Как научиться делать олли на скейте — RollerBord

Почему НАСА раздражает гигантская ракета Маска?

Почему НАСА раздражает гигантская ракета Маска?

Starship MK1 собирался на заводе SpaceX в Техасе. (Изображение: © SpaceX)
SpaceX никогда не доставляла человека в космос на своем Crew Dragon, есвоем первом космическом корабле с экипажем. Но компания уже демонстрирует своего гораздо более крупного и блестящего двоюродного брата: Starship , построенный в Бока-Чика, прибрежной деревне на юго-восточной оконечности Техаса, в рамках плана по перевозке гигантских экипажей в дальний космос. И администратор НАСА весьма жестко выразился по этому поводу.
Это потому, что, хотя Crew Dragon все еще находится в разработке, он уже значительно отстает от графика. Заключив контракт с НАСА в 2014 году, SpaceX первоначально заявлял, что поставит корабль, на котором астронавты смогут прилететь к 2017 году. Но этого пока не произошло. По состоянию на март, SpaceX выполнил одну миссию без экипажа на Международной космической станции с помощью Crew Dragon. Он планировал запустить миссию с экипажем позже в ноябре 2019 года. Но когда корабль Crew Dragon взорвался во время испытаний двигателя в апреле, SpaceX и NASA отложили запланированную первую миссию с экипажем.
30 сентября Илон Маск, генеральный директор SpaceX, сказал CNN, что Crew Dragon будет готов вывести астронавтов в космос через три-четыре месяца . Но администратор НАСА Джим Бриденстайн сказал CNN, что он не убежден, и из-за задержек со стороны SpaceX и Boeing (который работает над аналогично кораблем конкурентом под названием Starliner) он ожидает, что НАСА купит больше мест в российских капсулах.
Публичный спор последовал за инцидентом, когда Бриденстайн написал критический твит о столь раскрученной масс-медиа презентации законченного прототипа Starship.
«Я с нетерпением жду анонса SpaceX. Между тем, Commercial Crew отстает от графика на несколько лет. NASA ожидает увидеть тот же уровень энтузиазма, сосредоточенный на инвестициях американского налогоплательщика. Пришло время сделать это», - сказал он, обращаясь к Программе коммерческого экипажа, финансируемой НАСА, в задачи которой входит совместное государственно-частное партнерство в области космических перевозок с экипажем.
Так почему же SpaceX строит два корабля, и почему компания находится в открытом конфликте с администрацией НАСА?
«Space Dragon» - это ответ SpaceX на проблему, возникшую после того, как НАСА закрыло программу космического шаттла с его последним полетом в июле 2011 года. В то время у космического агентства не было другого космического корабля, способного перевозить людей и доставлять их в низкую земную орбиту, где находится Международная космическая станция. С тех пор НАСА полагалось на российские Союзы для доставки экипажей на МКС.
Starship - это нечто совершенно другое: транспортное средство, которое, если оно будет работать как задумано, могло бы служить заявленной цели Маск о постоянном поселении на Марсе. Он не был создан для выполнения каких-либо целей или контрактов НАСА, не будет запускаться с объектов НАСА (по крайней мере, на первых порах) и, по-видимому, в значительной степени финансировался японским миллиардером, стремящимся полететь на Луну.
При президенте Бараке Обаме НАСА обеспечило будущее американских операций на низкой околоземной орбите для программы «Коммерческий экипаж», которая заключает контракты с частными компаниями на создание космического корабля, способного перевозить как людей, так и грузы с низкой околоземной орбиты, а также перевозить людей на более отдаленные миссии на луну и дальше. НАСА, по сути, наняло SpaceX и Boeing для выполнения функций такси под его контролем, согласно теории, согласно которой частные компании могли бы работать более эффективно, чем бюрократическое космическое агентство. Тем временем НАСА создало собственную инженерную мощь для другого проекта: системы космического запуска (SLS) гигантская, тяжелая ракета, разработанная в НАСА, которая должна сформировать основу миссий с экипажем за пределами низкой околоземной орбиты: лунная база, полеты на Марс и, возможно, визиты на астероиды.
Бриденстайн, назначенный при президенте Дональде Трампе, продолжил поддерживать оба этих проекта. НАСА хочет, чтобы программа уже начала работать, и, как заявил в марте 2019 года вице-президент Майк Пенс, он хочет вернуться на Луну и высадить первую женщину на лунной поверхности к 2024 году (то есть, к концу президентства Трампа, если он выиграет второй срок). Согласно новому видению НАСА, эта миссия 2024 года станет первым шагом на пути создания постоянной станции на лунной орбите и, в конечном итоге, базы на южном полюсе Луны.
Но краткосрочные перспективы SLS могут быть не такими оптимистичными. В октябре 2018 года Управление генерального инспектора НАСА сообщило, что SLS превышает бюджет и отстает от графика. В марте Бриденстайн заявил, что, если система не справится с поставленной задачей вовремя, НАСА может полагаться на коммерческие ракеты для лунной миссии, сообщает Spaceflight Now .
Но это было до того, как взорвалась капсула Crew Dragon, отодвинув и планы коммерческой программы экипажа. Как сообщают SpaceNews , также были опасения по поводу безопасности парашютов Crew Dragon.
Так зачем строить блестящий Starship (предназначенный для путешествий за пределы низкой околоземной орбиты), когда Crew Dragon все еще совершенствуется?
Теоретически, Crew Dragon должен быть таким же дешевым и эффективным, как и обещал. Космический корабль многоразового использования, и он может переправлять до семи пассажиров на орбиту на борту многоразовых ракет Falcon 9 - что указывает на стоимость каждого сиденья, намного меньшую, чем 85 миллионов долларов, которые НАСА тратит на каждого человека, доставленного в космос на арендованном месте на борту тесного российского корабля.
В течение многих лет Маск говорил о Starship в своих выступлениях - видение SpaceX транспортного средства для достижения более или менее того, чего НАСА хотело достичь с помощью SLS, но в еще более грандиозном масштабе. А в пятницу вечером (28 сентября) он продемонстрировал прототип МК-1 на поле, где он был собран в Южном Техасе.
Гигантский многоразовый корабль из нержавеющей стали с шириной 30 футов (9 метров) и высотой 160 футов (50 м) еще до установки на своей ракете-носителю представляет собой идею о том, как совершать дальние полеты в колсмос, не имеющие аналогов в мире. человеческая пьеса. (После установки на еще не построенную многоразовую сверхтяжелую ракету высота составит 115 м.)
SpaceX сообщает, что Starship в своем окончательном виде сможет доставить не менее 100 тонн (90 метрических тонн) груза на низкую околоземную орбиту. И, возможно, перевозя меньшие грузы, он сможет приземлиться на Луну и вернуться на Землю. Компания также предположила, что в один прекрасный день Starship будет перевозить до 100 человек. Ракеты "Сатурн V" эпохи Аполлона могли поднимать сравнимые массы, но те корабли были сравнительно крошечными и никогда не перевозили более трех человек одновременно в космос. Предполагается, что запланированная капсула Ориона, которая по-прежнему является основным экипажем для первого этапа запланированных миссий SLS, будет иметь максимальную вместимость экипажа шесть человек. Русский Союз максимально три человека.
Если бы «Crew Dragon» не отставал бы от графика и предлагал НАСА путь в космос без дорогой, смущающей российской помощи, Бриденстайн мог бы быть счастливее, если бы Маск стоял в поле перед своим гигантским, блестящим новым ракетным кораблем, сообщая миру, что он совершит миль (19 километров) пробный прыжок через месяц или два и выход на орбиту в течение шести месяцев, Он относительно дешевый, достаточно большой для дальних полетов и построен инженерами, способными обойти консервативную, пугающую культуру НАСА - в отличие от SLS. Но Starship сейчас явно не в тему, у него еще нет ракеты-носителя - необходимого для доставки его в космос - не говоря уже о системах жизнеобеспечения, оборудовании, необходимом для поддержания жизни людей на корабле.
Впрочем Бриденстайн написал в 3 октября, что он поговорил с Маском по телефону, и Илон сказал, что SpaceX по-прежнему сосредоточена на Crew Dragon, по его оценкам, Starship занимает всего 5% ресурсов компании.
Источник
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]

Гномики с Марса (рассказ)

  1. ВСТРЕЧА
Тогда - в тот вечер, я как обычно прогуливался по лесу. Жёлтые листья хрустели под ногами, стоял прохладный влажный воздух. Вот уже неделю я находился вне города и наслаждался осенней природой.
Впоследствии я часто скучал по всему этому.
Углубляясь в лес, я вышел на открытую поляну и тут же замер на месте: над травой повис бутылкообразный предмет.
Кажется, в тот момент я даже забыл как дышать, сразу освежились в голове байки местных старожил про летающие поленья в небе, светящиеся шары, домовых и подобных им. Понятное дело, в те байки я не особо верил. А кто бы поверил, услышь их? Вот то-то и оно...
Объект, тем временем, с мерным реактивным шумом стал аккуратно снижаться и сел на поляну. У корабля (а то, что это корабль я уже не сомневался) открылся трап и по нему на землю сошли... гномики! С красными колпачками, в плотных, песочного цвета, комбинезонах. Держа наготове тарелкообразные предметы (без сомнения - бластеры) они расходились по поляне. Пока я, ошарашенный, за всем этим наблюдал, меня заметили.
Гномики тут же всполошились и взяли меня под прицел.
Надо бежать - сразу пришло в голову.
Но стоило мне только развернуться, как дерево впереди, с гудящим звуком, прошил зелёный луч. Моментально оно воспламенилось и на глазах обуглилось. Мне ясно давали понять, что лишних движений делать не следует.
Я медленно поднял руки и ждал, неподвижный, как памятник. Во всём теле чувствовалось напряжение, словно после удара током.
Может всё же фильм снимают?
Тогда почему нигде нет камер? Да и вряд ли у киношников есть настоящие космические корабли и бластеры. Вооружённые тоже на детей-актёров не очень-то смахивают.
Меня тем временем окружили.
- На корабль его! - приказал один, который от других отличался лишь синим колпачком. Похоже кто-то рангом повыше.
Следуя приказу, меня повели в сторону корабля.
Я не сопротивлялся - в памяти до сих пор стоял обугленный ствол.
Вблизи корабль и правда напоминал бутылку обтекаемой формы, корпус сверкал тёмно-синим светом.
Меня попытались провести внутрь, но возникла трудность: тот явно не создавался под размеры людей. Тогда гном с синим колпаком, приказав меня сторожить, вбежал на борт
Теперь я не сомневался - это не съёмки.
Это первый контакт!
Хотя первый ли? Я не знал. Однако будоражило от этого не меньше. В голове, словно в блендере, перемалывалось множество мыслей, в основном - плохих: как-то недобро они начали.
Через пять минут вышел гном в синем колпачке, а сразу за ним другой - с колпаком в красно-синюю полоску, резкими чертами лица и в плотной синей мантии. При его появлении остальные гномы выпрямились по струнке и отдали честь свободной рукой, оружия, однако, не отпустили.
У новоприбывшего был твёрдый взгляд.
- Он значит? - спросил он у синего колпака.
- Так точно, господин адмирал! - доложил тот. Только теперь я заметил в руке нового небольшую коробочку с тарелкообразной антенной.
Он усмехнулся, навёл её на меня, затем опустил палец на красную кнопку. Потом была темнота.
Очнувшись, я ощущал слабость и тошноту. Открыл глаза - всё вокруг кружилось словно в центрифуге. Еле как, аккуратно, поднялся...
Теперь всё вокруг было другим. Корабль сильно подрос, как и гномы. Деревья возле поляны вообще превратились в исполины: они напоминали секвойи. Я взглянул в полированную обшивку корабля и сразу же непроизвольно вскрикнул. Мне стало всё ясно: это не окружающее изменилось, а я сам.
Я стал гномом!
У меня голова пошла кругом. Мало того, что встретил внеземную жизнь в виде гномов, так ещё и сам им стал!
Ноги сразу подкосились, но упасть мне не дали. Несколько солдат тут же меня подхватили и втащили на борт. По узким коридорам, меня привели в тесноватое помещение с кроватью, где и оставили одного. Дверь закрыли. Попытка думать логически результата не принесла - мозг просто оказывался воспринимать происходящее.
В какой-то момент корабль тряхнуло и всё заполнил уже знакомый реактивный гул. Я подбежал к иллюминатору. Корабль стремительно набирал высоту, совсем скоро вместо поляны виднелся уже небольшой зелёно-голубой шарик.
И он очень быстро удалялся.
Зачем всё это нужно я абсолютно не понимал.

  1. ПОЛЁТ НА МАРС
Скоро в мою каюту вошёл гном с красно-синим полосатым колпаком и синей мантии. Кажется, его называли адмиралом.
- Ну и как тебе тут у нас? - спросил он, усмехаясь. - Кстати, позволь представиться: Тиберий. Я здесь адмирал. Руковожу группой флота.
- Что происходит? - прорвало меня. - Зачем меня похитили? Куда мы летим?
- Ого, сколько вопросов. - улыбка адмирала стала шире. - Мы летим на Марс.
- Зачем?! - растерялся я.
- Чтобы ты всё понял, пожалуй, начну с начала. Слушай. Тебя доставят прямо на Марсе. Тебе, вероятно, не ясно зачем... Так? (я кивнул) Ну так вот, когда-то давно люди и гномы жили на одной планете. Жили, сразу скажу, не дружно: постоянные войны. Вы стремились захватить все наши города, которых было итак не много. Впрочем, ты ведь уже не человек, а? (на этих словах я испытал очень странное чувство; к своей метаморфозе я тогда ещё не привык; да даже и сейчас не привык, будем честными). Именно поэтому мы и ушли глубоко в пещеры, там и основали город всех гномов - Гномус. Очень скоро почти все гномы мира перебрались в него, Гномус процветал и процветал очень сильно. У нас, так уж вышло, огромные таланты к наукам и ремёслам. Вот из-за них мы и развились раньше людей. Раньше них вышли в космос, раньше них колонизировали Марс. Выяснилось, что и на нём мы можем чувствовать себя хорошо, даже без специальных костюмов. Дальнейшие десятилетия заняло полное переселение гномов на Марс, у людей к тому времени были ещё каменные крепости, они бегали в железных латах с мечами. А у нас возникла новая империя со столицей - Новый Гномус. Именно туда тебя и доставят.
- Ничего себе... - только и выдал я; помолчал и добавил: - Но зачем? Всё равно не понимаю!
- А вот это самое интересное. С помощью тебя мы планируем узнать интересующие нас вещи о вашей цивилизации. С того времени мы лишь недавно стали посещать вашу планету... Да и то - пока в том месте, где тебя подобрали.
- Какие ещё вещи? - не понял я. - Науки что-ли? Или политику? Я вообще ничего не знаю: в них я полный профан. Да и вообще почти во всём. Единственное, в чём я более-менее разбираюсь, так это в просмотре фильмов... Вряд-ли вам будут полезны такие навыки. Да и вообще, почему именно я? Я уверен - есть много более подходящих кандидатур... Давайте вы меня просто вернёте и ещё раз попробуете с кем-нибудь другим...
- Вернуть тебя пока не получится. - перебил он - Тебя же мы выбрали по той простой причине, что ты, всего навсего, оказался не в том месте, не в то время. Что же насчёт твоего профанства, то не бойся: этот вопрос решаем. Да и я бы на твоём месте так не расстраивался. Вон бледный какой. Посмотри на это с другой стороны: ты увидишь замечательный город, Новый Гномус. Чем не радость?
И всё равно было непонятно, чем я мог им пригодиться. Он сказал, что вопрос решаем, но как - не понятно. Пытками?
Я вдруг похолодел.
- То есть я вроде как гость? - осторожно начал я. - Тогда почему же вы не пригласили к себе, а сразу стрелять стали?
Тиберий лишь качнул головой:
- А ты бы согласился, попроси мы нормально? (я отрицательно помотал головой; в его словах был смысл). Ну вот видишь... Кстати, ты так и не представился. Как зовут хоть?
- Дима. - тихо ответил я.
- Так вот, Дима, мы ведь и не в тебя стреляли, а в дерево. Просто дали понять, чтобы ты не сбежал.
- А если бы я всё равно побежал - стреляли бы?
- Стреляли бы, - сухо констатировал он. - Сам понимаешь, ты бы всем рассказал (я почувствовал, как у меня пересыхает во рту; откашлялся).
- А кто бы мне поверил-то?
- Мы ваших повадок не знаем, так что действовали по-протоколу. - Тиберий вдруг снова улыбнулся: - Ну ладно, заговорился я тут с тобой. У меня ещё дела. Курс ещё нужно подстраивать. Располагайся. - он развернулся и вышел, автоматическая дверь закрылась.

  1. МАРС
За иллюминатором сверкало множество звёзд. Тут их было видно значительно больше, чем на Земле. Складывалось ощущение, что на чёрном бархате рассыпали кучу светодиодов и я заворожённо наблюдал за ними под реактивное гудение двигателей. Через несколько часов впереди замаячила красная планета.
Марс!
Корабль аккуратно зашёл на орбиту и пошёл на посадку. Впереди открылся вид на фантастический город: множество шпилей и конусов башен устремлялись словно стрелы вверх и непременно доставали бы верхушками до облаков, если бы те тут были. Мириады антенн-локаторов ежесекундно сканировали небесную поверхность.
Корабль сел в космопорту на подступе к городу.
Только сейчас я вдруг по-настоящему осознал, что нахожусь на другой планете. Первый человек на Марсе! И это я! От этой мысли дух перехватывало.
Вскоре после посадки за мной зашли двое гномиков-солдат.
Уже стоя на выходе, я упёрся.
- Подождите! - крикнул я. - А как же костюмы и прочее?! Я же умру.
Адмирал усмехнулся:
- Ты теперь не человек, забыл? Кажется я говорил, что гномы могут жить и на Марсе. Вот, смотри. - он спустился по трапу на красную пыльную поверхность. - Видишь?
Я осторожно последовал его примеру. Ступив на поверхность, я с удивлением обнаружил, что моё тело стало значительно легче.
Похоже адмирал верно понял моё недоумение и пояснил:
- На корабле земная гравитация. И в зданиях. Это для того, чтобы мы форму не теряли (я понимающе кивнул).
Затем меня повели в сторону небольшого ангара рядом. Я жадно осматривался по сторонам. Марс оказался таким, каким я себе его и представлял: красным, безжизненным (если не считать гномов) и пыльным. Как ни странно - было тепло. Видимо гномики и правда приспособлены к здешней среде. Вдруг появилось дикое желание совершить огромный прыжок, но я покосился на солдат и передумал. Они могли неверно понять.
В ангаре стоял странный рыбообразный предмет. С первого взгляда было понятно, что это какой-то транспорт. Двери отъехали вверх и мы с адмиралом сели внутрь. Аппарат вмещал только двух.
Адмирал нажал кнопку и произнёс:
- Главная городская лаборатория. - корпус сразу же задрожал, реактивно загудел, плавно взмыл над полом, и мы полетели в сторону города. Полёт на этом челноке казался похожим на езду в моторной лодке.
Я с замиранием сердца смотрел в окно, где в воздухе, на фоне громадного футуристического города, парило очень много таких же "рыб". Отличались они только цветом. Открывшиеся виды, казалось, сошли со страниц космоопер.
Это и был тот самый Новый Гномус!
Но на душе все равно было не спокойно. Противно. Я не знал - вернусь ли уже когда-нибудь домой. Выживу-ли? А название "Главная городская лаборатория" навевала очень нехорошие предчувствия. То и дело я ёрзал на месте.
Как назло адмирал всю дорогу, хмурый, молчал. Заговорить же первым я не решался.
Наш удивительный челнок сел на посадочной крыше непримечательного (на фоне других) творожно-белого здания в форме цилиндра. Крыша была забита солдатами, стоящими рядком как на параде. Похоже нас ждали.
Мы вышли и адмирал жестом показал следовать за ним.
С каждым шагом мне всё сильнее хотелось развернуться и броситься прочь, однако я не решался. Даже если бы не все эти солдаты, то деваться с крыши было просто некуда. Несмотря на гравитацию падение с такой высоты, вероятно, всё равно было смертельно. А как использовать челнок я не знал.
- Куда меня ведут? - не выдержал я наконец; мы уже стояли в лифте.
Лицо адмирала оставалось хмурым.
- В лабораторный отсек по изучению нейронов.
- Зачем? - протараторил я. - На опыты, да?
Он и глазом не повёл.
- Нет, на сканирование.
- А что такое сканирование? Это больно? Безопасно?
- Ты не бойся, - попытался успокоить он, - просто прочтут твои мысли и всё. И да - безопасно. Пока ещё неудач не было (успокоило это не сильно).
- А сколько попыток было? Много? Или мало?
- Много.
- А зачем мои мысли читать? - всё тараторил я. - Я же сказал, что почти ничего не знаю. Что вы там хотите посмотреть? Не вру ли я, что не знаю? Так вот - не вру. Я и правду не знаю...
Адмирал сурово на меня посмотрел. От этого взгляда желудок скрутило.
- Зачем - это уже мы решим! Понятно? (я нервно кивнул; дальше ехали молча).
Выйдя из лифта, мы блуждали по пустому лабиринту пластиковых белоснежно-белых коридоров, пока не дошли до двери с надписью: "Кабинет нейронного сканирования". Внутри всё было уставлено огромным количеством разной техники со светящимися кнопками и экранами. Своеобразные квантовые компьютеры (как я понял позже). В самом центре комнаты стоял металлический стул, к спинке которого был приделан шлем со множеством проводов, шедших к компьютерам.
Этот стул напоминал электрический.
В комнате также было несколько солдат (очевидно, чтобы я не сбежал) и учёных в белых халатах. Все они имели колпаки (гномья традиция).
Меня подхватили и потащили к стулу.
Я упёрся.
- Дима, ты лучше не дёргайся. - спокойно сказал адмирал, но взгляд всё говорил за него. Я послушал.
Меня усадили на кресло, на голову надели шлем. Пальцы мои с силой впились в подлокотник.
- Сейчас этот прибор скопирует ваши мысли в квантовый компьютер. - стал пояснять один из учёных. - Затем копию расшифрует и переведёт в нужный ему формат. Вот и всё. Побочных эффектов нет. Больно не будет (мне вдруг стало страшней).
Затем он подошёл к одному из компьютеров и вдавил кнопку. Прибор загудел и, казалось, что гудит глубоко в голове. Мне вдруг почувствовалось, как в череп влили ледяную шипучку, и хотя больно и правда не было, но подлокотники я сжал сильнее... На всякий случай.
Через пять минут гудение прекратилось, как и странное ощущение в голове.
- Мысли успешно скопированы. - сказал один из учёных возле приборов. С меня сняли шлем и отвели в коридор. Тиберий сказал ждать его тут. А ещё добавил, что сбежать я всё равно не смогу - везде солдаты.
Я просто кивнул: в тот момент сил для побега уже не оставалось.
Следующие пятнадцать минуть тянулись долго, казалось, что время замедлилось. Когда наконец он вышел, то на его, до этого мрачном лице, сияла торжественная улыбка.
Он протянул мне руку.
- Поздравляю вас, новый почётный гражданин Нового Гномуса. (я напрягся и неуверенно пожал).

  1. НОВЫЙ ДОМ
- И что это значит? - настороженно спросил я.
- Лишь то, что твои знания оказались полезными. - "прояснил" он.
- Как это? Что в них полезного? Ничего не понимаю.
- Ну... - он поколебался. - Ладно. Почётному гражданину я уже могу раскрыть все карты. Дело в том, что с помощью них мы узнали примерный уровень технологического развития Земли. Он оказался, как впрочем мы и предполагали, мал... Ну по сравнению с нами (в этот момент у меня подкосились ноги; было уже понятно к чему он клонит). Оказывается большая часть информации, которую ты узнал из фильмов (а их ты посмотрел и правда много) оказалась полезной.
- И что дальше? - тихо спросил я.
Тиберий только пожал плечами.
- Дальше колонизация.
- Так как же это... - попытался я возразить, но он меня перебил:
- Тебе уже можно не беспокоиться. Ты - почётный гражданин. Тебе даже комнату выделили. - адмирал протянул мне пластиковую карточку. Я взял. На гладкой поверхности было написано: "Право владения жильём по адресу ул Гномий Проспект, д15, кв26".
- И всё?
- И всё. Добро пожаловать. Располагайся. - адмирал развернулся и направился в сторону лифта.
А я так и стоял...
Теперь было понятно одно - домой я точно уже не вернусь.
Никогда!
Да и некуда будет скоро возвращаться...
А самое главное - сделать уже ничего нельзя. Вины за содеянное - за то, что именно благодаря мне так вышло - как ни странно, не было. А что в этой ситуации можно было сделать? Ничего...
Потом я медленно поковылял по коридорам, пока не наткнулся на лестницу. Солдат к тому моменту уже не было: видимо, получив нужное, они сразу ушли.
Спустился и бродил по городу.
И пока я плутал, на экранах, расставленных по городу, транслировался взлёт боевых кораблей (без сомнений - они были боевые; огромные и с кучей оружия). Множество их взлетало вверх. К орбите.
А толпы гномиков в красных колпачках, уставившись в них, ликовали.
А я всё шёл, шёл...
submitted by boxitem to Pikabu [link] [comments]

Контакт

Она вышла из капсулы и поняла, что забыла подготовиться - джинсы и фотоаппарат сразу бросались в глаза. Неудивительно, третий вылет за сутки, шестнадцатый - за неделю. Центр совсем не жалеет своих сотрудников. Она ужасно устала, в её сознании улицы, площади и дома, принадлежавшие городам разных стран и эпох, слились в единый фантастический мегаполис, рай для художников и фотографов, но этот волшебный город утомлял её. Хотелось бежать прочь от всего, прочь от межвременных перемещений и утвержденных маршрутов, от указаний диспетчеров и отчётов для историко-архитектурной комиссии. "Все, хватит!" - решила она. - "Вернусь, возьму отпуск и уеду на природу. Куда-нибудь подальше на юг, к морю..." Но сейчас нужно сосредоточиться. У неё мало времени, и она необычно выглядит, прохожие будут глазеть на неё, могут возникнуть проблемы. Впрочем, в конечном итоге, все это совершенно неважно.
"Диспетчер! - подумала она. - Это Лина, я прибыла на место, город Красноивановск, 124 год до изобретения Машины времени. Все в порядке. Подтвердите маршрут E-7201, повторяю, подтвердите маршрут E-7201..." "Лина, вас понял! - прозвучал в её голове ответ диспетчера. - Подтверждаю маршрут E-7201 и контрольные точки. Ваше время - 4 часа 48 минут. В случае неисправности аппаратуры или нежелательных контактов немедленно свяжитесь с Центром. Не забудьте сообщить об окончании операции. Удачной работы и до связи."
Ее путь начинался на одной из старинных красноивановских улочек, где за низенькими заборами жались друг к другу причудливые деревянные домики, многие из которых стояли здесь уже больше полутора веков. Некоторые из них были заброшены и полуобвалились, их серость и гниль вызывали уныние, однако другие, прекрасно сохранившиеся и раскрашенные в яркие цвета, казались сказочными избушками и теремами. Она улыбнулась: вроде бы ничего особенного, но вот - искусные резные наличники, а здесь - красивая табличка с номером дома, а дальше - необыкновенный флюгер в форме аиста... Руки сами собой потянулись к фотоаппарату, и занимательные картины прошлого, вычлененные её чутким вниманием из окружающей обыденности, одна за другой стали заполнять память устройства. Вскоре старая улица повернула в сторону, слившись с Сокалинским переулком, где стояли все такие же старинные, но уже каменные дома. Там она сделала несколько снимков Семнадцатой гимназии (бывшего Первого реального училища) и нелепого, громоздкого дома в стиле ранний модерн, некогда принадлежавшего богатому чудаку, купцу Ломову. Это выкрашенное в ядовито-желтый цвет здание совершенно не пришлось ей по вкусу, и она обрадовалась, когда переулок вывел её на проспект Энгельса, откуда были видны кирпичные башни Красноивановского кремля. Она направилась к нему, по пути снимая привлекавшие её строения и креативные рекламные плакаты. Вот - замысловатая вывеска ресторана, чуть дальше - крупнейший в городе универсальный магазин, а напротив него - здание кинотеатра "Заря". Свернув на улицу Сотникова, она запечатлела недавно отреставрированную Христофоровскую ротонду и бюст Лермонтова, установленный в центре маленького скверика. Обратно на проспект - к Новому драматическому театру, к Выставочном залу (жаль, что нет времени зайти внутрь), вновь в переулок - к старой водонапорной башне, и снова проспект - Горный музей, бывшие торговые ряды, районная библиотека... Город щедро дарил ей себя, снимки все множились, её усталость улетучилась, и шаг за шагом, кадр за кадром, в творческой эйфории она устремлялась по установленному маршруту к самому сердцу Красноивановска. Кремль привел ее в восторг: невероятно древний, и, в то же время, в окружении современных зданий он показался ей каким-то игрушечным, кукольным, совершенно не верилось, что когда-то он надёжно защищал жителей города от нашествий коварных степняков. Она снимала его целый час снаружи и изнутри: башни, ворота, стены, бойницы, лестницы... А потом опять вернулась на извилистые городские улицы и направилась к Центральному парку. Церкви и дома культуры, музеи и памятники, институтские корпуса, магазины, школы, больницы, площади, скверы, памятные доски, десятки, сотни, тысячи фото... Последней точкой её маршрута стал находившийся в центре парка знаменитый красноивановский Поющий фонтан, который, к сожалению, в эту пору уже не работал.
Её работа окончена. Усталость вновь поглотила её, и она села на скамейку перед немым фонтаном. Сейчас надо будет вернуться обратно к Машине, на ней - назад, на три века вперёд, а там просить, нет, требовать заслуженный отдых, но сначала разобраться с сегодняшним материалом... Несмотря на странный внешний вид, окружающие совершенно не обращали на неё внимания. За всю дорогу - ни одного вопроса, ни одного пристального взгляда. Люди проходили мимо, тихие, беспокойные тени прошлого, словно, даже когда они были рядом с ней, между ними лежали столетия. Что ж, так даже лучше. В конце концов, и их, и этого города - всего этого уже давно нет. Можно подумать, представить, что это просто иллюзия. Дома, деревья, люди - не настоящие. А вот море, к которому она скоро отправится, - оно настоящее. Волна за волной, шум воды, крики птиц, солнечные блики... Отчего же так душно, почему воздух так напряжен, или ей это лишь кажется?
Она сама не заметила, как заснула. Её разбудил чей-то тихий оклик: "Тётя! Тётя, вы устали? Вы спите?" Она открыла глаза и увидела перед собой маленького мальчика с самокатом и в красной кепке, он смотрел на неё не по-детски серьёзным, строгим взглядом. Очевидно, он катался по парку, но, заметив её, остановился и почему-то решил заговорить. Она взглянула на часы. Чёрт, время на исходе, нужно срочно бежать к Машине. Она поднялась со скамейки, и уже хотела идти, но буквально остолбенела от нового вопроса мальчика: "Тётя, скажите, вы из будущего?" Как, как он догадался, откуда узнал?! Она сильно переутомилась, может быть, это галлюцинация, может, она все ещё спит? Есть только один способ проверить - она навела на мальчика фотоаппарат. "Тётя, если вы из будущего, скажите, всё будет хорошо? В будущем всё будет хорошо, правда?" Фотоаппарат в её руках дрогнул, она развернулась и пошла, а потом побежала, прочь из парка, из города, из этого времени. Она бежала по заранее определенному пути отступления, ничего не видя и не слыша, ничего не соображая, она чуть не попала под машину на переходе, чуть не сбила с ног женщину с сумками, она летела, не отдавая себе отчёта, и стук сердца в висках заглушал тревожный голос диспетчера в её голове. Она запрыгнула в капсулу, захлопнула дверь и, нажав кнопку автопилота, рухнула на сиденье. Всё. Наконец-то всё завершилось.
Машина времени медленно поднялась в воздух, готовясь совершить пространственно-временной прыжок. Хронодиски завертелись с мелодичным звоном, формируя вокруг капсулы постоянное темпоральное поле. На панели управления замелькали цифры отсчёта до входа в тайм-тоннель. Диспетчер продолжал что-то говорить ей, но она не слушала его, она смотрела на раскинувшийся перед ней город и на небо над ним. А в небе уже появились чёрные самолёты, несколько десятков, шум их двигателей становился все громче, и на мгновение ей показалось, что их цель находится дальше и они пролетят мимо, пощадив Красноивановск и его жителей. Но мгновение надежды завершилось падением первой бомбы и мощнейшим взрывом, от которого содрогнулись земля и воздух, сработали тысячи сигнализаций , в ужасе закричали десятки тысяч людей, и огненно-дымовой столб взметнулся над крышами, а затем ещё один и ещё, будто какой-то злой гигант топтал ненавистный ему город. В считанные секунды все вокруг превратилось ад, и она кричала и плакала, уносясь из этого ада на машине времени, она спрашивала себя и диспетчера: "Неужели нельзя ничего сделать?", и, не получив ответа, продолжала кричать и плакать всю дорогу до Центра.
"У вас нервный срыв, пожалуйста, выпейте эту таблетку. Вот так, замечательно. Разумеется, мы предоставим вам отпуск. Отдохните, развейтесь, вы это заслужили. И не переживайте насчёт того, что там произошло. Этот контакт абсолютно ничего не значит, вы ведь понимаете, мы специально перемещаем вас в такое время, чтобы вы никак не могли повлиять на будущее, так что все было сделано правильно. Хотите, я избавлю вас от неприятных воспоминаний, удалю эту последнюю ненужную фотографию? Нет?.."
submitted by _loann_ to Pikabu [link] [comments]

Окно наружу /@CreepyStory

Дом был старый. Должно быть, ему было лет сто: толстые кирпичные стены, высокие — метра три — потолки, паркет — даже в общем коридоре. В таких домах приятно жить — чувствуются простор и объем. Конечно, есть и недочёты, вроде старых труб и неистребимых комаров в подвалах. У этого дома помимо всех его достоинств и недостатков был ещё один минус — совершенно безумная планировка. Вход в мою квартиру располагался в конце отдельного коридора. Причём это была единственная дверь в коридоре вообще — своих соседей я даже не знал в лицо. Подозреваю, что подобное расположение квартиры было обусловлено тем, что дом достраивали по частям, и мои нынешние апартаменты были достроены позже, или ранее обладали отдельным входом. Впрочем, это имеет значение лишь потому, что внутреннее устройство дома я себе представлял слабо — после нескольких поворотов я полностью потерялся в пространстве, и только вид из окон квартиры позволил мне понять, что я живу не в угловой квартире.
Квартира была съёмной. Раньше тут жили какие-то пенсионеры, но дети забрали их к себе домой, и жилплощадь стала доступна для сдачи в аренду. Поскольку на эту квартиру я вышел через знакомых, то особых проблем с заселением и условиями аренды не возникло. Я договорился, что сделаю небольшой ремонт, и избавлюсь от старой мебели (с последним, к счастью, проблем не возникло — никто не думал защищать старые советские шкафы и буфеты).
Вот тогда-то я и наткнулся на Окно. В тот день на улице стояла солнечная погода, в небе витали редкие небольшие облака, в общем, погода была отличной. Я, впрочем, ею не наслаждался, а занимался борьбой с одним из старых шкафов. Его задняя стенка — с десяток толстенных дубовых досок — была привинчена к стене. Строго говоря, сам шкаф буквально «висел» на этих досках, и его разборка превратилась в настоящий кошмар.
Весь мокрый от пота, я, наконец, одолел чёртову стенку, и с удивлением обнаружил за ней окно. Старые, посеревшие от времени и непогоды ставни, грязные стёкла, и жидкий свет, сочащийся снаружи. Я был весьма удивлен, найдя окно в дальней стене квартиры. Покончив с досками, я открыл его и выглянул наружу. Оно выходило в небольшой внутренний дворик. Точнее, я бы сказал, колодец — я не увидел ни входа, ни выхода оттуда. Что ещё интереснее — я не увидел ни одного другого окна. Похоже, его просто пробили в стене в угоду прежним хозяевам. Пожав плечами, я закрыл его и вернулся к неравной борьбе с мебелью.
Окно меня, конечно, несколько озадачило. Я планировал на месте шкафа установить турник, но проклятая дыра в стене всё меняла. Я даже хотел было заложить её кирпичом, но потом подумал, что куда лучше будет поставить у окна свой рабочий стол. Дворик снаружи был невелик, и, судя по всему, солнце никогда не заглядывало сюда, за исключением летнего полудня. Кроме того, над окном имелся небольшой навес, очевидно, призванный защищать от дождя. Изнутри стены дома были покрашены в светло-оранжевый цвет (довольно приятно, кстати, смотрелось, и, как ни странно, краска не пострадала от стихии). Видимо, из-за малого влияния солнца, краска не выцвела и не облупилась.

Прошёл месяц. Я, наконец, разобрался со своими делами и обустроил квартиру по своему вкусу. Я спал, ел и жил, даже не подозревая о том, что находилось по ту сторону старых ставней. Впервые я обратил на это внимание в один ненастный день. Дождь барабанил по окнам. Я как раз вернулся домой — мокрый до нитки и злой, как сто чертей. Начавшийся безоблачным небом день за каких-то два часа превратился в настоящий библейский потоп. Как назло, такси взять не получилось — город был парализован пробками, и никто не хотел брать заказ.
Раздевшись и приняв горячий душ, я уселся за книгу. Работать или смотреть кино настроения не было, а книга отлично помогла отвлечься. Решив, что удобнее всего будет за рабочим столом, я плюхнулся в кресло и углубился в чтение, благо солнечный свет из окна создавал отличное освещение. Когда до меня дошло, что в том окне солнце, не знаю. Полчаса? Час? Я вскочил, будто ужаленный, и тупо уставился на залитый солнечным светом дворик снаружи. Неужели дождь так быстро кончился? Несколько обескураженный, я подошел к остальным окнам. Дождь и тучи. А тут солнце (пускай и не видимое из дворика) и звенящая лазурь чистого неба. У меня затряслись руки. Приехали? Дурка по мне плачет?
Глядя на окно, будто оно вот-вот на меня бросится, я попятился из комнаты и отправился на кухню. Так. Сначала — кофе. Крепкий. И немного коньяка. Нет, много. Ещё больше. Для нервов. Далее — сигарета. Дождь снаружи стучался в окна, намекая, что не бывает так, чтобы всюду дождь, а там — солнце. Природная аномалия? Я подпёр голову рукой, сделал глубокую затяжку и закашлялся. Да, курю я редко. Очень. Так. Если я двинулся головой, то техника — друг человека. Она не подведёт. Не так ли? Вооружившись телефоном, я заглянул в комнату. Окно радостно сияло солнечным днём. Трясущимися руками, я навёл на него камеру и сделал фото. На мгновение экран погас, и я уже приготовился увидеть на месте окна глухую стену, а себя — в крепких руках санитаров. Но ничего такого не произошло. Телефон исправно показал залитый светом прямоугольник окна. Чертовщина. Так не бывает! Или бывает?
Я судорожно обдумывал действия. Поделиться находкой? Но с кем? Друзья? Ну, один или два надежных человека у меня есть. Но что, если это опасно? Тогда я подвергну их жизни риску, а это неприемлемо. Расхаживая по квартире, я взвешивал все «за» и «против» варианта рассказать знакомым. В конце-концов, я решил, что лучше провести разведку самому, а потом уже решать, что делать дальше.
Следующая неделя ушла на подготовку. Я купил альпинистское снаряжение — тросы, карабины, страховки и прочее необходимое. Исследование я решил начать с самого простого — спуска. И вот, неделю и два дня спустя, субботним утром, я съел лёгкий завтрак и отправился к окну. Стол я отодвинул в сторону, тросы закрепил в нескольких местах, на случай, если хоть один узел не выдержит — остальные подстрахуют.
Я высунулся из окна по пояс и осмотрелся. Гладкие стены, козырёк, и, где-то на этаж выше, край крыши. Земля — метрах в четырёх внизу (я это упустил, но я живу на втором этаже). Выдохнув и дернув пару раз трос — выдержит ли — я высунулся из окна и свесил ноги. Меня колотила мелкая дрожь. «Один маленький прыжок для человека…». Я принялся аккуратно сползать вниз. В конце концов, я повис в паре метров над землей, цепляясь руками за козырёк. Выругавшись про себя, я оттолкнулся от стены и спрыгнул вниз. Земля больно ударила в ноги, и я упал на бок. Вроде ничего не сломал. Я встал и оглянулся. Ничего невероятного. Плотная, утоптанная земля под ногами, стены и одинокое окно, из которого я вылез. Задрав голову вверх, я посмотрел на небо. Оно было чистым и голубым. Оно тут вообще другим бывает?
Я набрал полные лёгкие воздуха, чтобы что-то прогорланить, но тут же осекся: кто знает, что тут может произойти? Что, если я привлеку хищника? Подавив готовый вырваться наружу крик, я шумно выдохнул. Ну что ж. Экспедиция «на тот свет» окончена. Пора домой. Кряхтя и сопя, я забрался обратно. Кровь кузнечным молотом ухала в ушах, а сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Нет, дело, конечно, не в подъёме в четыре метра. Я был весь на нервах. Руки тряслись, голова шла кругом. Другой мир? Похоже на то. В мозгу у меня роились миллионы, нет, миллиарды вопросов, идей и планов. Нет. Надо успокоится. Я с трудом взял себя в руки, и, хихикая, как идиот, уселся в кресло. Планы операции «крыша» уже начинали разворачиваться у меня в голове.
Месяц — именно столько у меня ушло на подготовку второго этапа. Закупив материалы, я сумел соорудить что-то вроде балкона, торчащего на два метра из окна. Кроме того, вместо старой рамы я поставил нормальный стеклопакет (не хватало ещё, чтобы продуло), а снаружи — под козырьком — примостил ролет: всё-таки, мало ли, какая гадость там может водиться. Также я оценил, как лучше забраться на крышу. Ответ был очевиден: сделать лестницу. С этим возникла масса сложностей: приставную лестницу длиной в пять метров ставить на узком двухметровом балконе — не самая лучшая идея. В конце-концов, я купил два десятка стальных скоб и сделал импровизированную «монтажную» лестницу, попросту вбив эти самые скобы в стену. Это заняло несколько дней, в основном потому, что я долго экспериментировал с тем, как их закреплять. Мои первые попытки едва не привели к гибели — одна из скоб вырвалась из крепления, и я полетел с высоты третьего этажа прямиком на землю. Спасло только то, что нога запуталась в свисавшей с балкона верёвке, и, сломав пару досок, я повис вниз головой.
Так или иначе, но через некоторое время с трудами было покончено. Я довольно осматривал чудо своей инженерной мысли — кривую и косую череду скоб, тянущихся до самого края крыши. Когда я вбивал последнюю, мне стоило поистине нечеловеческих усилий не заглядывать за край. Это должен был быть мой момент триумфа и торжества, а не вороватый взгляд из-за края жестяной крыши.
И вот, тот день настал. Я подготовился основательно — рюкзак с провизией на день, каремат, запас воды, фонарик, мои тросы и крепления, а также моё главное оружие — фотоаппарат. Я попросил его у друга «на попользовать», вместе с телескопическим объективом, макрообъективом и обычной широкоуголкой. Ну и конечно компас. Взять штатив я не додумался, но моё снаряжение и так заставляло меня нервничать во время подъёма наверх.
Я упорно пялился на жесть крыши. Вот мелькнул её конец, полоска неба… Нет, нет, парень. Потерпи. Подтянись, встань на ноги. Отдышись. Поправь рюкзак. Готов? Пора. Закрыв глаза, я поднял голову, и, выждав пару секунд, пока сердце не уймётся, приготовился их открыть. Что меня ждёт? Райский сад? Выжженная пустыня? Бесконечный степной простор?
Туман и торчащие из него местами скалы. Честно говоря, я был чуточку разочарован. Зрелище было не слишком-то впечатляющим. Одинокие каменные глыбы, словно айсберги, застыли в волнах плывущего тумана. Порой туман взвивался метров на сорок ввысь, образуя причудливые кольца и завитки. Я отправился к краю крыши, считая шаги. Восемь… тридцать… сто… Я остановился у края крыши и оглянулся. Интересное место. Я прошёл целых сто шагов, но визуально дистанция была метров двадцать-тридцать. Пространственные аномалии? По спине пробежал неприятный холодок. Если тут нарушена метрика пространства, то, может, и со времени не всё слава богу? Я вдруг подумал, что, может, пока я прошёл эти сто шагов, дома мог пройти целый день. А мне послезавтра на работу! Почему-то мысль о том, что я могу опоздать на работу, перечеркнула желание исследовать этот странный мир. Я бросился обратно. Три… пять… восемь… я чуть не улетел вниз, прямиком в «свой» дворик. Какого чёрта? Я оглянулся. Ну да. Двадцать метров. Туда — сто шагов, обратно — восемь. Как удобно убегать…
Спустившись вниз, я бросился к компьютеру. Число и время! Ну же! Дрожащими руками я со второй попытки попал на календарь. Тот же день. Всего-то двадцать минут спустя. Шумно выдохнув, я сел на стул. Время в порядке. Что ж. Тогда — обратно. Тревога опять сменилась азартом, и, подкрепившись бутербродом, я отправился назад.
Взобравшись на крышу, я вспомнил о том, что всегда хотел проверить в детстве. Ну-ка, посмотрим на компас! Я достал его и пытливо уставился на стрелку. Она сделала пол оборота и застыла, указывая на «север». Я задрал голову, чтобы прикинуть по солнцу, и застыл с отвисшей челюстью. Никакого солнца не было. Осмотревшись, я понял ещё одну важную вещь: тут не было и теней. Вообще. Словно в пасмурный день добавили цвета и контраст. Почему-то это обстоятельство сильно меня обеспокоило. Свет ниоткуда? Мистика. С другой стороны, окна, ведущие в другие миры — это тоже не повседневность. Я отправился к краю крыши, не забывая поглядывать на компас. Стрелка продолжала упорно смотреть в одном направлении.
На этот раз край крыши оказался в семидесяти шагах. Отметив про себя эту цифру, я глянул за край. Снаружи дом выглядел весьма обветшалым — пустые глазницы окон тоскливо взирали на унылый пейзаж, устланный туманом. Туман же приливными волнами мерно бился о стены здания, будто безграничный молочный океан. Мне почудилось какое-то движение там, внизу, но, сколько я ни вглядывался, так ничего и не увидел. Осмотревшись вокруг, я отправился в обход периметра крыши. Жесть пружинила под ногами и гулко ухала, прогибаясь под моим весом. Я сделал пару фотографий широкоугольным объективом, затем прицепил телескопический и сделал пару снимков одной из скал вдалеке. Осмотр периметра показал только одно: никакого способа спуститься вниз не предусмотрено — по крайней мере, я его не нашел. В то же время, я обратил внимание, что, как мне кажется, туман поднялся чуть повыше. Я не был уверен до конца, пока, пройдя ещё одну сторону дома, не заметил, что туман уже поднялся до уровня окон второго этажа. Раньше он едва-едва доставал до верхней части окон первого. Почему-то от этого мне сделалось не по себе. В то же время, я только сейчас заметил, что начало темнеть. Причём, если раньше небо было полно чистой лазури, то сейчас оно так же равномерно наливалось багрянцем заката. Должен признать, от всего этого мне было как-то не по себе. Что ещё важнее — я заметил, что теперь впервые появились тени. Огромные валуны, разбросанные по долине, теперь напоминали сжимающийся титанический кулак — все тени были направлены в мою сторону. Или, по крайней мере, в сторону «моего» дома. Я поспешил обратно. Шаг, второй… десятый… сто… Но мой «дворик» не приближался. Я перешёл на бег. Почему-то меня не покидало ощущение, что меня преследуют. Через двадцать минут, весь мокрый и с разрывающимся сердцем, я едва не слетел с чёртовой крыши. Я обернулся, видя, как в углях догорающего дня туман начинает отплясывать на уровне крыши. Ещё минута — и он устремится ко мне! Поскальзываясь на ступенях, я быстро начал спускаться. Доски жалобно хрустнули, когда я со всего размаху прыгнул на них, миновав полметра ступеней, и кубарем вкатился в квартиру, тут же захлопнул окно и с лязгом опустил ролет. В квартире стояла гробовая тишина и кромешная темнота. Включив фонарик, я добрался до выключателя, и зажёг свет, тут же уставившись в окно. Но там был виден лишь опущенный ролет и блики света от моего фонаря. Не раздеваясь, предельно вымотанный, я рухнул на кровать и уснул без сновидений.
Открыв один глаз, я обвёл взглядом комнату. Тело ломило после вчерашней пробежки. Под потолком грела лампочка. Кряхтя, я поднялся и потянулся. Глянув в обычное окно, выходящее на мою привычную улицу, я убедился: снаружи — очередной пасмурный день. Я покосился на Окно и ролет. Нет. Сегодня — никаких экспедиций. Завтра на работу, не хватало ещё опять бегать от тумана. Ещё раз мысленно повторив про себя эту фразу, я ухмыльнулся. Идиот. Небось, дом — посреди болота. Для болота туманы — норма, даже ясным днем. А уже вечером испарения лучше конденсируются, вот он и поднимается вверх. Развёл тут мистику. Идиот.
День прошёл за рутиной. Какими бы ни были мои догадки относительно Окна и тумана, я старался о них забыть, и только вечером я уселся за компьютер — рассматривать фотографии. К моему огромному сожалению, они оказались засвечены — все до одной. Это был уже полный идиотизм — цифровые фото не засветишь! Для этого необходимо, чтобы… Неприятная догадка заставила меня содрогнуться. Радиация! Твою мать! Сраный исследователь! Что, если там фонит, как в Чернобыле, а я там гулял в гребных штанах и футболке?! Эта неприятная догадка оставила меня без сна, и всю ночь я проворочался, мысленно готовясь увидеть утром, как у меня выпадают волосы, а органы превращаются в подобие желе. Но утро пришло, и никаких признаков лучевой болезни не было. Тем не менее, я заказал счётчик Гейгера, и, получив его в руки, сунул его в рюкзак первым делом.

Я не стану утомлять вас подробностями экспериментов и проверок. Скажу только, что радиации там не было. Вообще. Даже фонового излучения! Я не решался на вылазки более получаса, и занимался, в основном, изучением физических свойств новооткрытого мира. Так, например, я выяснил, что расстояние тут зависит от… желаний. Чем сильнее хочешь куда-то добраться, тем дальше идти (и, видимо, моё бегство от тумана стало успешным исключительно потому, что я уже больше думал о том, как бы не выплюнуть легкие, нежели о спасении от опасности). Порой, очистив разум от любых желаний, я преодолевал всю крышу за три шага. Один раз я забыл дома записную книжку и прошёл, должно быть, с полкилометра, пока добрался до дворика. Кроме того, я выяснил ещё одно важное свойство. Компас указывал вовсе не на север. Он указывал на Окно. Я потратил один день, исходив всё вдоль и поперёк, проверяя эту гипотезу.
Одним из самых значимых опытов стало установление уровня туманного прилива по ночам. Я нашёл особую краску, которая была чувствительна к влажности. В тумане она становилась ядовито-жёлтого цвета. Покрасив ею трёхметровую доску, я вертикально установил её на крыше. Утром я проверил результат. Два метра ровно плюс пара полос до трёх метров. Видимо, выбросы, похожие на те, что я наблюдал ранее.
Следующим шагом стал проект «Вышка». На него ушло почти три месяца, но, в конце концов, я её соорудил. Пятиметровую наблюдательную вышку. Это была поистине адова работа — никогда не думал, что в одиночку так тяжело строить подобные сооружения. Однако, так или иначе, последний гвоздь был вбит, и я мог приступать. Заодно, в процессе постройки, я соорудил наверху небольшую лебёдку, которая неизмеримо облегчила доставку даже крупных и тяжёлых грузов на крышу.
Признаться, я страшно боялся. Нет. Не так. Я боялся так, что почти четыре дня откладывал свою ночную вылазку. Вышка, покрытая чувствительной краской, позволила выяснить, что некоторые выбросы тумана достигают четырёх метров. Учитывая то, насколько он меня пугал, я не сразу сумел решиться на ночёвку на той самой вышке. Одевшись потеплее, запасшись едой и двумя термосами горячего чая, светильниками (включая две керосиновых лампы, две электрических и пару химических фонариков), я отправился в свой поход.
Я вылез на вышку как раз когда начало темнеть. С высоты я смог лучше увидеть картину. Дом располагался в центре огромной долины, на самом её дне. Туман, который, как мне казалось, поднимался ночью, на самом деле просто заполнял долину, стекаясь откуда-то извне. Первые пару часов ничего нового не принесли. Туман клубился, накатываясь на стены моего дома. Затем он переполз через край крыши, и тысячи призрачных змей устремились в мою сторону. Я наблюдал, заворожённый грациозным танцем теней. Это было по-своему прекрасно, хотя молчаливое наступление этой белёсой стены едва не вынудило меня спуститься и сбежать домой.
Небо, постепенно ставшее багровым, затем стало чёрно-красным, и, наконец, последние цвета померкли. Надо мной опрокинулся купол абсолютной черноты. Мрак, разгоняемый двумя светильниками, казалось, становился всё гуще с каждым мгновением. Я буквально ощущал, как вокруг меня сжимается упругая сфера тьмы. Ощущая, как на меня наваливается клаустрофобия, я зажёг одну из керосиновых ламп. Это ненадолго помогло — пляска живого огня, его тепло и мягкий, ровный свет на некоторое время отогнали мрачные мысли и чувства. Я даже набрался смелости, привязал один электрический фонарь к тросу и спустил его с вышки, в беснующееся море тумана.
Я не уверен в том, что увидел, но мне показалось, будто огромная — метра три — бледная призрачная рука, сотканная из тумана, попыталась ухватить его, но ещё в воздухе развалилась на клочья, и её развеяло в воздухе. За исключением леденящего душу ощущения, будто за мной наблюдают, ночь прошла спокойно — по мере того, как светлело небо, туман отступал, и через час долина приняла свой привычный вид.
∗ ∗ ∗
Через неделю я решился поделиться с друзьями находкой. Учитывая, что ничего опасного за Окном я так и не встретил, я решился посветить несколько самых близких знакомых в своё открытие. Мы условились, что тайну будем хранить так долго, как это будет возможно. В том, что рано или поздно мы либо проболтаемся, либо просто устанем от затеи и передадим её «кому надо», мы не сомневались, но просто так отказываться от славы «первопроходцев» не хотели. Идиоты.
В общем, в команде теперь были я, Гарик и Слава. Мы учились вместе в университете, и обоих я знал, как облупленных. Гарик, правда, мялся, и долго пытался убедить нас, что «ну его нафиг — у меня от этой мистики душа в пятки», но Слава убедил его остаться, клятвенно заверив, что при первых признаках опасности мы сворачиваем лавку и прекращаем всю деятельность. Ну, и сообщаем «куда надо», само собой.
Наша первая вылазка состоялась через неделю. За это время я успел поделится всей собранной информацией — от свойств пространства до моих догадок о тумане и его приливах.
Вид другого мира подействовал на моих друзей куда эффективнее любых убеждений. Гарик, похоже, до последнего считавший, что я его развожу, и всё это — какой-то дурацкий розыгрыш, онемел при виде бескрайнего моря тумана. Он же, кстати, обратил внимание на то, что все те несколько десятков скал, что видны вокруг, расположены как бы в порядке возрастания. И что вообще это напоминает какой-то гигантский цветок, в центре которого мы находимся.
В общем, мои друзья увлеклись. Вечера проходили за спорами и построением догадок, и у меня дома они ночевали едва ли не больше, чем у себя. Быть может, из-за постоянного присутствия друзей я и не сразу заметил… изменения. Я не знаю, как это иначе назвать, но квартира начала меняться. Нет, не то, чтобы пропадали вещи, или творилась какая-то мистика. Просто иногда казалось, что чашка с чаем стоит рядом, я к ней тянулся рукой, но обнаруживал, что она куда дальше, чем казалось. Хотя, если я повторял действие, пристально глядя на нее, все становилось на свои места.
Слава это объяснил тем, что мы привыкли к «тому свету» и тянемся к предметам, «стараясь не дотянуться». Я счёл аргумент вполне правдоподобным, и впредь старался тщательно следить за своими действиями (странности порою продолжались, но я склонен был думать, что просто я не всегда сосредоточен).
Первый наш «прорыв» вышел случайно. Так как вот уже последние полгода я занимался Окном, то квартира всё больше начинала напоминать общежитие — батарея пустых бутылок из-под воды, пива и соков. Гора немытой посуды и куча упаковок из-под пиццы. А ещё я так и не выкинул старые ставни. Именно их, раздумывая о чём-то, ковырял ножом Слава, и именно там он заметил письмена. Точнее, их остатки и следы. Очистив рамы от грязи и слоёв краски, мы убедились в его правоте — ставни снаружи и внутри были покрыты узором каких-то закорючек.
За пару часов поиска в Интернете мы пришли к выводу, что более всего они напоминают индийские письмена, хотя ряд символов был незнаком, но некоторые «иероглифы» можно было сносно интерпретировать на хинди. К сожалению, перевод нам не давался. Выходит какой-то лепет душевнобольного, набор букв, не более того. При попытке загнать произношение в гугл переводчик, мы получили какой-то невразумительный набор завываний, хрипов и гортанных выкриков. «Лавкрафт какой-то! Ктулху в танк!» — прокомментировал это Гарик.
Находка, однако, нас озадачила. Порывшись, мы выяснили, что подобные знаки на окнах могут служить оберегами от злых духов, и нарушать их крайне неосмотрительно. Несколько нервно посмеявшись, мы отмахнулись от идеи. Где-то на полчаса. Потом — как бы на всякий случай — мы решили воспроизвести эти каракули на оконной раме (готов спорить, при этом каждый из нас думал только об одном: «Только бы это была какая-то суеверная чушь!»). На это ушёл примерно час. Несмываемый маркер на страже против злых духов. Я усмехнулся про себя: «Охотники за привидениями!». Однако, как бы там ни было, работу мы продолжали. Когда всё было готово, мы молча и напряжённо уставились на окно. Я протянул руку и захлопнул его, повернув ручку вниз. Минуту мы напряжённо смотрели на раму, ожидая… даже не знаю, чего. Увидеть жуткую рожу по ту сторону? Услышать загробный вой? Увидеть бьющееся в окно привидение с искажённой от ярости мордой? Постояв в тиши не одну минуту, мы выдохнули. И тут же сверху раздался тяжелый удар, от которого мы подпрыгнули. Затем — второй, и громкие ругательства соседей. Мы дружно расхохотались, чувствуя, как отпускает напряжение.
Вечером мы устроили небольшую «вечеринку» и, раздавив ящик пива, пьяные и довольные распрощались и разошлись — я в свою комнату, а друзья по домам. Ночью меня мучили кошмары. Я отчаянно убегал от клубящейся стены тумана по закоулкам своего дома. Коридоры петляли и всё никак не заканчивались, а я всё бежал и бежал, не в силах избавиться от чувства полной безысходности, отчаяния и чистого, животного ужаса, что гнал меня вперед и вперед.
Утро я встретил выжатым, словно бежал марафон. Друзья также сослались на «дурное самочувствие», но, глядя на помятые лица друзей в скайпе, я — как и они — понимал, что ночь для всех прошла неудачно.
Прошла неделя. Мы постепенно забыли про ту кошмарную ночь, да и кошмары, единожды посетив нас, отступили. К тому же, как мне кажется, прекратились «странности» с пространством (я это списал на психологический эффект и спавшее напряжение). Постепенно мы набрались храбрости на ещё одну вылазку. Мы решили убить сразу двух зайцев. Во-первых, Гарик кое-что обнаружил на моих «засвеченных» фото. По его словам, засветка была не полной — некоторые части снимка немного отличались градиентом — и он предположил, что больше всего это похоже на фото тумана. Учитывая его максимальный уровень, он предложил попробовать сделать пару фото с вышки, а заодно установить фотоаппарат в режим видеокамеры и оставить снимать на ночь. Во-вторых, Слава предложил довольно смелый опыт: оставить на ночь в тумане живую крысу и посмотреть, что будет. По последнему пункту мы с ним долго спорили, но в итоге капитулировали, признав, что не на людях же проверять, и вообще — что ужасного может быть в тумане? Хотя последним мы, скорее, пытались убедить себя.
Вечером, когда небо уже начинало наливаться багрянцем, мы приступили к своей дерзкой вылазке. Мы со Славой отошли на пару шагов от края крыши и поставили клетку с крысой. Животное не проявляло никакой тревоги и мирно умывалось. Мы подсыпали корма, долили воды и накрыли клетку тёплым покрывалом — ночью тут было довольно прохладно, а «заморозить» бедное животное не входило в наши планы.
Тем временем Гарик возился на вышке: отщёлкав пару панорамных фото на цифровой фотоаппарат, он проделал то же самое на плёночный. Результаты он смотреть не стал — сумерки уже сгущались, и нам надо было торопиться. Расставив пару фотоаппаратов, подключённых к бесперебойнику, он быстро спустился вниз. Через пару минут мы уже были дома, захлопнули окно и опустили ролет. Наблюдать белёсую колышущуюся массу за окном нам как-то не хотелось, и мы уставились на фотографии.
Поначалу я подумал, что это не та картинка, пока не заметил знакомый заборчик внизу кадра. Именно он находился на краю крыши дома. Дальше… дальше начиналось что-то неприятное. Всё было залито туманом, в котором угадывались высокие, тощие, асимметричные фигуры с несколькими конечностями. От одного взгляда на них становилось жутко. «Надо крысу забрать…» — Слава хотел было встать со стула, но мы усадили его обратно. Было поздно — и это все понимали. Если это то, что скрывает туман, то лучше туда не лазить. Вообще. Заложить всё кирпичом и забыть… Все фотографии были похожи. Туман, неприятные, вызывающие одним своим видом ужас фигуры… И небо! О, это поистине апокалиптическое зрелище — будто целый океан крови там, вверху! Эта кошмарная «крыша мира» держалась на семи колоссальных колоннах чистого мрака. Каждая брала своё основание у одной из больших скал. «Самое время вспомнить про Апокалипсис» — пронеслось у меня в голове, когда с той стороны ролета кто-то поскрёбся.
Мы, обмирая от страха, подошли к окну, опасливо заглядывая за угол, готовые в любой момент отпрянуть. Звук повторился. Будто крохотные коготки скреблись по ролету. Крыса! Она как-то выбралась из клетки, и теперь скребётся обратно! Слава кинулся открывать окно, но мы с Гариком удержали его. Открывать окно, когда там этот чёртов туман и ночь — крайне неразумно. Снаружи послышался жалобный писк, приглушённый ролетой и окном, и от того ещё более душераздирающий и испуганный. «Прости, дружок, нам бы эти фото сделать на день раньше…». Писк повторился и внезапно затих на высокой ноте. Мы стояли, напряжённо вслушиваясь в тишину, но ничего не происходило. В ту ночь нам пришлось крепко набраться, чтобы уснуть. Жалобный писк безымянного грызуна, полный отчаяния и мольбы, преследовал меня во снах.
Утро наступило на голову кованным сапогом. Каждое движение причиняло боль. Гарик и Слава выглядели помятыми и удручёнными. В себя мы приходили весь день и только к вечеру смогли трезво мыслить, и нас не тянуло блевать от попытки сменить позу, в которой мы провели большую часть дня. Мы держали совет: стоит ли попытаться забрать грызуна - если он еще жив — и, что важнее, надо было забрать камеры. Несмотря на всю жуть истинного облика того мира, любопытство всё ещё жило в нас. Конечное решение было принято: Гарик отправлялся проявлять плёночные фото, Слава и я забирали аппаратуру и — если найдём — останки нашей несчастной крысы. А затем со всем этим скарбом мы намеревались заявится «куда надо» и навсегда забыть про это проклятое место.
Открыв ролет, мы минут пять стояли, выпучив глаза. Дворик изменился. Нет, там не было рек крови или орд демонов. Часть краски облезла, обнажая багровые закорючки букв под слоем штукатурки. Такие же, как были на окне, только их было много, много больше. На полу, там, где мы слышали писк крысы, виднелось тёмно-багровое пятно. Проглотив вставший в горле комок, мы всё же решились на подъём. Я стоял внизу вышки и ловил поспешно сбрасываемые камеры — бесперебойник был слишком тяжёлым, чтобы его тащить обратно. Полежит, ничего с ним не случится. Хотя вечер ещё не вступал в свои права, нам хотелось убраться отсюда подальше до того, как первый лоскут тумана появится над краем крыши.
Когда последняя камера упала мне в руки, Слава принялся спускаться с лестницы. На мгновение он застыл, глядя куда-то в сторону. Я проследил за его взглядом и почувствовал, как у меня замирает сердце: тонкие змеи тумана перевалились через край крыши и поползли в нашу сторону. «Живо!» — я окликнул впавшего в ступор товарища, и тот, словно очнувшись от сна, усердно заработал руками и ногами, спускаясь с лестницы. Убедившись, что он спустился, я бросился к лестнице. Но чёртово место не хотело меня так просто отпускать. Пара метров растянулась в отчаянный спринт на сотню. Я сходу влетел в лебедку, заставив конструкцию пошатнуться. Слава подбежал мгновение спустя. Я обмотал провода от камер вокруг предплечья и начал спускаться по лестнице. Слава же выбрал более быстрый способ — он прыгнул в люльку лебедки и дернул рычаг, отпускавший трос. С воем корзина рванула вниз, высоко взвыла струна лопнувшего троса, перекошенное ужасом лицо моего товарища промелькнуло передо мной, и Слава очутился на земле дворика, ушибленный, но живой. Перебирая руками и ногами, я спустился по скобам, кинул камеры внутрь и сбросил вниз трос, закреплённый за батареей, приготовившись вытягивать друга в безопасное место. Туман уже перевалил через край крыши и белёсыми хлопьями спускался вниз.
Слава ухватился за трос и, отчаянно рыча и сопя, полез вверх. Но прочный, рассчитанный на большие нагрузки, канат из синтетики был скользким сам по себе, так ещё и вспотевшие руки моего товарища сослужили ему дурную службу: не преодолев и двух метров, он соскользнул и упал вниз, в колыхавшийся уже по колено туман.
Его крик я не забуду никогда. Я не знаю, что чувствовала несчастная крыса, но такой боли и агонии в человеческом голосе я никогда не слышал. Слава вынырнул из тумана. Кожа была покрыта волдырями размером с горошину, которые стремительно наливались какой-то черной дрянью и лопались буквально на глазах. Капли чёрной гадости прорастали в новые волдыри, и те тоже лопались, разбрызгивая чёрный гной и капли крови. Рыча и сверкая полными слёз глазами, он опять полез вверх. Я тянул, что было силы, и через пару секунд его руки показались у края балкона. Я ухватил его за руку и вытащил на балкон. Вместе мы ввалились в комнату. Хлопнуло окно, лязгнул ролет, и мы оказались на полу, тяжело дыша. Слава что-то еле слышно бормотал.
Я бегло осмотрел его и пришёл в ужас: всё тело было покрыто какими-то гнойниками или вроде того. Кожа местами почернела и покрылась струпьями. На едва гнущихся ногах я отправился к телефону. Нужно было вызвать скорую… Или милицию… Или… чёрт… Трясущимися руками, я набрал номер, и вслушался в гудки, матеря про себя бездельничающих операторов. «Гнаа!.. Ыдулл!». Я подпрыгнул на месте и обернулся. В дверях стоял Слава. Голова наклонена набок, челюсть отвисла, из неё капала какая-то мутно-зелёная жижа. Практически вся кожа почернела и была покрыта струпьями. Глаза ввалились, превращая его лицо в какую-то кошмарную демоническую маску. «Гнаа! Г’ирв ыдуул!» — повторило существо и зашаркало в мою сторону. Я поступил так, как диктовали мне мои инстинкты — ухватил топорик для мяса, что висел рядом с кухонной утварью, и всадил его уродцу промеж глаз. Издав всхлип, тварь осела на пол, пару раз дёрнулась и затихла.

Почти месяц я провёл в реабилитационном центре. Постепенно воспоминания поблекли, кошмары отступили, а горе утраты перестало гнать меня на край крыши или на дно бутылки. Гарика нашли мёртвым в его фотолаборатории. В руках у него были засвеченные фотографии, а пленку он, похоже, сжёг перед тем, как его сердце остановилось. Лицо было искажено гримасой ужаса. Не знаю, с чем он там столкнулся, да и не хочу знать. Мне хватает своих кошмаров.
В «нужных» органах мне не поверили. Да и кто бы поверил? Я пытался показывать записи видеокамер, на которых, в частности, запечатлён адский пейзаж и десятки медленно бредущих в тумане фигур, но меня сначала просто послали, а потом чуть не упрятали в психушку, и пришлось идти на «явку с повинной» — якобы, я убил друга. Тут уже отпереться не могли — Слава числился в пропавших без вести, и им пришлось отправиться ко мне домой. К тому моменту от его тела осталась кучка разлагающейся органики, но зато я показал Окно.
К тому моменту дворик изменился. Краска окончательно облезла, и все стены — снизу доверху — были укрыты витиеватой жуткой символикой. Через неделю ко мне пришли с визитом люди в гражданском. Я сделал вид, что поверил, будто они из какого-то НИИ; они сделали вид, что поверили, будто я поверил. Я рассказал им всё, что знал, и всё, как оно было. Я уж не знаю, что они там делали, но ещё через месяц в доме произошел «взрыв газа». К счастью, никто не пострадал. На следующий день я ходил к руинам. От дома мало что осталось — пара несущих стен, да одинокое, немного кривое окно, за которым было видно только чистое небо и — если очень правильно встать — кусочек кирпичной стены с тёмно-багровыми символами. Интересно, а что, если когда-нибудь дожди и непогода смоют те закорючки, которые мы выводили маркером, и случайный порыв ветра откроет покосившееся от времени окно?
submitted by Amalackesh to Pikabu [link] [comments]

Питомник (с) Дмитрий Хихидок

Питомник (с) Дмитрий Хихидок

https://preview.redd.it/az9ej2p66zt21.jpg?width=228&format=pjpg&auto=webp&s=7a389e95457b7199827271278247f69fa59ac60d
Дорогу полностью размыло от дождя. Ноги скользили по грязи и затрудняли бег. Это был его шанс. Мужчина оглянулся и посмотрел назад. Деревня спала. Неожиданно, в большом доме, напротив церкви, вспыхнул свет.
- Помогите мне, - прошептал он сухими губами и свернув в сторону, бросился в лес. Дождь поможет замести следы. Главное добраться до станции, а там, он уже будет среди людей и ему ничего не будет угрожать. В правой руке он держал нож, который он украл у хозяина. Выставив его перед собой, он осторожно двинулся вперед. Второй рукой, мужчина раздвигал колючие ветки деревьев, боясь выколоть себе глаза. Внезапно, сбоку послышалось угрожающее рычание и в темноте вспыхнули два желтых треугольных глаза.
- Нет, нет, - закричал он и бросил бежать.- Отстаньте от меня.
Позабыв про осторожность, мужчина скатился с горки в овраг и шлепая по воде, перебрался на другую сторону. Втыкая нож в мокрую землю, он смог выбраться из оврага и оглянулся.Позади никого не было.
- Хрен вам, я просто так не сдамся, - размахивая ножом, мужчина побежал вперед,постепенно удаляясь от деревни. Не обращая внимание на порванную рубашку и брюки, он бежал минут десять, пока не закололо в боку. В легких захрипело,когда попытался сделать вздох. Остановившись передохнуть, мужчина прислонился к дереву,чтобы отдышаться. Позади снова послышалось угрожающее рычание и обернувшись,он снова увидел огромные желтые глаза
- Что вы от меня хотите?- заорал он, размахивая перед собой ножом. Прижавшись спиной к большой сосне, он увидел как в темноте вспыхнули еще пара желтых глаз, потом еще. Стая медленно окружала его, отрезая пути к станции.
Мужчина попытался сделать шаг вперед и снова услышал предупреждающее рычание.Развернувшись, он бросился к озеру,которое было недалеко от деревни.
- Лодка,- прошептал он.- Если я доберусь до нее, то они меня не достанут.Из последних сил он сделал последний рывок и вылетел на открытую местность,оставив лес позади себя. Холодный влажный воздух, шедший от воды, овеял его разгоряченное лицо и проник в легкие. Мужчина посмотрел по сторонам в поисках лодки и увидел темную фигуру мужчины в капюшоне, стоящую у воды. Душа рухнула в пятки.Он попытался скрыться в деревьях, но услышал грозное рычание.
- Хозяин, нет, умоляю, я не хочу умирать,- простонал он, падая на колени. Большое животное, сидящее около ног темной фигуры, шевельнулось.
- Рядом,- тихо сказал мужчина в капюшоне и протянул руку вперед.
- Беги, - приказал он, указывая на лодку.-Успеешь,будешь жить.
- Хозяин, я устал.
- Беги, - слова щелкнули хлыстом по спине и уставший беглец вскочил на ноги. Он не видел как мужчина в капюшоне вытащил из-за спины арбалет и прицелился ему в спину. Все мысли были о лодке, которая приближалась с каждой секундой.
- Еще немного, еще чуть-чуть, - подбадривал он себя.
В тишине громко щёлкнул спуск арбалета и стрела, пропев в воздухе, пронзила ему ногу. Беглец споткнулся и упав, покатился по мокрой траве.
- Нет, нет,- он приподнялся и снова заковылял к лодке.
Мужчина в капюшоне сунул в рот длинный свисток и тихонечко дунул. Огромная собака, сидевшая у ног хозяина, сделав огромный прыжок вперед, бросилась за беглецом.
Услышав рычание, беглец обернулся и замер.На него неслась 100-килограммовая живая машина, состоящая из одних мускулов. Оперившись на здоровую ногу, мужчина выставил перед собой нож.
- Будь ты проклят, - крикнул он темной фигуре в капюшоне. Огромная собака, не обращая внимания на нож, сбила беглеца с ног.Острые зубы впились ему в руку и мужчина закричал от боли. Из леса вылетели еще три собаки, ростом поменьше и молча понеслись в его сторону.
Нож выпал из руки, когда огромная собака перекусила беглецу запястье и сознание стало отключаться. Подбежавшие собаки вцепились в руки и ноги, рыча от возбуждения. Огромная пасть капканом схватила мужчину за горло и перекусила его как легкий стебелек. Брызнувшая кровь окатила огромного пса с ног до головы и он зарычав,вырвал кусок мяса из тела,принялся глотать его не жуя.
Мужчина в капюшоне не спеша закинул арбалет за спину и вытащил рацию.
- Беглец пойман, обучение прошло успешно, пора искать нового работника.

Двери вагона с шумом разъехались в стороны и Вадим ступил на перрон.Утреннее солнце уже начало припекать и он зажмурился от яркого света, бившего в глаза. Прикрыв ладонью лицо, он огляделся по сторонам. Больше с ним из электрички никто не вышел Конечно, он и не ожидал, что будет столпотворение народу в 6 утра, но хоть кто то должен был выйти. Может зря он так психанул и свалил из города.Но с другой стороны деваться было некуда. Экзамены он провалил, из общаги выселили и если он еще и пересдачу завалит, то армии не миновать.А служить Вадику не хотелось.И домой возвращаться тоже.Если отец узнает,что все его деньги он спускал не на учебу,а на пьянки-гулянки, дома будет похуже чем в армии.Поэтому,кровь из носа, ему нужна была работа и возможность перекантоваться до осени.Он поправил руками лямки рюкзака и вздохнул.Тяжелые книги, зараза. Не приученный к физическому труду, Вадим даже не представлял чем ему заняться, поэтому решил, что за городом работу найти проще простого, а снять домик у какой-нибудь старенькой бабульки раз плюнуть.
Неожиданно раздался громкий гудок и Вадим вздрогнул, очнувшись от тяжелых мыслей.Отскочив от края платформы, он гневно помахал кулаком машинисту, который радостно гуднул в ответ. Двери вагона громко захлопнулись, отсекая его цивилизации и поезд медленно тронулся, постепенно набирая ход. Вадик посмотрел по сторонам. С одной стороны пустой перрон утыкался в густой лес, с другой, железнодорожный путь пересекала сельская грунтовая дорога.Он снова подкинул на плечах тяжелый рюкзак и направился в ее сторону.
Спустившись с перрона, он ступил на дорогу и посмотрел в обе стороны. И слева и справа дорога уходила до самого горизонта, где терялась в лесном массиве.Внезапно налетел ветер и гигантские ели и сосны угрожающе зашумели ветками,словно предупреждая непрошеного гостя о незаконном вторжении в их владения. Вадим поежился. Может вернуться назад, пока не поздно. Перекантуюсь у друзей, листовки у метро раздавать, можно же как то выкрутиться. На фига он вообще рванул неизвестно куда.
- Но, старая кляча, - раздался голос за спиной.- Еще не хватало, чтобы нас сбили на переезде.
Вадим отскочил в сторону и обернулся.Через железное полотно, стуча деревянным колесами, медленно переползала старая телега.На ее краю сидел старый дед с белой бородой и уговаривал кобылу ехать быстрее.Лошадь лениво махнула хвостом, отгоняя назойливых мух и и не торопясь пошла вперед.
-Уф, - выдохнул дед, останавливаясь рядом с Вадимом.- И так каждый день. Не понимает дуреха, что убиться может.Он прищурился, осматривая парня с ног до головы.- Куда направляешься, соколик? Случайных людей в этой глуши не бывает.
Вадим замялся.
- Да я уже передумал. Сейчас обратно на электричку сяду, два часа и в городе.Хотел работу тут найти, да видать неудачно, нет тут ничего.
Дед оживился.
-Зря ты так думаешь,парень.Работа тут есть, правда тяжелая.Но платят хорошо. Если хочешь, садись, я подброшу.Часов пять до деревни ехать,ноги устанут.
Вадим посмотрел еще раз на станцию.Возвращаться,если честно не хотелось, да и не куда было.
- Ладно,- он с облегчением сбросил с плеч рюкзак и кинул его в телегу.-Я Вадим, - протянул он руку деду.
- Пахомыч, - рука деда оказалась на удивление крепкой.- Заваливайся на мешки с мукой, дорога длинная.
Вадик запрыгнул на телегу и наслаждением упал спиной на серые мешки. Солнце уже стало припекать,ветер стих и день обещал быть жарким.
- А озеро там есть?- спросил он деда.
- А как же без него, - удивился Пахомыч.- Деревни без озера не бывает.
Он достал из-под сена маленький приемник и включил его.В воздухе полилась мягкая джазовая музыка.
- Вы, молодежь, наверно, такое уже не слушаете,- дед обернулся и посмотрел на Вадима.- Одни рэпы ваши.
- Ну почему, - замялся Вадик.- Я люблю разные направления, например андеграунд.
Дед немного завис, услышав незнакомое слово, выдохнул и обреченно махнул рукой.
- Потерянное поколение.
Отвернувшись,он взмахнул вожжами и крикнул:- Пошла милая,быстрее.
Кобыла дернула ушами и не меняя скорости, презрительно фыркнула
- А что за работа в деревне?-спросил его Вадим.- Я как бы физически не очень крепок.
- Я вижу, - буркнул все еще обиженный дед на незнакомое слово.-Там для всех есть работа.
Ну и ладно, не стал расстраиваться Вадим. Не хочешь говорить,не надо.Он закинул руки за голову,подставляя лицо горячим лучам солнца и неожиданно для себя задремал.

Он проснулся от резкого толчка и открыл глаза.Над ним склонился Пахомыч,который толкал его в плечо.
- Вставая парень,приехали, разгружаться пора.
Вадим приподнял голову и огляделся. Повозка стояла на краю деревни,состоящей из пары десятков домов. Сельская дорога проходила посередине и заканчивалась тупиком, где стояла небольшая часовня..
- Где я?- недоуменно спросил он деда.-Это и есть деревня?
- А что ты хотел?- удивился Пахомыч.- Дома деревянные есть, лес густой есть, озеро недалеко. Чай, не деревня.
- А работа?- расстроился Вадим.- Где мне тут найти работу?
- А с эти проблем нет,- успокоил его дед. - Иди в сторону часовни, справа будет большой дом. Спроси Степана,он точно тебе найдет работу.
- Он председатель что ли?
- Не,- усмехнулся Пахомыч.- Председатель, это должность, а Степан,это Степан. На нем вся деревня держится.Если бы не он, деревня бы давно вымерла, а так он нам всем работу дает. И живы мы, только благодаря ему.
- А что за работа то?- спрыгнул с телеги Вадим и накидывая на плечи рюкзак.-У меня ограничение есть по здоровью.
- Иди парень, мне работать надо,- проворчал дед, закидывая на плечо мешок с мукой. - Понаслушаются своих андеграундов, потом,тяжелее своего члена в руках держать не могу.
Вадим с изумлением посмотрел на деда, который чуть покрякивая, понес на плече тяжелый мешок с мукой в дом. Потом поправил лямки своего рюкзака и вздохнул.
- Ну потерянное поколение, ну что мне теперь обоссаться что ли, что таким вырос?
Он огляделся по сторонам. Домики все старые,но ухоженные, заборы новые. С трех сторон деревню окружал густой лес.Стояла звенящая тишина, давящая на уши.С непривычки было неуютно не слышать шум города.Он вытащил мобильный.
- Не ловит, - из окна дома, где скрылся дед, выглядывала бабка.- Можешь не пытаться.
- Почему? - удивился Вадим.- Сейчас зона покрытия почти везде.
- А кому мы тут нужны?- кивнула в сторону леса бабка.-Тут нет не одной телефонной вышки.
- Хреново,- опечалился Вадим.- Про интернет даже спрашивать не стоит, да?
- Тут люди живут, а не хренью маются,- проворчала бабка.- Городские тут не приживаются. Степан чуть не каждый месяц ищет новых работников.Никто не хочет работать,только деньги получать.
- Значит сейчас ему требуется работник? - обрадовался Вадим.- А что надо делать?
- Он тебе сам расскажет,- смутилась бабка.- Мое дело маленькое, печь хлеб на всю деревню, а у него бизнес. Я в этом не понимаю.
- Ладно, спасибо, - Вадим радостно зашагал вперед, желая быстрее покончить с неопределенностью.

Чем ближе Вадим подходил к большому дому, стоявшему у края леса, тем отчетливее слышал за забором стул топора. Подойдя к расписным красным воротам, он увидел дверное кольцо для стука.
- Прикольно, - он схватил кольцо рукой и постучал три раза.- Есть кто дома?
Стук топора прекратился, послышались шаги. Что-то забренчало и в воротах приоткрылась маленькая дверь.На пороге стояла высокая женщина, лет 35, с топором на плече. Она внимательно посмотрела на Вадима и неожиданно улыбнулась.
- Ну привет! Чего хотел, парень?
- Ээ,- замялся Вадим. - Мне бы Степана увидеть.Я насчет работы.
- Аха,- хмыкнула женщина и снова окинула взглядом Вадима с ног до головы. - А не слабоват ли ты для физической работы?
- Ну,кур покормить, двор подмести, это я могу. Дрова рубить не умею, но если научите..
Женщина громко расхохоталась.
- Допустим, дрова я и сама могу нарубить, - она отошла в сторону и сделала приглашающей жест. - Я Людмила, заходи, муж скоро придет, с ним и поговоришь.
Вадим перешагнул порог и оказался на большом дворе. Внутри дом оказался еще больше чем снаружи.Забор уходил далеко за дом, отхватывая большой кусок леса.
- Посиди около бани, пока я дров нарублю, - женщина кивнула на скамейку около небольшого домика, стоящего чуть поодаль от основного дома. Вадим присел и огляделся. Внутри, на воротах, висела огромная цепь.
- А это для чего? спросил он Людмилу.
- От всего, - неопределенно ответила она. - Живем на отшибе, зверье дикое шастает, люди лихие. Осторожность не помешает.
Вадим поежился. Работа за городом уже не представлялась такой радужной.
Женщина поставила очередное полено на пень и взмахнув топором, нанесла сильный удар прямо по центру. Чурбак разлетелся на две половинки.Вадик открыл рот.Заметив его изумление, Людмила улыбнулась.
- Хочешь помочь?
Вадик сглотнул комок в горле и кивнул головой.
- Собирай их и складывай под навесом. Степан придет с охоты, захочет в баньке попариться.
Дело пошло поживее. Людмила рубила, Вадим укладывают поленья ряд за рядом, словно черепицу.Через полчаса все было закончено.Людмила воткнула топор в пень, сняла платок с головы и вытерла им пот со лба.
- Квас будешь?
Вадим устал плюхнулся на скамейку и молча кивнул. Сил говорить не было совсем.
Людмила на пару минут вошла в дом и вышла с большим кувшином. Она успела скинуть фартук, который оказывается скрывал большую грудь. Встав на крыльце,она запрокинула голову и стала жадно пить из кувшина. Вадим завороженно наблюдал как заколыхалась под рубашкой свободная от лифчика грудь.
-Эй, - услышал он и подняв глаза. Людмила поймав его взгляд, протянула кувшин. -Ты про квас не забыл?
Вадим покраснел и вскочил с на ноги.
- Да я, это.. - замямлил он.- Притомился что-то, с непривычки.
Подойдя к женщине, он взял кувшин в руки и сделал большой глоток.
Неожиданно, он почувствовал ее мягкую руку у себя на голове и замер.
- Уходи отсюда, - прошептала Людмила.- Жалко тебя.

Неожиданно, за забором раздался зычный голос.
- Жена открывай, муж пришел,- в ворота нетерпеливо застучали.
Людмила вздрогнула и убрала руку.
- Прости, - виновата сказала она Вадиму и бросилась открывать дверь.
Чуть пригнув голову, во дворе появился коренастый мужчина.Скинув капюшон, он поцеловал Людмилу в щеку и протянул убитого зайца. - Отнеси на кухню.
Рядом с ним появилась огромная белая собака.Длинная голова, в форме яйца, повернулась в сторону Вадима и уставилась на него узкими треугольными глазами.
- Бультерьер, - Вадим попятился назад и споткнувшись, упал в поленницу, которую только уложил. Раздался грохот падающих поленьев и собака зарычав, приготовилась к прыжку.
- Рядом, - слова хлыстом ударили пса и тот, недовольно заворчав,остался на месте.
Степан, с молчаливым вопросом на лице, повернулся к жене.
- Новый работник, - быстро сказала Людмила.-Заместо старого.
Мужчина, уже с интересом, посмотрел на Вадима, пытающегося подняться с земли.
- А не слабоват он для этого?
-Так и я про тоже,- торопливо произнесла Людмила.- Не подходит он.
- Я смогу,- Вадим наконец выбрался из под поленьев и встал на ноги.- Мне позарез нужна работа.
- Кто-нибудь знает что ты здесь?-спросил его Степан.
- Нет, я один тут живу. Родители в другом городе. Мне нельзя возвращаться домой, отец убьет,если узнает что меня отчислили из института.
- А вот это уже интересно,- Степан переглянулся с Людмилой.- Пригласи парня в дом, а я сейчас Роя отведу в вольер и приду тоже.Нам есть о чем с ним поговорить.

Борщ был вкусный. Ничего не замечая вокруг, Вадим набросился на суп, словно не ел целую неделю.Людмила сидела напротив и с жалостью смотрела на парня.
-Тебе сколько лет?
- 23, - промычал Вадик, откусывая большой кусок черного хлеба.- Я на третьем курсе завалил экзамены. Мне кровь из носа нужны деньги,чтобы восстановиться, хотя бы на платном,- он застучал ложкой по пустой тарелки и виновато поднял на Людмилу глаза.- Можно еще? Очень вкусно, - добавил он.- Никогда такого борща не ел.
Женщина молча кивнула и взяв тарелку ушла на кухню.Вадик сытно рыгнул и откинулся на спинку деревянного стула.Немного насытившись, он мог уже нормально соображать и огляделся по сторонам. Большая комната напоминала городскую гостиную.На стенке висел большой плазменный телевизор, а на столе лежал открытый ноутбук.
- У вас есть интернет? - обрадовался Вадим.
- А почему его не должно быть? - в комнату вошла Людмила, неся новую тарелку борща.
- Да, бабка при въезде в деревню сказала. Нет ни мобильного,не интернета.
Людмила улыбнулась.
- Мама не любит интернет, говорит там одни девки голые. Ревнует к папе.
Вадик икнул.
- Так Пахомыч ваш отец?
Женщина кивнула головой.
- Мы местные, тут родились, тут вероятно и умрем. Деревня загибалась, вся молодежь рванула в город, на заработки. А Степан, наоборот, приехал из города.Купил дом, начал ухаживать за мной, родители мои души в нем не чаяли, так что без раздумий дали согласие на нашу женитьбу.Я родила дочь и стала помогать мужу в его бизнесе.
- А что за бизнес?- Вадик слушал разговор в полуха,пытаясь наесться впрок.Вдруг не возьмут на работу, когда он еще сможет так поесть.
Людмила открыла рот, но в сенях послышались шаги и в комнату вошел Степан.
- Я заводчик собак,- он протянул руку парню.- Степан Михайлович, можно просто Степан
- Вадим,- его рука словно оказалась в капкане.- Временно бомж.
Степан снова переглянулся с Людмилой.
- Принеси ка жена нам графинчик, а мне что-нибудь поплотнее, чем супчик.
- Я не пью, - запротестовал Вадим. - Не приучен.
- Так это не предложение,- Степан разлил прозрачной самогонки в два стакана.- Работа нужна?
Вадим жалостливо посмотрел на Людмилу, но она отвела глаза в сторону.
- Да,- кивнул он.- Очень нужна.
- Тогда за знакомство,- мужчина открыл рот и опрокинул весь стакан в горло.
Вадик понюхал самогон и поморщился.
- Ну,- Степан выжидательно смотрел на него.- Мне слабаки тут не нужны.
- Я не слабак, - Вадим зажмурил глаза и начал быстрыми глотками пить самогон. Легкие обожгло, дыхание сбилось и он закашлял.
- ЫЫЫ,- он выронил стакан на стол и попытался сделать вдох. Лицо покраснело от напряжения и он забил себя кулаком в грудь.
- ЫЫЫ, - легкие отказывались работать.
Тяжелая рука Степана опустилась ему на спину.
- Кха, - вылетело горла парня и воздух наконец проник ему в легкие.
- Борщом закуси,- засуетилась Людмила, поднеся ложку к его рту.
Вадим проглотил суп и почувствовал как жжение в легких слегка отпускает.
- Наш человек, - довольно захохотал Степан, видя как лицо парня снова белеет.- Чистый самогон, неразбавленный. Не то что в городе, водичка для слабаков.
Вадим откусил большой кусок хлеба и посмотрел на мужчину.
- Я принят?
Степан резко перестал смеяться.
- Если честно, ты слабоват для моей работы, но я вынужден буду тебя взять, так как мой предыдущий работник сбежал с деньгами.Не все выдерживают мой график, хоть и плачу хорошо.
- Сколько?-замер Вадим.
- 50 тысяч в месяц, для деревенских, это хорошие деньги. Плюс проживание в моем доме и бесплатна еда. Но пахать придется много. Каждый день с пяти утра до пяти вечера, без выходных.
- 150 тысяч за лето, - промелькнула шальная мысль в голове Вадима. -Я смогу поступить на платное и проучиться два года.
- Я согласен,- быстро сказал он.- Готов умереть за это.
- Ну с этим еще погоди,- усмехнулся Степан. - Сперва поработать придется, но считай,что ты принят.
Неожиданно, перед глазами Вадима все поплыло. Голос Степана стал удаляться и вскоре пропал. Вадим увидел перед собой лицо Людмилы.
- Вадим, ты в порядке?- спросила она.-Ты меня слышишь?
Вадим протянул к ее груди руку.
- Ты красивая, - хихикнул он и силы оставили его. Он уронил голову на стол отключился.
- Слабак, -поставил диагноз Степан.- Долго у меня не протянет.
- Не трогай парня, прошу, - Людмила умоляюще посмотрела на мужа.- Он еще ребенок.
- Ничего личного, - Степан закинул бесчувственное тело парня себе на плечо.- У меня заказов на год вперед, а его никто не хватится. Ночью отоспится, а завтра утром познакомлю его с Роем.

Вадим медленно выплывал из тумана.Голова была словно чугунная и по ней кто-то постоянно бил.
- Тут-тут-тук.
Он открыл глаза и закашлял.
- Пить,- простонал он и повертел головой по сторонам. Лучше бы он этого не делал.Перед глазами все поплыло, что-то поднялось из желудка к горлу и он едва успел свесить голову с кровати, как горькая жидкость хлынула из него на пол. Корчась от спазмов в желудке,он заметил стакан с водой на прикроватной тумбочке и схвати рукой, жадно припал к нему губами.
Огуречный рассол, узнал он, когда жадным глотками осушил весь стакан. Облегченно выдохнув, Вадим упал головой на подушку.
- Тут-тут-тук,- услышал он вновь и поднял глаза к потолку.Судя по всему над ним находилась спальня хозяев, кровать которых сейчас ходила ходуном. Послышался женский стон.
- Хватит,ты мне делаешь больно, - услышал Видим голос Людмилы.- Я не хочу.
- Заткнись,- послышался шлепок и снова ритмичное тут-тут-тук.
- Ну на фиг такое кино,- Вадим спустил ноги с кровати и огляделся.Он находился в маленькой комнатке,где кроме кровати и тумбочки ничего не было.Подняв руку к глазам, он посмотрел время. Полтретьего утра.Пора сваливать отсюда, пока Степан занят.На фиг эту работу, на фиг этого бультерьера Роя, который ростом больше похож на маленькую пони,чем на собаку. Пошатываясь,он схватил рюкзак и приоткрыл дверь. Пройдя по длинному коридору, он вышел в большую комнату, где находился вчера.Посмотрев на стол,где стоял недопитый графин, Вадик еле сдержал вновь подступившую к горлу рвоту. Держась рукой за стену, в полной темноте, он наконец пробрался к выходу и открыл дверь во двор.Холодный воздух освежил его лицо.Спустившись по ступням, он подошел к воротам и увидел толстую цепь,закрывающую ворота.
- Черт,- Вадик подергал ее. Большой замок стукнулся об железные ворота, нарушив утреннюю тишину громким звуком.Сердце ушло в пятки. Постояв с минуту и убедившись, что все спокойно, Вадим посмотрел наверх.Забор был слишком высок,чтобы допрыгнуть до него. Надо подтащить скамейку.Он посмотрел в сторону бани и замер.Из темноты на него молча смотрели желтые глаза.Вадик попятился и прижался спиной к забору.Снова забренчала цепь.Послышалось тихо рычание.
- Рой, - прошептал побелевшим губами Вадим.- Это свои.
Из-за тучи выглянула луна,осветив двор.Огромных размеров белый пес медленно надвигался на Вадима. Крысиная морда бультерьера с треугольными глазами парализовала его. Шесть пса стояла дыбом, уши были прижаты, собака явно готовилась к прыжку.
- Рой, Рой, не надо, - Вадим выставил перед собой рюкзак и бочком стал пробираться обратно к дому. Пес повернул голову и стал провожать его взглядом. Луну снова закрыли тучи и стало темно. Желтые глаза проникали Вадиму в душу.Холодный пот потек по спине. Пятясь от пса, он нащупал ногой ступеньки дома и развернувшись,бросился в дом.Хлопнула дверь и пес перестал рычать. Желтый свет в глазах потух, шерсть опала и Рой лег на мокрую траву.Положив голову на передние лапы, он прикрыл глаза и стал наблюдать за дверью.
- Чертов пес,- Вадим через щель тоже наблюдал за ним. Минут через 10, он устал и решил вернуться в комнату.Упав на кровать,он закрыл глаза и проваливаясь в сон, успев подумать,что завтра утром он точно уйдет.

- Подъем, - громкий голос Степана подбросил Вадима на кровати.
- Что?- он поднял руку к лицу, пытаясь рассмотреть в открытой двери мужчину.- Еще слишком рано.
- Вставай,- Степан рывком сдернул его в кровати.-Твой первый день на работе.
- Я заболел, - голова Вадима все еще была набита ватой.- Мне плохо.
- Сейчас подлечим, - Степан увидел на полу лужу рвоты.- Людмила, приберись тут, кажется, парень вчера не рассчитал свои силы.
За спиной Степана появилась одетая Людмила.На правой щеке расплывалось красное пятно.Поймав взгляд Вадима,она смущенно пробормотала:
- Ударилась вчера, случайно.
- Он не спрашивал тебя,- Степан повернулся к парню и ткнул в него пальцем.- Даю пять минут на подъем.
Развернувшись, он молча вышел из комнаты.
Вадим застонал и снова рухнул на подушку.
- Сколько время?
- Пять утра,- Людмила присела на край кровати и положила руку ему на лоб.-Ты совсем бледный.
- Я хочу уйти отсюда, - прошептал ей Вадим.-Я слышал вас ночью, мне это не нравится.
Людмила покачала головой.
- Уже поздно, он тебя так просто не отпустит,прости,- она убрала руку и встала.- Иди завтракать, муж ждет, а я тут уберусь.
Вадим встал и потянул за собой рюкзак.
-Я тут не останусь.
Людмила ничего не сказала ему, а просто повернулась и стала убирать комнату.
Уже по знакомому коридору,он вышел в большую комнату,где за столом сидел Степан.
Увидел парня, он хлопнул по стулу руку.
- Садись, покушаем, заодно поговорим.
В желудке противно заурчало при виде горячей каши на столе и Вадим безропотно сел за стол.
- Хочешь уйти?-спросил его Степан,накладывая в тарелку вкусно пахнущей каши.
Вадим молча кивнул.
- Ешь,- приказал мужчина. -Чтобы силы были, надо есть хорошо.
Вадим молча набросился на кашу. Степан с удовлетворением посмотрел на него.
- Каюсь, вчера был не прав. Не надо было заставлять тебя пить.
Вадим поднял глаза и посмотрел на мужчину.
- Но мне кровь из носу нужен работник.Я часто отлучаюсь по делам, а Людмила одна не справляется.
Услышав ее имя, Вадим покраснел и опустив глаза,снова стал есть.
- В бизнесе главное доверие, - продолжал Степан.- Предыдущие работники пытались меня обмануть, а я не потерплю этого,- он сунул руку в карман и вытащил пачку денег.Отсчитав десять пятитысячных, Степан положил их перед Вадимом.
- Пятьдесят тысяч, как я обещал, за первый месяц. Можешь взять сейчас как знак доверия с моей стороны. Если возьмешь, я ожидаю от тебя такого же жеста.
Вадим уставился на деньги и комок каши застрял у него в горле.Всего лишь потерпеть три месяца, а потом снова в город.
- Я пить больше не буду,- он протянул руку и взял деньги.
- Заметано, - повеселел Степан.- Доедай кашу и пойдем на улицу, расскажу чем ты будешь заниматься.

На улице уже во всю светило солнце. Вадим набрал побольше воздуха в легкие и счастливо выдохнул.Головная боль отступала.Нервное напряжение после ночи осталось позади.
- В деревне рано светает,- Степан возился с замком у ворот. Цепь загромыхала,падая на землю и Вадим вздрогнул.Обернувшись,он глазами поискал пса. Роя нигде не было видно.
- Поэтому 80 процентов работы мы делаем до полудня, пока солнце не начинает припекать,- продолжал Степан.- Идем,- он махнул парню рукой и завернул за угол дома.- Познакомлю тебя с моим бизнесом.
Вадим обернулся и посмотрел на крыльцо.У дверей, скрестив руки на груди, стояла Людмила.Проводив мужа взглядом, она перевела глаза на Вадима и ничего не сказав, скрылась в доме.
- Вадим, - услышал он громкий крик Степана.- Ты где? Работать уже пора.
Он быстрым шагом обошел дом и застыл в изумлении. Под большим навесом находился вольер с клетками.В каждой клетке сидело по одной собаке.Все бультерьеры были как подбор белые и мускулистые. Увидев незнакомца, собаки повставали и просунув длинные носы сквозь решетку, попытались унюхать запах чужого. Вадим попятился.
- Не бойся, - увидев страх на его лице, усмехнулся Степан.- Это обученные собаки на продажу, без команды на людей не бросаются.
- А какая команда должна быть? - осторожно спросил Вадим.
Степан похлопал себя по нагрудному карману и вытащил тоненькую трубочку.
- Ультразвуковой свисток, его слышат только собаки. Тональность, количество повторений, означает разные команды, - он убрал свисток обратно в карман.- Этих собак уже покупают, так что скоро я отлучусь и дом останется на тебе и Людмиле. Ах да, еще на Рое. Рооой! - громко крикнул он, - иди сюда.
Вадим попятился к дому.
- Он без поводка?
- Он, считай, как член семьи, - довольно произнес Степан, увидев как от земли в пяти метрах от них, из травы мелькнула тень.
- Стоять,- рявкнул он псу, когда тот бросился к Вадиму. Бультерьер замер в паре метров от парня, негромко рыча.
- Слушается только меня, - Степан подошел к псу и погладил его по яйцевидной голове.В треугольных глазах пса стал затухать желтый свет, утробное рычание стихло.
- Остальных презирает, даже мою жену, не смотря на то, что уже давно ее знает,- мужчина положил руку на плечо Вадима.-Свои.
Пес недовольно заворчал. Шерсть снова встала за загривке.
- Свои, - уже громче повторил Степан.- Охранять.
Пес сделал шаг вперед и поднял на Вадима голову.В безмолвном взгляде пса читался такой разум, что Вадим невольно отвел глаза в сторону.
- Он умнее чем ты думаешь,- хохотнул Степан.- Это племенной пес, я его выводил несколько поколений, отбирая самых здоровых и умных щенков. Можно сказать, я его создал таким.
Рой сделал еще шаг и ткнул мокрым носом в ладонь Вадима и сел рядом.
- Ну вот,- удовлетворенно произнес Степан..- Теперь куда ты, туда и он. Теперь о работе.В твои обязанности входит чистка вольеров, кормежка собак,уборка территории и помощь по дому Людмиле, если она попросит.Приступай,- хлопнул он парня по спине.
- А инструменты?
- Черт,- хлопнул себя по лбу,Степан.-Совсем забыл, пойдем покажу.
Вадим почувствовал на спине взгляд и обернулся. Рой встал и не спеша пошел за ними. Ростом выше колена, пес один своим видом внушал страх. мощные мускулы, под короткой белой шерстью, перекатывались при каждом шаге.
- Чем же тебя так надо кормить,чтобы ты вырост таким?- прошептал Вадим. Но Степан услышал его.
- Генетика, я же говорил, такого пса я выводил несколько поколений. Ну и конечно особая еда. Мой личный рецепт, о котором тебе знать ни к чему, Он распахнул дверь небольшого домика из красного кирпича, стоящего около вольера.
- Тут все мои инструменты и не только, - с гордостью произнес Степан, отступая в сторону и пропуская вперед парня.Инструменты справа, оружие слева.
Вадим заглянул внутрь и ахнул. Чего только там не было. На стенах висели арбалеты, топоры, молотки, цепи, колья, огромные капканы, и даже парочка винтовок.
Степан довольно усмехнулся произведенным эффектом.
- Охота, мое любимое занятие, которое, к тому же приносит неплохой доход в семье. Если подружимся, то как-нибудь сходим вдвоем. А пока,- он протянул Вадиму метлу.- Приступай к своим рабочим обязанностям.

К полудню Вадим еле двигал ногами.Пока Степан выводил собак из вольеров и уходил с ним в лес, Вадим вычищал клетки,словно Геракл авгиевы конюшню.Водой из шланга поливал деревянную поверхность,а потом выгребал грязь.Закончив в этим, бегал в дом, где Людмила уже наготовила требухов для псов.Заполнив кормушки, он рухнул без сил на скамейку около бани и закатил глаза к небу.
- Я не приучен к физическому труду,- простонал он.Ноги отказывались двигаться, спина болела, на руках вспухли мозоли.
Людмила сняла передник и вышла на крыльцо.
- Обедать будешь?-спросила она Вадима.
Говорить не было сил и парень просто кивнул головой.
- Сиди тут, работничек, - хмыкнула она, видя его состояние.-Тарелку сейчас вынесу.
Рой все время следовал за ним по пятам.Вадим уже привык к нему, как к своей тени и повертел головой в поисках пса. Бультерьер был неподалеку.Положив голову на передник лапы, он дремал, периодически посматривая в сторону Вадима.
- Он как будто сожрать меня хочет,-пошутил парень,когда Людмила подошла к нему с тарелкой щей и краюхой черного хлеба.
Рука Людмилы дернулась и горячий суп попал на руку Вадима.
- Черт, горячо,- вскрикнул он.
- Прости, я сейчас принесу тряпку,- Людмила поставила тарелку на скамейку и убежала в дом.
- Рой, -крикнул Вадим псу.- Поди тоже притомился, полдня за мной ходишь, -он выудил из супа кусок мяса и протянул Рою.- Будешь?
Бультерьер поднял голову и потянул носом. Потом приподнял верхнюю губу и обнажив большие белые клыки, зарычал.
- Ну, не хочешь как хочешь, - Вадим сунул кусок мяса себе в рот и с набитым ртом добавил.- Колхоз-дело добровольное.
Он вспомнил сегодняшнее утро и загрустил. В таком темпе он не протянет здесь три месяца.
Неожиданно, за домом послышался громкий голос Степана. Рой встал и не спеша пошел на встречу хозяину.
- Я здесь,- крикнул ему Вадим. - Обедаю.
- Как первый день,- Степан подошел к парню.- Не сильно устал?
Вадим замялся.
- С непривычки тяжело,- признался он.- Но Рой не дает соскучиться.
- Ха, - усмехнулся Степан.- Да ты парень с юморком, люблю таких.
Он повернулся к вышедшей из дома жене.
- Я после обеда в город поеду.У меня встреча с заказчиками. Буду завтра утром, сама понимаешь,- он подмигнул ей. - Переговоры, такое тяжелое дело.
Вадим проглотил последнюю ложку супа.
- Собак покупают?
- А то? - гордо произнес Степан. - Мои бойцовские собаки самые лучшие.На них знаешь какой спрос.Каждая стоит от пятидесяти до ста тысяч долларов.Из самой Саудовской Аравии покупатели есть.Кто-то покупает для собачьих боев, а кто-то оставляет для своей охраны. Только Рой не продается, хотя мне за него предлагали миллион.
Пес дернул ушами, словно понимая, что речь идет о нем и подошел к хозяину.Вадим неожиданно протянул руку и погладил пса по голове.Бультерьер от неожиданности окаменел от такой наглости.
- Нет,- крикнул на него Степан. - Его нельзя гладить.У него должен быть только один хозяин.
Рой очнулся и в его глазах сверкнули желтые огоньки.
- Рой, нельзя, - крикнул ему Степан.- Кому сказал.
Короткая белая шерсть пса стояла дыбом, мускулы вздулись на ногах. Рой не хотел слушаться. Вадим в ужасе прижался спиной к деревянной бане.
Степан быстро вытащил из нагрудного кармана свиток и что-то беззвучно просвистел.Тело бультерьера обмякло, желтые огоньки в треугольных глазах погасли и он очнувшись,посмотрел на Степана и виновато махнул обрубком хвоста.
- Больше так никогда не делай,- приказал Вадиму Степан.-Этот пес,если его разозлить, становится демоном и даже меня перестает слушаться.
Он положил руку на спину псу.
- Пока меня не будет, запру его в вольере.Ты как?
Вадима немного отпускало.
- Можно, я пойду полежу.Устал сегодня.
- Конечно иди,- Степан потрепал его по плечу.- На сегодня работы больше нет, так что можешь отдыхать.
Вадим с трудом оторвался от скамейки и пошатываясь пошел в дом.
- Вечером можешь помыться в бане,- крикнул ему в спину Степан.- От тебя потом несет.
- И как тут не нести, когда такой зверь на тебя бросается, - пробурчал Вадим поднимаясь по ступенькам и входя в дом.- Хорошо,что не обосрался от страха.
Пройдя по коридору, он вошел в свою комнатку и рухнул на кровать.
- Боже, как же хорошо,- блаженно улыбнулся он в потолок.-Лежать и ничего не делать.
Он посмотрел на рюкзак с книгами.
- Чуть-чуть полежу и буду готовиться к экзаменам. Просто полежу с закрытыми глазами 5 минут и все, - Вадим закрыл глаза и провалился в глубокий сон без сновидений.

Когда Вадим проснулся, было уже темно.Он полежал, прислушиваясь к своим ощущениям. Неотдохнувшее тело представляло один комок боли.
- Я хочу умереть,- простонал он поглядывая на часы. Половина первого ночи. Еще спать и спать.Набитый мочевой пузырь напомнил ему, почему он проснулся.
- Поссать,помыться и спать, - Вадим посмотрел на потолок и прислушался.Стояла тишина.
- Спит,- подумал он и вышел в коридор.В окна была полная луна,так что до выхода из дома он добрался без приключений.Постоял на крыльце,вздыхая холодный воздух и неожиданно вспомнил о Рое.Заскочив в дом, он с опаской выглянул наружу в поисках желтых глаз. Странно,пса нигде не было видно.Тут он вспомнил,что Степан пообещал запереть пса и облеченно выдохнул. Снова выйдя на крыльцо, он уже без боязни направился к деревянному сортиру, стоящему в углу двора.
- Вот приспичит неожиданно, хрен добежишь, - хмыкнул он,дергая на себя деревянную дверцу.- В городе лучше как ни крути.
Сделав свои дела, он направился к бане и вдруг заметил маленький, еле заметный, желтый огонек, бьющий из ее окна.Он затаил дыхание и стал осторожно красться к нему. Стараясь не попасть в освещенный круг света, он прильнул к окно и замер.На нижней полке лежала обнаженная Людмила. Одной рукой, она сжимала свою большую грудь, второй ласкала себя между ног. Ее красивое лицо было искажено гримасой страсти. Вдруг Людмила выгнула спину, белые зубы прикусили губу и она вскрикнула. Вадим, завороженный эти зрелищем, прильнул еще ближе к окну и стукнулся лбом об стекло.Людмила вздрогнула и повернулась в его сторону. Вадим отпрянул и скрылся в темноте двора.Затаив дыхание, он снова посмотрел на баню. Перед окном стояла обнаженная Людмила и смотрела на то место, где он только что стоял. Не скрывая своей наготы, она улыбнулась и потушила свет. Вадим, наконец, вспомнил как дышать и бросился в дом.Упав на кровать, он замер,пытаясь успокоить громко стучавшее сердце.
Минут через пять тихонечко скрипнула дверь и на пороге появилась Людмила.Тихо подойдя к нему,она наклонилась и прислушалась.Вадим замер, стараясь изобразить сон.Минута,пока она рассматривала его,казалось вечностью. Потом, послышались шаги и он остался в комнате один. Тихонечко выпустив воздух сквозь сжатые зубы, он вытер вспотевших лоб. Если бы она его застукала, ему было бы несдобровать. Над ним скрипнула кровать и Вадим улыбнулся.Обошлось.
Он повернулся на бок и закрыл глаза. Времени поспать осталось мало, но восстановить силы не мешало бы.Завтра будет второй день его пребывания в доме Степана, но эмоций уже было через край.
- Будет, что рассказать друзьям, когда он вернется в город осенью, - довольно хмыкнул он, вспоминая обнаженное тело Людмилы. - Никто же не поверит.

Часть 2
https://www.reddit.com/Pikabu/comments/bg5pmv/%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%B8%D0%BA_2_%D1%81_%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D1%85%D0%B8%D1%85%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%BA/
submitted by xixidok to Pikabu [link] [comments]

Майнкрафт, но мир постоянно меняется Майнкрафт - YouTube Майнкрафт, но мы лилипуты [Шаг-за-шагом] Как в Unity сделать крюк кошку? Как сделать жете антурнанRG

Прыжок шагом с поворотом тоже снизил свою стоимость на 0,1 балла и теперь составляет 0,4. Общая оценка за композицию может составлять максимум 20 баллов, 10 из которых начисляются за трудность ... Как сделать шпагат в прыжке. Шпагат в воздухе (или Grand Jeté) это зрелищное балетное движение, когда танцор подпрыгивает и во время прыжка делает шпагат. Это впечатляющее движение возможно сделать, если предпринять все в ... Как в Ворде сделать колонтитулы Колонтитул это область, расположенная вверху или внизу поля документа. В нем можно указать краткие сведения о документе целиком или каждой страницы в ... Первым шагом в выполнении базового трюка является разгон. Перед тем как сделать на скейте "олли", нужно немного разогнаться, потому как на ходу прыжок делается куда легче, чем с места. Прыжок шагом сгибая и разгибая ногу. ... как в прыжке шагом «кольцом». Прыжок толчком одной ноги и махом другой вперед (назад) с поворотом кругом. ... Руками сделать мах вверх, а ноги ...

[index] [3647104] [2979647] [4553806] [1605526] [2509039] [1821765] [2806845] [2798289] [3312754] [4806472]

Майнкрафт, но мир постоянно меняется

Как сделать кувырок назад. - Duration: 10:19. Онлайн уроки танцев с Шоу-балетом "Культурная революция" 710,361 views МАЙНКРАФТ ГОЛЕМ МОД ~ КАК СДЕЛАТЬ ГОЛЕМА И ЗАЩИТА НУБА ЗОМБИ АПОКАЛИПСИС ОБЗОР МОДА - MINECRAFT MODS - Duration: 18:43 ... 😱Майнкрафт, но я замедляюсь с каждым шагом - Фиксай и Лололошка - Duration: 14:35. FixEye 985,737 views 14:35 Как научиться делать шпагат в воздухе (Гранд Жете, Grand jete). Танцы Онлайн с Кристиной Мацкевич - Duration: 2:40. 😱Майнкрафт, но каждый прыжок становится выше - Duration: 13:41. ... 😱Как пройти майнкрафт на сложности "младенец"?

#