же, не думаю, что там обнаружатся принципиально новые тезисы)
Macachiavellian Intelligence: How Rhesus Macaques and Humans Have Conquered the World (книжки про нейро зациклены либо на крысах, либо на обезьянах)
Anatomy of an Epidemic: Magic Bullets, Psychiatric Drugs, and the Astonishing Rise of Mental Illness in America
How the Mind Works
The Blank Slate: The Modern Denial of Human Nature
Baboon Metaphysics: The Evolution of a Social Mind (еще обезьян)
The Emotional Brain: The Mysterious Underpinnings of Emotional Life
Animals in Translation: Using the Mysteries of Autism to Decode Animal Behavior (автор знает, о чем говорит)
The Territorial Imperative: A Personal Inquiry into the Animal Origins of Property and Nations (и еще обезьяны. Давайте уже к крысам)
Molecules of Emotion: The Science Behind Mind-Body Medicine (в этой книжке определенно могут быть крысы)
Cesar’s Way: The Natural, Everyday Guide to Understanding and Correcting Common Dog Problems (внезапно – собаки. Но автор обещает, что это не пособие для собаководов, а инсайт в тайны групповой динамики млекопитающих на премере хорошо изученных собак: как они выстраивают отношения в стае, из кого бы стая не состояла. Правда, я недавно прочитала на Quora, что история про собак, воспринимающих хозяйскую семью как стаю и пытающихся стать альфой, если другого альфы не находится – чушь собачья, но это тоже может быть просто мнение)
Nurtureshock: Why Everything We Thought About Children is Wrong (от макак, крыс и собак переходим к детям)
Status Anxiety (автор – философ, может хоть про игру статусов хоть на табуретках объяснять)
Sociobiology (древний, как динозавры, учебник сразу про всех животных – и крыс, и макак, и птичек. Стоит, как подержанная макака)
An Unchanged Mind: The Problem of Immaturity in Adolescence (от макак переходим к подросткам)
The Dragons of Eden: Speculations on the Evolution of Human Intelligence (и совсем универсально – о поведении разных форм звездной пыли)
http://www.prometa.pro/2016/04/%D1%81%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C%D0%B5-%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%BD%D0%BE-%D0%B2%D0%B0%D0%BC-%D0%B2%D1%81%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%BE-%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%BD%D1%80%D0%B0%D0%B2/
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]

Оценка перспективности темы

Главным критерием перспективности темы, на наш взгляд, должен быть общественный резонанс, который она в потенциале может вызвать. Привлечет ли публикация интерес общества к этой теме, как оно среагирует и среагирует ли вообще – вот вопросы, на которые журналист должен себе внятно ответить. Особенно это касается случаев, когда тема инициирована неким корпоративным кругом лиц. Часто бывает, что интерес к данной теме ограничен этим самым кругом, несмотря на заверения источника в огромной ее актуальности для всего прогрессивного человечества. К сожалению, четких критериев оценки перспективности темы не существует. Есть немало примеров, когда журналист и редактор имеют на этот счет противоположные точки зрения.
Что может служить индикатором резонансности события? Это и журналистский опыт, и умение чувствовать своего читателя, и способность улавливать настроения в обществе. Это, наконец, обостренное чувство социальной справедливости и собственная интуиция. Хрестоматийным примером неправильной оценки резонансности события может считаться история, когда одна из крупнейших американских телевизионных компаний «проворонила» начало первой чеченской войны. Редакторы просто посчитали, что этот мелкий конфликт будет утрясен за два-три дня, и незачем посылать на другой конец света съемочную группу.
Оценивая возможную реакцию общества, надо иметь в виду и то отношение, которое существует к объекту расследования. Требуется особая степень деликатности, когда речь идет о кумирах. Мы столкнулись с этой проблемой, когда готовили материалы о коррупции в руководстве Мариинского театра, когда делали серию публикаций о мэре Санкт-Петербурга Анатолии Собчаке, когда писали об обстоятельствах убийства Галины Старовойтовой. Общество неохотно расстается со стереотипами и порой просто не хочет знать правду. Никаких определенных критериев здесь не существует, помимо ваших личных этических норм и правил. История журналистики хранит в своих анналах имена людей, которые подходили к этим вопросам с позиции высокой нравственности, и она же знает «невзоровщину», когда во имя истины к вам в спальную комнату могла ворваться ночью съемочная группа.
При оценке резонансности темы нужно учитывать и степень ее изученности наукой, обществом, прессой. В свое время, когда мы только начинали описывать криминальный мир Петербурга, журналисты нашего агентства столкнулись с негативной реакцией редактора: мол, кого могут заинтересовать мутные потоки сознания уголовников? Но вскоре стало ясно, что руководство неверно оценило перспективность темы: вокруг этой проблемы существовал полный информационный вакуум, и первые же публикации на эту тему вызвали прямо-таки взрывную реакцию в обществе. Однако такая ситуация была типична для 90-х годов. Сегодня, когда запретных тем не существует, а общество перегружено негативной информацией, когда размыты границы нравственности, можно напороться на равнодушие, даже работая с такими, казалось бы, заведомо резонансными темами, как лопнувшие «пирамиды» или злоупотребления чиновников.
Придя к выводу, что критерии оценки резонансности темы во многом субъективны, позволим себе дать несколько советов.
· Оцените информацию, которая уже была опубликована на эту и подобную ей темы. Много ли ваших предшественников ходило схожими тропами?
· Если вы беретесь за тему, на которую многие уже писали, ответьте себе на вопрос: сможете ли вы сказать что-то новое читателям?
· Имейте в виду, что читателей, прежде всего, интересуют обстоятельства, которые могут коснуться их лично или близких им людей.
· Обыватель любит истории из тайной жизни сильных мира сего.
Если вы пришли к выводу о недостаточном интересе общества к теме уже в процессе расследования, не отчаивайтесь и доводите работу до конца. Кое-что можно исправить на этапе написания материала. Опытный журналист даже самые скучные факты может красиво «упаковать». Впрочем, о способах подачи журналистского расследования мы поговорим чуть позже, а пока надо сделать следующий шаг к принятию главного решения.
После того, как вы оценили уровень резонансности темы, следует задаться вопросом о сроках реализации и возможности выполнения вашего начинания. Приступая к работе, надо отдавать себе отчет, каким арсеналом средств поиска информации вы располагаете, как долго позволите себе заниматься этой проблемой, будет ли читателю интересно расследование на выбранную вами тему. Допустим, вы чувствуете, что тема представляет общественный интерес, но при этом осознаете, что ее раскрытию нужно посвятить полгода работы в архиве и столько же времени уделить поиску свидетелей. Пойдет ли ваша редакция на то, чтобы платить вам зарплату весь этот срок? Вряд ли. Но быть может, вы достаточно обеспеченный человек, чтобы позволить себе год не работать? Если вновь ответ отрицательный, лучше поискать другую тему для расследования.
Помимо сроков, необходимо оценить и степень выполнимости поставленной задачи. Допустим, возникли слухи, что в вашем районе действует банда с Бермудских островов. Она появляется здесь ровно на три недели, совершает кошмарные злодеяния и исчезает в своем Бермудском треугольнике. Все это необыкновенно интересно читателям, но кто же даст вам средства на столь дальнюю командировку! Так в свое время зашло в тупик следствие по делу об убийстве в Санкт-Петербурге певца Игоря Талькова, поскольку основной подозреваемый, Валерий Шляфман, успел уехать в Израиль, а денег у прокуратуры Петербурга на командировку в эту страну не было. Нам самим не удалось довести до конца расследование по розыску зарубежной недвижимости некоторых петербургских чиновников, поскольку, по имеющимся данным, большая ее часть расположена в укромных уголках Франции и Испании.
Еще один фактор, который необходимо учитывать наравне с двумя предыдущими, – трудозатраты. В начале 90-х нынешний директор Агентства журналистских расследований Андрей Константинов, а в ту пору специальный корреспондент газеты «Смена», готовил материал о расходовании средств знаменитых в свое время телемарафонов, которые вела Тамара Максимова. В «Смену» поступила информация, что далеко не все средства, собранные в ходе акций, используются по назначению. Когда корреспондент пришел к главному организатору действа, одному из руководителей Петербургского фонда культуры, и попросил показать документы, тот широко улыбнулся, открыл дверь в соседнее помещение и сказал: «Давай, проверяй. Здесь все, что регистрировалось по марафону». Перед журналистом предстал огромный зал, заваленный бумагами. Пять ревизоров не смогли бы обработать всю эту документацию и за год. Впрочем, расследование все же удалось довести до конца – журналист решил ограничиться выяснением судьбы некоторых дорогих подарков, которые вручались представителям благотворительных фондов непосредственно перед телекамерами, и обнаружил, что следы этих подарков теряются в неизвестности.
В Агентстве журналистских расследований вопрос оценки перспективности проведения каждого конкретного журналистского расследования имеет еще одну сторону: целесообразность с точки зрения корпоративной продуктивности. В отделе расследований АЖУР работа над темами осуществляется бригадным методом, а потому, при принятии решения о начале всякого нового журналистского расследования, начальник этого отдела задает себе один и тот же вопрос: не получится ли, что большинство его подчиненных вынуждено будет заниматься только этой новой темой в ущерб остальным? Вопрос вполне обоснованный, если учесть, что у отдела постоянно в работе не менее шести-семи тем. Конечно же, в подавляющем большинстве случаев положительный ответ на вышеприведенный вопрос автоматически отвергает такую трудоемкую работу.
Еще один фактор, требующий предварительной оценки, – степень риска. Практически любое серьезное расследование несет в себе определенную долю риска, поскольку всегда найдутся люди, которые дорого бы отдали, чтобы сохранить в тайне ту или иную историю. Поэтому, оценивая степень риска, сразу же прикидывайте, насколько возможно его избежать. В каких-то случаях это сделать нетрудно: если вам, предположим, надо посетить притон наркоманов или бомжей, где всегда существует опасность натолкнуться на агрессивную реакцию с их стороны, прихватите с собой подготовленного к этому – морально и физически – приятеля, а еще лучше – договоритесь с участковым этого района. Степень риска – не только опасность физического воздействия. Одно из наших расследований касалось рынка распространения печатной продукции. Приступая к работе над этой темой, нам пришлось задуматься о том, какие последствия может иметь предстоящая публикация для нашего издания, также зависимого от этого рынка.
Непредсказуема реакция на публикацию и со стороны фанатичных поклонников человека, о котором вы написали. Особенно если речь идет о религиозных деятелях той или иной секты. Сектанты зачастую резко реагируют на интерес журналиста к их духовным лидерам и могут навредить ему в процессе расследования. С особой осторожностью должен действовать журналист при попытках внедриться в криминальную среду. Прямолинейный подход, незнание уклада жизни этих людей, маскарад, почерпнутый из детективных романов – все это может привести к весьма печальным последствиям.
Ситуации, как вы понимаете, возможны самые разные, но далеко не перед всеми надо пасовать. Вспомним знаменитую работу шведских журналистов, которые разоблачили деятельность разведывательной организация Ай-би (IB) – информационного бюро, занимавшегося не только шпионажем за границей, но и слежкой за общественными организациями и партиями внутри страны. За обнародование государственной тайны журналисты вместе со своим источником угодили в тюрьму, но никто из них ни на секунду не пожалел, что довел эту работу до конца.
Как правильно оценить степень риска, как выбрать оптимальные средства защиты, – об этом мы подробно расскажем в разделе, посвященном технике безопасности при проведении журналистского расследования. А пока от оценки перспективности темы перейдем к следующему этапу.
Предварительная оценка круга потенциальных источников информации
Не забывайте, что вполне достоверный с виду документ, оказавшийся в редакции, может оказаться подделкой, слух так и остаться слухом, а «визит инициатора» обернуться душеспасительной беседой с психически нездоровым человеком.
Увы, подтвердить первоначальную информацию удается далеко не всегда. Например, вам сообщают о неком секретном приложении к официально обнародованным документам, касающимся общественно значимой проблемы. Очевидно, подтвердить эти сведения можно, лишь имея на руках сами секретные бумаги, доступные только очень ограниченному кругу высокопоставленных чиновников. Очевидно и то, что обладателям этой информации нет резона передавать материалы журналистам. Скорее всего, вам не удастся довести такое расследование до конца. В данном случае мы рекомендуем отложить тему до лучших времен. И всегда помните, что даже самая интересная и правдоподобная информация, попавшая к вам, ничего не стоит, если ее не смогут подтвердить по крайне мере еще два независимых источника, а еще лучше – найдите ей документальное подтверждение.
Поэтому вслед за оценкой перспективности темы мы должны поставить перед собой вопросы, на которые хотим получить ответы в результате нашего расследования, и наметить возможные источники информации. Если эта тема является новой для вас, то, скорее всего, вам придется расширить круг своих источников. Соответственно, следует понять, кто и что может относиться к их числу, и разработать схемы их получения. Попытайтесь ответить и на вопрос, сможете ли вы найти документальную базу для выбранной темы. В связи с этим очень полезно заранее позаботиться о появлении самого труднодобываемого источника информации, называемого «фигурой легализации». Ведь это – один из немногих доступных журналистам способов самостоятельно сформировать доказательную базу для своего расследования.
Источники, с которыми приходится иметь дело любому журналисту, а журналисту-расследователю в особенности, можно разделить на несколько категорий[1], например:
1)одушевленные и неодушевленные;
2)открытые, частично открытые и закрытые (конфиденциальные);
3)официальные и неофициальные;
4)разовые и постоянные.
Если все вышеописанные этапы успешно пройдены, можно принимать решение о начале расследования. Принять решение – это, прежде всего, определить, какими силами вы будете вести поиск, и сколько времени на это потребуется, а также выработать меры безопасности. Но вот все позади. Вы определились с выбором темы, правильно оценив ее перспективность, ваши возможности ее реализации, определили приблизительный список потенциальных источников информации и составили грамотный план необходимых для производства данного расследования мероприятий. Теперь можно приступить собственно к журналистскому расследованию.
submitted by olukawy to DonOperInfo [link] [comments]

Как сделать красивую pdf книгу в Ворде Arizona RP: Как заливать отчёт на форум? Как сделать красиво и быстро доклад? Как красиво оформить свой отчёт на форуме адванс рп+ как сделать анимируванную шапку Отчет на форум Arizona RP

Чтобы отчет было приятно читать, нужно представить информацию четко и красиво ее оформить. При этом не важно, что это за отчет — годовой отчет компании, отчет о продажах, бюджете, затратах ... Вам знакома ситуация: делал-делал отчет и почти влюбился в него. А директор не доволен. Переделываешь-переделываешь, а все равно "не то". Разберем на примере : как сделать правильный отчет руководителю с первого раза Доброго Времени суток! Есть отчет, который при выгрузке выглядит адекватно, и хорошо, но при экспорте в эксель появляется куча ненужных столбцов, зачастую пустых, текст, который должен быть в одном находится в двух, и ... Как своими руками сделать кухню не просто удобной и эргономичной, но уютной и комфортной. Мастер-класс по сборке кухни своими руками. Плохой отчет может стоить вам карьеры.Сергей Бурых рассказывает, как залезть в голову босса, и делится готовым шаблоном для успешного отчета.

[index] [2533466] [755582] [239425] [1271383] [2801010] [1453399] [2941376] [3210798] [1365101] [2955395]

Как сделать красивую pdf книгу в Ворде

Как залить отчет на форум, ПОВЫШЕНИЕ НА 3-7 ранги (Absolute rp Абсолют рп ) - Duration: 6:01. Ярый 45,334 views 6:01 Как красиво оформить свой отчёт на форуме адванс рп+ как сделать анимируванную шапку - Duration: 7:36. Maksim Moren 12,765 ... Как залить отчет на форум, ПОВЫШЕНИЕ НА 3-7 ранги (Absolute rp Абсолют рп ) ... Как Сделать Отчёт на Повышение на Arizona RP! Хэй, сегодня я покажу как быстро и красиво оформить доклад к любому предмету и положить за него хорошую ... I Made $246,397,197,269 by Deleting the Internet - Startup Company gameplay - Let's Game It Out - Duration: 19:56. Let's Game It Out Recommended for you

#