Как сделать небрежный пучок на голове - пошаговые фото

Художник Жак-Луи Давид.

Художник Жак-Луи Давид.
Одно время вконтакте была модной тема "заполним стены произведениями искусства" и посты со всяческим искусством. Я считаю, что искусство надо всегда смотреть в контексте. Кто нарисовал, когда нарисовал, что вокруг происходило, о чём вообще картина, тогда многое воспринимается по-другому. Поэтому сегодня мы поговорим за Жак-Луи Давида, представителя французского неоклассицизма. Одна из его известных картин - "Клятва Горациев". Согласно легенде, спор между Римом и враждебным городом условились решить не войной (потому что силы были примерно равны, а вокруг было ещё много разных не очень хороших граждан, которые только и ждали, когда кто-нибудь ослабнет), а схваткой сильнейших воинов, по трое с каждой стороны. На картине как раз запечатлён момент клятвы римлян сражаться, а их отец даёт им мечи.
https://preview.redd.it/hphbyrs99w051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=e3038fd549868f04ef4e135177b7f687c53cba2a
Дальше идёт картина "Смерть Сократа". Сократа приговорили к смерти, в общем и целом, за инакомыслие. У него была возможность избежать приговора, но он не согласился и в назначенное время сам выпил яд, считают, что цикуту. Хотя сейчас спорят, какой именно яд был использован под именем цикуты - болиголов пятнистый или вёх ядовитый. Оба растения, кстати, часто можно встретить у нас, так что, не исключено, что и сейчас кто-то где-то копает корни, размышляя, кого бы из соседей назначить Сократом. Или копытень кому-нибудь в салат покрошить. Так почитаешь книжечку "Лекарственные растения", потом на природе станешь ходить только в костюме химзащиты.
https://preview.redd.it/4a37pzxa9w051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=cd04791929e761e4f8e3b79de074d0414978e254
Дальше картина "Ликторы приносят Бруту тела сыновей". Рим был республикой, а некоторые несогласные решили устроить монархический заговор. Всегда же есть люди, которые считают, что будет царь - тогда заживём хорошо. Заговорщиков выявили, схватили, и тут консул Брут обнаружил среди монархистов двух своих сыновей. И приказал их казнить.
https://preview.redd.it/8bdc9swb9w051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=c793e7f32ad319453d780e1eb2b83ce527092e4b
Ликторы - это такие спецслужащие, которые ходили вместе с должностными лицами и следили, чтобы лицам оказывали почести. Короче говоря, государственные торпеды. Носили туго связанный пучок прутьев, иногда в середину пучка втыкали топор, натюрморт символизировал вертикаль власти и всё такое (ну или право применять силу от имени государства). Некоторые историки считают, что прутья тоже использовались для наказаний. Называлась инсталляция из прутьев с топором "фасция", в дальнейшем в геральдике использовалась как символ единства (связанные прутья). Ну и что общество может коллективно кого-то топором. Что держит птичка на эмблеме Федеральной Службы Исполнения Наказаний? А у Службы Судебных Приставов? Вот-вот. А на гербе Рособрнадзора что нарисовано? Ясно, кто надзирает за образованием? Чуть что - топором! И единство. Ну и далее по списку: например, печать Сената США, хотя у них вообще на вершине Капитолия статуя на кольце фасций стоит.
Слово "фашизм", кстати, оттуда же. Итальянское fascio - "союз" произошло от латинского fascis - пучок. На эмблеме партии Муссолини что было? Нетрудно догадаться.
ФСИН
Минобразования
Обычный забор Александровского сада.
В общем, ликторы приносят Бруту тела казнённых по его приказу сыновей, и на картине все по этому поводу печальные. Но защитили Республику от монархии. А во Франции-то на дворе 1789 год и всё наоборот, все требуют республику, а монархию немного свергнуть. Так что картину запретили выставлять, как пропаганду вредных идей.
Ну, дальше с Давидом понятно, - Якобинский Клуб, друг революционеров Робеспьера и Жан-Поля Марата, член Конвента (выборный орган, который правил после свержения короля), даже в Конвенте лично проголосовал за казнь короля Луи номер 16, с ним из-за этого развелась жена Шарлотта Давид, урождённая Marguerite-Charlotte Pecoul. Хотя, возможно, за короля был её папа, известный строитель со связями при дворе, а ей просто не нравилось, что муж столько времени на работе занят, решает, как страна жить будет. Впрочем, потом они помирились и поженились снова.
А то некоторые люди думают, что художники тихо по студиям кисточками холсты пачкают, а художники-то очень разные бывают, некоторые в высших законодательных и исполнительных органах власти за казнь короля голосовали.
Известный революционер Жан-Поль Марат был болен экземой, постоянно чесался, единственное, что его спасало - сидение в ванне. Там он устроил импровизированное рабочее место и писал всякие революционные вещи. Например, что до окончательного счастья достаточно казнить ещё немного народа, всего тысяч двести. А потом в этой ванне его зарезала роялистка Шарлотта Корде (роялистка - это те, кто за монархическую систему власти, а не те, кто за рояли против пианино). Тогда Давид и нарисовал свою, наверное, самую знаменитую картину "Смерть Марата". В рекордные сроки, меньше, чем за три месяца. На картине на деревянной тумбе написано: "Марату от Давида".
https://preview.redd.it/lenihyoffw051.jpg?width=560&format=pjpg&auto=webp&s=3cca7e223890f746266904af269d4ff872a9550c

Потом во Франции началось время, известное как Царство Террора. Как раз испытали гильотину для отрубания голов, испытания признали успешными и начали внедрять прогрессивную технологию. За период казнили по разным данным от 16 до 40 тысяч человек. Это не считая смертей от криминала. Даже специально приняли закон о подозрительных. Образовали революционные комитеты на местах, и эти комитеты как видят подозрительного - сразу его в тюрьму или казнить. Большая экономия на суде, так что количество казней сразу удвоилось. Управлял всем Комитет Общественного Спасения. Тоже, кстати, народная примета - если где-то появляется какой-то комитет спасения, - скорее всего, будут сажать и расстреливать.
И Давид, значит, тоже в гуще событий. Тут одного из заводил революции Робеспьера обвиняют во всяком прямо на заседании Конвента. В частности, неоднократно начали спрашивать за закон о подозрительных контрреволюционерах. Поэтому обвинили Робеспьера в тирании и всяком сопутствующем. Давид кричит ему: "Если ты выпьешь цикуты, я тоже выпью" (это то, что Сократ выпил, явная отсылка). А потом у Давида заболел живот, он сидел дома, когда Робеспьера арестовывали, а это был реальный шанс быть казнённым за компанию с Робеспьером, человек пятнадцать так попали. За компанию.
Поэтому Давида просто посадили в тюрьму. Даже два раза посидел с небольшим промежутком, в сумме около года. В тюрьме его часто навещала бывшая жена. После отсидки он на ней заново женился.
А на улице опять неизвестно что, старых посвергали, в правительстве теперь какая-то Директория, инфляция, еды мало, бандитизм в сельской местности. И война ещё. С Англией, Австрией, Пруссией и Испанией разом. Помимо прочих фронтов, территориально ещё в Италии воевали. Италию считали второстепенным фронтом, войска там были по принципу "хоть кто-то", поэтому туда послали малоизвестного генерала по имени Наполеон Бонапарт. Который начал воевать так успешно, что прошёл всю Италию, а потом ещё в Египет зашёл. Вообще в этот период в Европе всё очень бодро было. Во Франции революция, Наполеон в Италии отжигает. Рядом Австрия, Пруссия и Россия делят Польшу, кстати, в третий раз уже делят, и не в последний. Похоже, делить Польшу - старая европейская традиция.
В общем, во Франции разброд и шатание, и тут очередные заговорщики решили использовать популярного генерала Наполеона для очередного переворота. Ну Наполеон да, зашёл в тогдашний очередной парламент под названием Совет Пятисот и сказал, что тут страшный заговор, Директория самораспустилась, а вот тут у меня как раз гвардия, так что всем спасибо, все свободны, я и вот эти какие-то ещё два консула пока что порулим, я для удобства буду называться первым консулом, у нас же всё-таки республика. Заговорщикам, кстати, тоже сказали "спасибо, до свидания".
На этом историческом фоне Давид пишет картину "Сабинянки, останавливающие битву". Идея возникла у него, когда к нему в тюрьму приходила бывшая жена.
Согласно легенде, когда основали Рим, там не хватало женщин. И хитрые римляне во время праздника просто украли женщин у соседнего племени сабинян. Когда сабиняне собрались-таки навалять наглым римлянам, прошло уже много времени, женщин давно разобрали замуж, у некоторых были дети. И, когда женщины увидели, что сейчас папы и братья устроят резню с мужьями, то бросились между войсками и убедили заключить мир.
https://preview.redd.it/7te56lyv9w051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=a8dd556a6b177bdbb326ec7c95935c739246fe01
То есть, Давид не просто меняет стиль картины с римского на греческий, но и кардинально меняет посыл работы. По сути, его предыдущие картины "Клятва Горациев" - умрём за государство! "Смерть Сократа" - я прав, так что и помру, не жалко! "Ликторы приносят Бруту тела сыновей" - ради Республики и детей не пощадим. "Смерть Марата" - умер герой (причём по стилистике это похоже на картины распятия Христа). И тут вдруг внезапно "Сабинянки, останавливающие битву" - нет войне!
Из чего можно сделать вывод, что тюрьма и когда головы рубят тысячами, и ещё беспредел и нечего кушать - это сильно влияет на мировоззрение.
После "Сабинянок" (написанных в 1799 году) Давид в 1801 году пишет картину "Наполеон на перевале Сен-Бернар", это известный переход Наполеона через Альпы.
https://preview.redd.it/qbnrg27x9w051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=f7cd0495b140caebcf191b6dda38a251c60d1dc2
Сейчас, глядя на картину, может быть не очень непонятно, почему этот мега-пафосный проект есть в истории искусств. В наше время, конечно, на такой картине фигурировал бы чёрный гелендваген с наклейкой sparco, ксеноновыми фарами, толстой выхлопной трубой и мигалками по периметру. Внизу на картине ещё камень с именами полководцев, которые переходили Альпы раньше: Ганнибал и Карл Великий, то есть пафос просто зашкаливает. Хотя в реальности Наполеон ехал за войсками на муле, а не впереди всех на лошади. Тут важен контекст. Заказчик (Наполеон) хотел пафоса, нормальное дело. Вот жил уроженец бедной Корсики, всю жизнь денег не хватало, а тут вдруг раз - и у руля. Понятно, что срочно нужна фотка с гелендвагеном и чтобы сравнили с Карлом Великим.
При этом времени позировать не было, поэтому Давиду было только разрешено делать наброски, пока Наполеон завтракал. Сам Наполеон по поводу сходства сказал: «Не бородавка на носу дает сходство, Александр никогда не позировал Апеллесу. Никто не осведомляется, похожи ли портреты великих людей: их гений — вот что должно быть изображено».
Так что картина известна не столько за художественные достоинства, сколько за обстоятельства написания.
Картина Наполеону понравилась, поэтому, когда в 1804 году он провозгласил себя императором, то Давид стал придворным художником. И первым делом написал картину "Коронация Наполеона" размером 10*6 метров.
https://preview.redd.it/kpemx4gy9w051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=2804d8f217f0f59f38e73cb7ad5bae40143a7f5c
Теоретически корону должен был одеть на Наполеона Папа Римский Пий VII, который специально приехал во Францию. Но Наполеон просто взял корону и надел её сам. А потом одел корону на свою супругу Жозефину Богарне. Сначала Давид хотел изобразить момент, как Наполеон сам надевает корону, но потом был выбран более нейтральный момент, как Наполеон коронует Жозефину. Конечно, Наполеон, как главный заказчик, вносил некоторые правки. Например, на картине есть мать Наполеона, которая на самом деле в это время была в Риме. Плюс какие-то мелкие правки. Например, на набросках Папа Римский просто сидит, Наполеон сказал "Я его притащил из Рима не для того, чтобы он просто так сидел". И на картине Папа Римский делает жест благословения.
На картине изображено около 150 человек, многих из которых можно узнать, есть исследования, где люди подписаны по именам. По сути, там представлено французское правительство, известные люди и послы зарубежных стран того времени.
Если составляют рейтинги типа "10 самых известных картин Лувра", то "Коронация Наполеона" туда обычно попадает. История в чистом виде.
Потом была реставрация монархии, Наполеона ссылают на остров Святой Елены, можно было ожидать, что власть Давиду всё припомнит. И Наполеона, и голосование за казнь короля. Но нет, если художник умеет толково рисовать руководителей на лошадях и увековечивать коронации, такими кадрами не разбрасывались. Король Луи номер 18 амнистировал Давида и предложил стать придворным художником. Но, видимо, Давид понял, что где политика, там сплошные нервы, а возраст уже больше 60. Поэтому он уехал в Брюссель, где, в основном, рисовал портреты и работал с учениками.
Последней картиной сам Давид запланировал "Венера и три грации разоружают Марса". Что он хотел сказать этой картиной, до сих пор спорят. Видимо, что даже бога войны могут разоружить хитрые голые бабы. Сюжет не базируется на какой-то легенде, так что непонятно, что на картине будет дальше. Возможно, сбегут с оружием и заложат в ломбарде. А, может, это просто "make love not war".
https://preview.redd.it/duhiu4nz9w051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=ae2ebc66124f3c637d5aa412b33275453a7e182b
Тема "Венера, разоружающая Марса" есть у Рубенса и может пониматься, как аллегория мира. Точнее, Рубенс вместе с Брейгелем написали картину «Возвращение с войны (Венера разоружает Марса)». Но тут добавлены ещё три Грации - богини искусства и вдохновения. Если рассматривать картину как символ ухода на покой к любви (Венера) и искусству (Грации), то всё вполне понятно. Скорее всего, в боге войны на картине Давид видел себя, ушедшего на покой и тихо жившего с женой (на которой женился два раза) и рисовавшего портреты, а не революционные полотна.
Академические картины вообще построены на символах, поэтому критики и рассматривают подробно мелкие детали. Тут, например, присутствуют голуби - символ мира, причём крылья голубей повторяют пластику поз Марса и Венеры. А на заднем плане две грации уносят доспехи, а третья несёт выпивку. Тут уж всем понятно, что не только к любви и искусству автор на покой уходит.
Но потом Давид начинает работу над улучшением картины, написанной ранее - "Гнев Ахиллеса". По легенде, древние греки собрались плыть воевать с Троей (где потом применят троянского коня) под общим командованием царя Агамемнона. Но Агамемнон оскорбил богиню охоты Артемиду, убив священную лань и похваставшись, что охотится лучше богини. Возможно, ему бы простили лань, но хвастовство нет. Это как сказать потомственной поварихе, что борщ лучше неё готовишь. Можно и цикуту в котлетах потом получить.Так что сидели долго греки без попутного ветра, чувствуют - что-то не то, вызвали прорицателя, тот прикинул чё-как и говорит: "Надо дочь Агамемнона Ифигению в жертву принести". Ну надо - так надо, но царь-то женщин знал, скажешь ей, что будут в жертву приносить, закапризничает, не захочет ехать. Он ей и сказал, что будут её выдавать замуж за крутого греческого героя Ахиллеса, поэтому ждём тебя, кровиночка, не дождёмся, приезжай скорей.Ифигения приехала, и сразу к Ахиллесу - привет, жених. Тот в непонятках. Пошли к Агамемнону, тот и говорит: мол так и так, доча, концепция изменилась, в жертву будем тебя приносить. Ахиллес схватился за саблю, но начальника греческой коалиции рубить всё-таки не стал, хотя за использование своего имени обиделся конкретно.У Давида на картине как раз изображён момент, когда Агамемнон сообщает о смене концепции, а Ахиллес хватается за меч.
https://preview.redd.it/22z4xpq0aw051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=283f8b73a5bb57a71db73f3c01c0cc23529d7219
Далее версии расходятся. Кто-то говорит - принесли в жертву, кто-то - что Артемида в последний момент забрала Ифигению с жертвенного камня. Дальнейшие версии этой версии тоже расходятся. Но по одной из версий Артемида десантировала Ифигению в Крым. У Серова даже есть картина "Ифигения в Тавриде", он не только девочек с персиками рисовал.
Так что сложно сказать, какую картину считать последней. "Гнев Ахиллеса" он начал рисовать раньше, чем пацифистского Марса с Венерой, в конце доводил до идеала. Может, действительно пришёл к выводу, что надо поменьше мечом махать.
Жизнь-то у художника была насыщенная. Всё время неподалёку от власти, там головы рубить - вообще старая традиция. Войны, короли и императоры то с трона, то на трон. А в итоге в 1826 году выходил из театра и карета сбила, через некоторое время умер. И, если не просто смотреть на картины Давида, а помнить, что происходило в тот период, то темы картин становятся гораздо осмысленнее.
Ну и автопортрет 1794 года.
https://preview.redd.it/rjmye4x1aw051.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=eaf0b3a90041042bf1071b5330d19652ff5def30
submitted by McWolf999 to Pikabu [link] [comments]

Джон Коннолли. Песчаная зыбь

Решение вновь открыть дом приходского священника в Черных Песках вызрело нелегко. Чувствовалось, что англиканская церковь в этих местах не приветствуется, хотя антипатия эта была направлена не только против церкви его величества. Точно так же здесь противились и любой другой организованной религии – с самого начала, отсчет которому можно смело обозначить четырьмя столетиями. Часовни, правда, здесь воздвигались, и католическая и протестантская, но спрашивается, что за храмы без молящихся? С таким же успехом у берега можно поставить просто хижину – от нее хоть купальщикам будет прок.
Небольшая католическая церковь была упразднена в конце прошлого века, а впоследствии и вовсе снесена вслед за тем, как пожар порушил ей крышу, а стены вычернил так, то они вполне могли сравниться по цвету с теми самыми песчинками, что дали деревне название. Протестантский дом молитв остался, но пребывал в таком состоянии, что стыдно и сказать. С оцерковлением в Черных Песках все никак не складывалось. Народ в деревне, если его поспрашивать, высказывался в том духе, что никакие церковники ему здесь не нужны, что выжила деревня и даже преуспела сугубо своими собственными трудами и силами – факт, который сложно отрицать. Береговая линия здесь коварна, со стремнинами и скрытыми смертельными течениями, однако за всю историю Черных Песков ни одна душа здесь не погибла на море, и ни одно из суденышек здешней небольшой рыбацкой флотилии не поглотили волны.
При отсутствии церковной общины часовня в Черных Песках содержалась исключительно на средства епископата, а служить туда направлялись лишь худшие и самые отчаявшиеся клирики, чтоб влачить никчемное существование возле моря. Большинство из них тихо спивалось до полного забвения, досаждая местным лишь тем, что те находили их в бесчувствии на обочинах дороги, откуда их приходилось утаскивать домой почивать.
Были, понятно, и исключения – скажем, последний из священников, преподобный Родс, к своему назначению отнесся с истинно миссионерским пылом; это продлилось с полгода, после чего его письма и отчеты в епископат стали поступать все реже. Он указывал, что его начала мучить бессонница, а открытой враждебности со стороны местной паствы хотя и нет, но ее общая апатия сильно его тяготит. Наконец в письме, что пришло от него последним, он признавался, что одиночество и изоляция сказываются на здравости его рассудка, поскольку его начали донимать галлюцинации.
«Я вижу формы на песке, – писал он в том последнем письме. – Слышу голоса, которые нашептывают мне выйти на берег прогуляться, словно само море взывает ко мне по имени. У меня есть страх, что, если я задержусь здесь еще хоть на сколько-нибудь, я выполню просьбу голосов. Я выйду на прогулку и больше не вернусь».
И все-таки он продолжал упорствовать в своих потугах убедить селян сменить свой жизненный уклад. Начал проявлять интерес к истории этой местности, разузнавать о ее прошлом. К нему прибывали посылки с книгами. После смерти в кабинете священника были найдены загадочные тома, испещренные пометками и сносками.
Тело преподобного Родса выбросило на берег близ Черных Песков спустя неделю после того, как было получено его последнее послание. Обстоятельства его кончины во многом так и остались не выяснены. В частности, оказалось, что причиной его смерти стала не гибель в волнах, а удушение. Вскрытие выявило, что его легкие содержат почему-то не воду, а песок.
***
Но то было несколько десятилетий назад, а вот теперь было вынесено решение вновь открыть церковь в Черных Песках. На ней и ее служителях лежала обязанность не допустить, чтобы община существовала без направляющего света истинной веры. Пусть даже селяне решат повернуться к нему спиной, свет этот все равно должен нисходить на них, а его носителем было поручено стать мне.
Часовня стояла вблизи берега на каменистом мысе. Вокруг были разбросаны сиротливые, обветренные могилы клириков, что справляли здесь службу на протяжении веков и свое последнее дыхание испустили под уханье здешних волн. Преподобный Родс обрел свое последнее пристанище у западной стены часовни; оно было помечено небольшим гранитным крестом. Тропа вела от задней стороны часовни непосредственно к жилищу священника – скромному двухэтажному дому, сложенному из местного камня. Из окна моей спальни открывался вид на пену прибоя, белесым платком накатывающую на черный берег. Впечатление было такое, будто волны пожираются самим песком.
Деревня представляла собой всего лишь кучку домишек, теснящихся вокруг пяти-шести проулков. Была здесь лавка, где продавалось все потребное для селян, от одежной вешалки до колесной смазки. Рядом с лавкой стояла небольшая гостиница.
В первую же неделю своего пребывания я нанес визит и туда, и сюда, уяснив, что ко мне здесь относятся с вежливой осторожностью – без неприязни, но и без радушия. Оба эти заведения принадлежали мистеру Уэбстеру, негласному голове Черных Песков. Был он высок, худ и синевато-бледен как мертвец, а держался подобно гробовщику, примеряющему на глаз особо убогого клиента для дешевого гроба. Мою просьбу разместить расписание служб при гостинице и лавке он учтиво отклонил.
– Как я говорил еще вашему предшественнику, мистер Бенсон, у нас здесь в вашем присутствии, извините, нет надобности, – сообщил он мне с полуулыбкой, когда мы с ним шли по главной улице деревни. Встречные на нашем пути тепло его приветствовали. Мне же адресовались лишь куцые кивки. Глянув один раз через плечо, я заметил, что прохожие поглядывают на меня и обмениваются меж собою фразами.
– Позвольте не согласиться, – возразил я. – Те, кто живет без Бога в душе, всю свою жизнь страждут и нуждаются, хотя сами того, возможно, и не сознают.
– Я не теолог, – заметил Уэбстер, – но мне кажется, что на свете существует множество религий и огромное же множество богов.
Я замер на месте. Это попахивало откровенной ересью.
– Да, мистер Уэбстер, богов и впрямь великое множество, но истинный Бог только один. Все остальное – это суеверие и ошибочные воззрения невежественных людей.
– В самом деле? – удивился Уэбстер. – Я, по-вашему, невежа? А, мистер Бенсон?
– Э… этого я утверждать не берусь, – ответил я в некоторой растерянности. – Во многом вы мне кажетесь весьма эрудированным человеком. Однако в вопросах религии вы олицетворяете самоуверенную слепоту. Жители этой деревни смотрят и равняются на вас. Неужели ж вы используете свое влияние на то, чтобы…
– Чтобы что? – перебил он, и впервые в его глазах вспыхнули огоньки неприкрытого гнева, хотя голос оставался пугающе спокойным. – Для поощрения этих людей идти за богом, который им даже невидим? Который не сулит им ничего, кроме страданий в этой жизни ради надежды на какую-то там загробную идиллию? Как я уже сказал, мистер Бенсон: возможно, помимо вашего бога, существуют и иные. Подревнее.
Я сглотнул.
– Вы хотите сказать, что жители этой деревни… практикуют язычество?
Гнев из его глаз исчез, сменившись привычным спокойствием.
– Этого я вам не говорю. А пытаюсь донести лишь то, что у вас свои воззрения, а у других свои. И каждому, несомненно, есть свое место в существующем порядке вещей. Место для ваших, увы, не здесь.
– Тем не менее, я решаю остаться, – сказал я запальчиво.
Уэбстер в ответ пожал плечами.
– Тогда, возможно, мы еще найдем вам применение, – сказал он с невеселой усмешкой.
– Пламенно надеюсь, – заключил я.
Улыбка Уэбстера стала шире, но больше он ничего не сказал.
***
Воскресную службу я провел в пустом храме, долженствующий псалм «Господь пастырь мой» спев под крики чаек. Вечером я сидел у окна моего кабинета, глядя на странный черный песок, давший деревне ее название. Окружала меня скудная утварь моего предшественника, сейчас покрытая многолетним слоем пыли. Укладываться спать было еще рано, и я с час перебирал кипы всяких там морских рассказов, топографических изысканий и антологий якобы достоверно раскрытых сверхъестественных явлений (более уместно для низкопробного чтива, чем для библиотеки клирика).
Лишь приступив к осмотру письменного стола, я обнаружил тетрадь. Она лежала в недрах одного из ящиков, среди сохлых трупиков насекомых. Исписано в ней было не более двадцати страниц, однако четкий убористый почерк, знакомый мне по доставшимся в наследство церковным документам, безошибочно указывал на принадлежность рукописи преподобному Родсу.
Здесь содержался его своеобразный отчет об исследованиях истории этого края. В целом анализ был не сказать чтобы последовательный: разные истории о том, как все начиналось, легенды и мифы, феодальные распри. Родс, в частности, выяснил, что Черные Пески были на самом деле гораздо старше, чем трактовало обычное прочтение местной истории. Сама деревня и вправду существовала с начала семнадцатого века, но земли здесь находились в пользовании еще задолго до этого. Родс считал, что ему удалось установить местоположение круга камней, стоявших некогда вблизи берега, а сейчас его центр помечало возвышение в виде каменной плиты, когда-то, вероятно, служившей алтарем. Но какой цели служил тот алтарь? Над этим ответом Родс, вероятно, и бился.
И обнаружил следующее: раз в двадцать лет (плюс-минус неделя от юбилея официального основания поселения – 9 ноября 1603 года) кто-нибудь тонул в водах близ Черных Песков. Записи были неоконченные, и иногда Родсу не удавалось ввести в фазу цикла имя, но в целом схема была ясна. Каждые два десятилетия кто-нибудь пришлый находил здесь свою кончину. Иногда подобные происшествия случались и в промежуточные годы, но в целом смерти со странной последовательностью происходили именно в ноябре. Последней в этом перечне значилась некая Эдит Адамс (2 ноября 1899 г.), однако ее гибель в череде смертей на Черных Песках была не последней. Последней стала смерть самого Родса.
В ту ночь я не спал, а все вслушивался в глухой, ухающий шум моря. В какую-нибудь иную пору он бы меня убаюкивал, но не на этот раз и не в этом месте.
***
Шепот начался в ночь на 1 ноября, День Всех Святых. Поначалу он звучал как шелест ветра в траве, но, когда я подошел к окну, ветви деревьев там были недвижимы. Тем не менее шепот продолжался – тихий, местами заунывный, с причитаниями, неразборчивыми на слух. Я возвратился на кровать и зажал себе уши подушкой, но шум не утихал до первого света.
Эти же голоса продолжали меня посещать и каждой последующей ночью, приближающей юбилей основания общины; я слышал их, и мне казалось, что они крайне громки и настойчивы. Я просыпался среди ночи и, завернувшись в одеяло, стоял у окна и не моргая смотрел на черный берег. И хотя воздух был безмолвен, мне казалось, что я различаю пряди песка – они взвивались и ветвисто змеились в воздухе, словно предсмертные видения.
Наверстывать сон я пробовал днем, но восстановить ресурсы тела и ума было не так-то легко. Мне досаждали головные боли, а также странные сны на грани пробуждения, где я стоял на черных песках и ощущал за спиной некое присутствие, но, обернувшись, видел лишь пустую дорожку, ведущую к морю. Один из таких снов был настолько тревожным, что я очнулся, мечась в своих спутанных простынях, и уже не смог возобновить отдых. Я поднялся и прошел на свою маленькую кухню в надежде, что кружка теплого молока восстановит во мне собранность. Уже сидя за столом, я вдруг углядел какой-то очажок света, плывущий по мысу к северу – туда, где лежали старые камни, свидетельство каких-то прошлых вер. Оставив молоко, я спешно оделся и, запахнувшись в темный плащ, двинулся через поля к тропинке, что вела к тому древнему капищу. Я был уже невдалеке от нее, когда какое-то неосознанное чувство заставило меня пасть наземь. По мне проплыли две тени – чуть сгорбленные силуэты людей, молчаливо идущих по направлению к камням. Повременив, я встал и тронулся следом; держался я в стороне от тропы и так постепенно добрался до места, откуда был виден алтарь. Возле него стоял в ожидании Уэбстер, а рядом на камне светил фонарь. На Уэбстере было его обычное пальто, фалды которого трепетали на ветру.
– Ну что, принес? – спросил он.
Один из тех, кто пришел – мрачного вида фермер по фамилии Прейтер, – протянул ему коричневый бумажный пакет. Уэбстер полез в него и достал что-то белое – оказывается, столу. Одна из них на неделе загадочно пропала у меня из бельевой корзины; я терялся в догадках куда. Теперь понятно.
– Так ведь все надо совершить честь по чести, – сказал Прейтер. – Так заведено.
Уэбстер кивнул.
– Да, это так. Но настанет время, когда это уже не будет возможно, – сказал он. – Скоро продолжать это будет уже слишком опасно.
– И что тогда? – спросил третий, чьего имени я не знал.
– Тогда, возможно, старые боги умрут, – лаконично ответил Уэбстер. – А с ними умрем и мы.
Он взял столу и вместе со своими спутниками пошел вниз, на песчаный берег. Там они выкопали в песке ямку, куда поместили предмет моего церковного облачения, и закопали его, насыпав сверху бугорок. После этого они отправились обратно к деревне.
Какое-то время я выжидал – а вдруг они вздумают вернуться, – после чего их же тропой спустился на берег. Найти оставленный ими бугорок было минутным делом. Я стоял над ним в нерешительности – в самом деле, как быть? Я верил в Господа – моего Бога, – но вместе с тем ко мне прихлынули образы из моих тревожных снов; вспомнилось и о смертях, выявленных моим предшественником и упомянутых Уэбстером. Меня снедал страх, и я просил, чтобы Господь указал мне путь, направил меня своей десницей, но Он отчего-то медлил.
И вот я, чувствуя, что предаю веру, которую сам же столь пылко отстаивал перед Уэбстером, начал как тать в нощи копать руками, пока не нашел столу. Я вытащил ее из ямы, отряхнул от черного песка и засобирался было домой, но отчего-то вернулся и ту яму закопал. При этом я обнаружил, что пески вокруг меня тихо пришли в движение, образуя формы и очертания, которые моему распаленному уму показались чуть ли не человекоподобными. Стыдясь себя, я удвоил усилия для сокрытия своей невольной кражи.
Остаток ночи я не спал, а мучительно раздумывал над тем, что я нынче видел и слышал.
***
Следующим утром я спозаранку отправился в деревню. Там я купил хлеба и сыра, после чего остановился возле гостиницы Уэбстера, где тот готовился ко дню. Смотреть мне в глаза он избегал, но я сделал вид, что не улавливаю причины такого поведения.
– Я тут подумал, а не соизволите ли вы отведать со мной чаю? А то у меня с утра, признаться, в ногах слабость, вот я и подумал: с кем бы подкрепиться перед тем, как подаваться домой?
– Если есть желание, – осклабился Уэбстер, – то я могу сыскать и кое-что покрепче.
– Да нет, достаточно будет чаю, – отклонил я его предложение.
Уэбстер удалился на кухню позади стойки, чтобы согреть воды. Отсутствовал он всего пару минут, но за это время я успел сделать все, что намеревался. Из кармана сюртука, что неизменно висел у него на крючке за конторкой, я вынул скомканный носовой платок белого цвета, моля Господа простить мне это прегрешение. Когда Уэбстер вернулся, я как ни в чем не бывало сел с ним чаевничать, опасаясь, как бы его не потянуло чихнуть или высморкаться: тогда он, чего доброго, хватится своего платка. Попив чаю, я предложил оплату, но Уэбстер проявил щедрость.
– За счет заведения, – великодушно отмахнулся он. – В подтверждение дружеского чувства.
– Не сомневаюсь, – сказал я, перед тем как уйти.
Оттуда я пошел прямиком на песчаный берег. Лишь удостоверившись, что за мной никто не наблюдает, я опустился на колени и принялся рыть жесткий темный песок.
***
Той ночью я не спал, а потому, когда меня принялись звать по имени, не испытал, можно сказать, никакого удивления.
– Мистер Бенсон! Мистер Бенсон, проснитесь!
Под моим окном с фонарем в руках стоял Уэбстер.
– Прошу вас, срочно! Вы нужны! – глядя вверх, выкрикнул он. – Там на берегу какое-то тело!
Я встал с постели, накинул одежду, натянул обувь и спустился к двери. Когда я ее открыл, Уэбстер уже бежал в сторону берега. Над ним колыхалось полукружье зыбкого света, выхватывая из темени сероватую траву.
– Прошу вас, поспешим! – подхлестнул он меня с отдаления возгласом.
Перед тем как поспешить, с подставки для зонтов я не забыл прихватить толстую березовую палку. Она неизменно сопровождала меня во время прогулок; мне же нравилось ощущать ладонью шершавость коры, а сейчас ее вес придавал мне уверенности. Я направился за путеводным светом Уэбстера и, остановившись на гребне дюны, поглядел вниз на песчаный берег. Там, где на берег накатывали волны, лежал какой-то черный сверток размером со спеленатого младенца. Получается, я зря усомнился в Уэбстере и там действительно лежит какой-то пострадавший? Отбросив свои страхи, я ступил на ведущую к морю дорожку. Песок под ногами был мягок и податлив, и ступни неприятно увязали в нем примерно на дюйм. Я пошел. Впереди Уэбстер нетерпеливо подзывал меня подойти ближе, хотя сверток у него в ногах не шевелился, даже когда я опустился рядом на колено и осторожно ткнул сверток палкой. Медленно, дрожащими руками я развернул мокрую черную ткань, открывая его содержимое.
Взгляду открылись клочковатая шерсть, черный нос и длинный розовый язык. Это была собака, дохлая собака. Я поднял голову. Фонарь Уэбстера за это время успел отдалиться; этот человек как будто спешил уйти, оставляя меня на берегу одного.
– Мистер Уэбстер! – окликнул я. – Мистер Уэбстер, что все это значит?
Я собирался встать, но тут мне на секунду как будто обожгло лицо. Я потер это место и увидел на пальцах корочку черного песка. Всюду вокруг меня смещались, двигались, вихрились песчинки. Поднимались и опадали формы, образуя колонны, которые миг держали форму и тут же рассыпались в темные облака, сеясь обратно на берег. Их очертания до странности напоминали людей, только были как-то странно уродливы и горбаты, а черты их спрятаны под толстыми складками волос. Мне показалось, что из их голов ветвятся рога – искривленные изогнутые выросты, словно обвивающие череп с дальнейшим изгибом чуть ли не до шеи. Послышалось перешептывание, и я понял, что на протяжении прошлых ночей мне слышался не голос, а движение песков – шум отдельных молекул, что терлись друг о друга, сливаясь в странные конфигурации с тем, чтобы недолгим своим союзом воссоздать на считаные секунды какие-то древние забытые образы.
Уэбстер теперь бежал к спасительному прикрытию дюн и твердокаменной плиты, покоящейся на выступе мыса; поднятый фонарь он держал перед собой, чтобы не запнуться о выброшенные прибоем водоросли или случайную корягу. Я понесся следом, досадно увязая в песке, обретшем вязкость губки. У себя за спиной я ощущал какую-то растушую исполинскую форму, а затем глаза мои и рот начал забивать песок, словно вокруг моего лица стали вдруг смыкаться пальцы. Я отчаянно плевался и отирал лицо рукавом, но не оглядывался и не прекращал бежать.
Уэбстер впереди постепенно выбивался из сил. Мало-помалу я его настигал, но до дюн это произойти все равно не могло. Когда расстояние между нами сократилось еще на пять-шесть футов, я изо всех своих сил метнул в него березовую палку. Удар пришелся ему по затылку и получился крепким: Уэбстер тяжело и нелепо опрокинулся, фонарь выпал у него из рук, а пролившееся наружу масло вспыхнуло на песке. В этом внезапном взблеске огнистого света я увидел, как остекленело расширились его глаза; однако смотрел он не на меня, а на то, что за мной. Он попытался подняться, но я, перескакивая, ударил его вскользь ногой, и он снова распластался. Уже близок был крутой скат дюны, ноги мои скользили по более легкому и плотному песку. Ухватившись за пучок песчаного тростника, я по инерции вздернул себя наверх и уже оттуда глянул вниз на черные пески.
– Тебе не уйти, – сквозь одышку выдавил снизу Уэбстер. – Это старые боги, боги подлинные.
Встав, он нервными движениями отряхивал песок с одежды. Приближение тех форм он встречал настороженно, но не боязливо.
– Пади им в объятия, – призвал он хрипло. – Такова твоя участь.
– Нет! – выкрикнул я. – Эта участь не моя, равно как и боги.
Из кармана я выдернул свою скомканную столу и показал ему.
– Проверьте-ка свои карманы, мистер Уэбстер. Думаю, вы обнаружите небольшую пропажу.
Он все понял, это стало ясно по его лицу. Он стоял, окруженный пятью или шестью столпообразными смерчами из песка. Видно было, как он пытается прорваться, но неистовость их движения нарастала, ослепляя его и оттягивая назад. И тут они внезапно сгинули, и все стихло. Худой силуэт Уэбстера, обвиснув подобно тряпичной кукле, стоял один-одинешенек в гаснущем свете пролитого фонарного масла. Всякое движение на берегу прекратилось. Уэбстер неуверенно поднял голову в мою сторону и протянул руку наверх. Я в ответ машинально тоже вытянул руку, вниз. Не важно, что он замысливал со мною сделать, я не мог оставить его в опасности.
Наши пальцы почти уже соприкоснулись, когда возле ног Уэбстера обозначилась какая-то форма. Я увидел, как кверху вздымается некий овал с двумя дырами посредине, напоминающими пустые глазницы. Между ними уродливо вытягивалась перепонка носа, окруженная по сторонам неровными угловатыми скулами. И тут вокруг ступней Уэбстера разверзся зев: я разглядел губы и мелькнувшее подобие языка, все это из черного, беспримесного песка. Уэбстер поглядел вниз и зашелся последним воплем, в то время как зев начал втягивать его в себя. Уэбстер лупил кулаками, цеплялся пальцами, судорожно пытаясь как-то замедлить свое сползание, но вот он ушел уже по грудь, затем по шею. Рот вновь раскрылся, но уже беззвучно – его заполнили сонмы песчинок, – и голова скрылась под песком.
А вслед за этим распалось и лицо, оставив лишь мелкую впадину там, где отверстая дыра поглотила человеческую жизнь.
***
Не бывает спасения без жертвы. Сам Господь послал в мир своего единственного сына, чтобы доказать правдивость этой максимы. Но есть и такие, кто постиг ее на свой лад. Археологические раскопки на месте того каменного алтаря явили взору множество костей, предшествовавших рождению Христа и до возникновения той деревни, – подношение странным божествам, которым поклонялись здешние жители.
Церковь в Черных Песках снова стоит в запустении, а у деревни теперь новый голова. В 1941 году на тот берег упала немецкая бомба, но почему-то не взорвалась. Вместо этого она утонула в песке, а извлечь ее обратно так и не получилось. Напрашивается вывод: если в тех песках утонула авиабомба, то почему там не может сгинуть человек? И тогда тот кусок побережья обнесли колючей проволокой и поставили знаки «вход воспрещен».
Уэбстер ошибался: старые боги забываются не так уж легко. Иногда на том пустынном отрезке берега задувает безлюдный ветер, и тогда над песком там взвиваются причудливые косматые фантазмы, удерживая форму на считаные секунды, прежде чем развеяться и пасть наземь безымянными кучками. Пройдут, возможно, годы, а то и десятилетия, но процесс завершится, и они все-таки добьются своего.
Ибо медленно, но верно они съедают те запретные знаки.
submitted by Kacheiki to Strangeness [link] [comments]

Вся власть Советам

Когда спорили Евгений Салтыков и Федот Катин, вместе с ними спорил весь мир. Воздух, казалось, всегда придерживался того же мнения, что и Евгений, закручивал могучие порывы вокруг особенно выразительных аргументов и откликался вялым дуновением, если Евгений опускался до ad hominen. Федот же был всегда чуток к земле. Когда он повышал голос, углы становились более угловатыми, дали отдалялись, а снег холодил ещё сильнее. Сейчас же эти двое шли на собрание сквозь метель, и земля с воздухом схватились не на шутку.
Все были так увлечены спором, что не заметили, как за ними медленно едет машина.
-Истории ты не хуже моего знаешь, - на повышенных тонах излагал Евгений. - Новгород пал, и Чёрный Рынок пал вместе с ним! Народ болтал всё то же, что ты несёшь сейчас! "Только не это, конец свободе России, нет её больше! Последний день настал!" И всё осталось по-прежнему! Земля так и крутилась, Солнце всходить не перестало! Мы и раньше своё дело не бросали, и в этот раз не бросили! Романтики в тебе слишком много.
Ветер швырнул им в лица охапку снега, заслоняя зрение.
Пока Евгений очищал глаза от снега, Федот широким жестом обвёл окружающую обстановку.
-Но это?! Нелепица! Только и говорят, что о всемирной революции. Дескать, после неё не будет классовой розни. Не будет даже русских, поляков и германцев. Каша без комочков, а не человечество. Какое в этом волшебство? - Казалось, от его негодования трескался асфальт.
-Может статься, у тебя воображение слабовато? - закатил глаза Евгений. - Перемены, лишь они неизменны. Если не можешь приспособиться к веяниям времени, то, возможно… - Фраза повисла в воздухе. Ветер присмирел, на лице Евгения воцарилась ехидная улыбка. Такое выражение лица было для него нейтральным, но Федота это злило ничуть не менее.
В животе Федота зародился гнев, злость на Евгения и его чванство. Несколько секунд он думал, стоит ли повернуть спор в свою пользу и сказать, что с самой революции он слышал разговоры за закрытыми дверями. Разговоры про Евгения и таких, как он, слишком благосклонных, таких, которые могут переметнуться. Про то, как… - и на этом, пожалуй, хватит.
Но нет, в приватной обстановке говорилось такое, чего нельзя было говорить в других местах. Так что Федот просто пыхал злобой. Они шли, и лёд под ногами, казалось, становился более скользким.
Они шли молча. Только когда ветер окончательно стих, они услышали за спиной ворчание мотора. Не обращая внимания, они шли дальше, но мотор проехал за ними квартал, другой и третий.
На переднем сиденье авто сидел мужчина, закутанный в пухлое пальто по самые глаза. Даже в таком виде он казался весьма серьёзно настроенным и довольно крупным. Другой мужчина, толстячок в помятом костюме-тройке, не сводил глаз с Евгения. Встретившись с Евгением взглядом, мужчина улыбнулся. Евгений остановился. Машина тоже. Федот прошёл ещё несколько шагов, и только тогда понял, что отделяется от остальных.
Евгений подошёл к машине и постучал левой рукой по стеклу.
-Чем могу помочь, друг? - спросил он, повысив голос.
Федот опустил руку в карман и нащупал обрывок верёвки удавленника. Ситуация ему не нравилась, но ощущение волокон между пальцев несколько успокаивало.
Толстяк открыл дверь и выбрался наружу. Федот отошёл чуть назад. Не сводя глаз с Евгения, мужчина заговорил.
-Здравствуйте, товарищи. Это вы - Салтыков Евгений Иванович, не так ли?
"Товарищи". За прошедшие месяцы Федот возненавидил это слово и всех, кто его произносил.
Евгений открыл было рот, но Федот опередил его.
-Тебе-то что за дело, жирдяй? Мы просто граждане, идём, куда нам надо, - сказал он, надеясь, что подпустил в голос достаточно презрения.
За свою жизнь Федот натерпелся толчков, насмешек и унижений от подобных отбросов. Начисто беспородные идиоты, наглые, зарвавшиеся, не знающие своего места. Вроде Андрея Васильевича - сын трубочиста, а туда же, зовёт себя "волшебником". Этот же, должно быть, Большая Шишка из Верховного Комиссариата По Производству Сувениров, или что-то вроде. Очередной новый титул, не имеющий никакого веса. То ли дело "граф" - весомый титул. Вернее, был весомым.
Самое время поставить кого-нибудь из числа безликих громил на своё место. Федот улыбнулся. Не особо усердствовать. Может, перевернуть машину набок, когда жирный дурень пойдёт на конфликт.
Но жирный дурень на конфликт не пошёл. Он улыбнулся, не сводя глаз с Евгения.
-Пройдёмте, товарищ Салтыков. Нам многое предстоит обсудить. А своего спутника оставьте.
Евгений кивнул. Он вообще постоянно кивал, когда обдумывал что-нибудь. Например, он кивал, когда Лазарь попросил у него в долг до следующей недели каких-то пятьсот рублей. Кивал, когда демон в форме старушки со сморщенным кислым личиком спрашивал у него Истинное Имя. Кивнул он и сейчас, обдумывая, в какое место лучше послать этого человека с его обсуждениями.
Но Федот увидел только кивок и ехидную улыбочку. Он увидел предательство со стороны Евгения и таких, как он. Увидел торжество выблядков вроде того толстяка из машины. И на глаза ему опустилась красная пелена.
-Да чёрта с два! - проревел он. Лицо его исказилось в гневе. Тротуар промёрз так сильно, что вытягивал тепло отовсюду вокруг, покрылся коркой льда, приморозил подошвы людей к земле. - Сначала я тебя прикончю, мелкий пиз…
Раздался громкий хлопок и голова Федота запрокинулась. Правая сторона его лица выплеснулась наружу, оросив Евгения и автомобиль кровью. Он обвалился, пальцы его подёргивались. Земля вздохнула и вновь обрела немного тепла. Из переулка вышел человек с пистолетом в руке.
Улыбка толстяка была тонкой, как лезвие ножа.
-Итак, Евгений Иванович Салтыков, просьбы кончились. Пройдёмте. Нам многое предстоит обсудить.
Евгений кивнул.
-У м-м… У меня собрание, - пробормотал он, стараясь не глядеть на Федота.
Толстяк уселся в машину слева, потеснился, чтобы Евгений и мужчина из переулка могли сесть. Евгений помедлил, но ощутил спиной ствол пистолета. Мужчина с переднего сиденья вылез и подобрал тело Федота, как котёнка. С телом в руках он удалился в переулок, вернулся через секунду и забрался обратно в машину.
-Боюсь, придётся вам пропустить ваше собрание, товарищ Салтыков, - обратился толстяк к сидящему рядом Евгению, не глядя на него. Укутанный здоровяк уселся за руль рядом со своим близнецом, и машина спешно тронулась. - От вас потребуется уделить нам немного времени. Несколько простых вопросов.
-О чём?
Толстяк уставился вперёд.
-Евгений Иванович Салтыков. Буржуа, известный всему Петрограду прожигатель жизни. - На пухлых губах снова появилась улыбка, и на этот раз он посмотрел Евгению глаза в глаза. - А также член Оккультного Братства Санкт-Петербурга и колдун.
Машина удалилась в холодный январский вечер, разбрызгивая колёсами мокрый снег.
Помещение было превосходно обставлено, до отказа наполнено книгами и знанием, но сидевшие в нём маги начинали терять терпение.
Людей в зале было мало - лекции в последнее время не пользовались популярностью. Радости не добавляла ни погода, ни тот факт, что лекцию сегодня должен был читать Катин, которого за глаза звали "Пиздорылый". Тем не менее, даже на самые мудрёные лекции от самых вспыльчивых лекторов обычно приходило с десяток слушателей.
Дело было в том, что с февраля месяца расклад сил на земле постоянно менялся. Сначала Царь перестал быть царём, а правительство стало народным. Потом народного правительства не стало, а появилось правительство советское. Потом Россия начала рвать себя на части в гражданской войне.
Поговаривали, что в Америке магия процветает в подобном хаосе, с радостью впитывает перемены. Но триста лет царствования одной династии сделали колдунов и волшебников России в некоторой степени консерваторами. Теперь же, когда ситуация кардинально менялась каждую неделю, им было не по себе. Беспокойства добавляло также и то, что в колдовских сообщества России большинство участников были родовитыми и владели землёй.
София таращилась в пургу за окном, и чай в её чашке каждые несколько секунд то пыхал жаром, то веял холодом. София барабанила восемью пальцами по тонкому фарфору. Максим вяло спорил с Николаем о том, насколько обширны Путаные Леса. Игорь грыз пальцы, купленные всего месяц назад.
-Да где его черти носят? - пробормотала Ольга, женщина в годах, с вытянутым лицом, сходящимся к носу и волосами, связанными на затылке в пучок. Она ходила туда-обратно вдоль окон.
В углу стоял Андрей, листавший книгу о чудотворных свойствах медоносной пчелы. Он поднял голову и втиснул книгу на полку. Если удастся вывести Ольгу из себя, то будет в десять раз лучше, чем какая-то там дурацкая Федотова лекция.
Он извлёк из кармана часы и картинным жестом раскрыл их.
-Любопытно, где Федот и Евгений? Для них нехарактерно так опаздывать. Ну, может для Евгения, наверное… Не кажется ли вам, что он… хотя нет, он бы не стал.
Ольга помотала головой.
-У Евгения вечно не одно, так другое. "Ой, я сапоги не нашёл!" "Ой, у меня будильник не прозвонил!" "Ой, я был в мире, где не было солнца!" Но Федот всегда приходит вовремя.
Андрей вздохнул. Если она сейчас не клюнула, то не клюнет вообще. Какое фиаско. Он повернулся к Игорю.
-Слыхали про Ивана? Я имею в виду того, который хозяин лавки. Его лавку арестовали, сказали, что он мелкобуржуазный кто-то там. Ну и где теперь брать глаз тритона, а?
Игорь, не отрываясь, жевал пальцы.
-Я сказал… - начал Андрей.
-Посторонние дела оставлять за дверью, - одарила его гневным взглядом София.
Андрей выругался себе под нос. В Оккультном Братстве соблюдался довольно странный и обширный протокол, но одно правило постоянно выводило его из себя. Все вели себя так, словно этот зал - какое-то священное нечто, отделённое от остального мира, и при этом половина здешних волшебников черпали свои силы из самой силы России. Ханжи паршивые.
Внезапно внизу раздался шум. Кто-то громко стукнул в двери, затем Сергей, охранявший вход, сдавленно вскрикнул. Пауза, несколько произнесённых слов. Затем - стук нескольких пар обуви на лестнице.
Люди, находившиеся в зале, переглянулись, не зная, что делать. Считалось, что для посторонних, не входящих в Братство, двери непроницаемы. Более того, само здание было заколдовано так, чтобы отводить глаза посторонним.
Двери, ведущие в зал, распахнулись, и в проёме показался дородный мужчина в очках, держащий портфель. Спустя секунду из-за него выбежало не менее двадцати плохо одетых, но хорошо вооружённых людей, рассредоточившихся по залу. Молодые люди цепко оглядывали всех и каждого в зале, провоцировали кого-нибудь дёрнуться. Никто не дёрнулся. На какое-то мгновение всё застыло.
Толстяк нарушил тишину.
-Здравствуйте, товарищи. Здесь проходит собрание Оккультного Братства, я не ошибся?
Волшебники переглянулись, но никто не произнёс ни слова. Толстяк поправил очки и заговорил опять.
-Это же Челяднинский Зал, верно? А вы все - Оккультное Братство Петербурга, я не ошибся?
Максим поглядел на гостя.
-Это мы. А вы кто такой? В прошлый раз в этот Зал так же ворвался демон высшего порядка.
-Я никакой не демон, товарищ, - улыбнувшись, помотал головой толстяк. - Однако, мне кажется уместным пока что не сообщать вам моего имени. Можете называть меня "товарищ Роман". Кто я такой - на данный момент это не имеет особого значения. А вот кого я представляю, - он назидательно поднял в воздух палец, - вот это важно. Я представляю народ и трудящихся Советской России.
Андрею показалось, что следующий вопрос придётся тянуть из себя клещами. Хорошего ответа на этот вопрос быть не могло, но возможно, при большом везении, если толстяк неверно себе всё представляет, можно будет вывернуться из ситуации с помощью блефа. Времена менялись, и, возможно, перемен было не избежать. Но на данный момент на передний план встала задача сделать так, чтобы никто не тыкал в лицо винтовками.
-Итак, какое же дело революционерам до клуба любителей читать древние мистические трактаты?
Товарищ Роман усмехнулся. Смешок вышел сухим и рыхлым, как гнилое дерево.
-Что ж, если бы ваши увлечения оканчивались на этом, то пользы нам от вас, товарищ, было бы мало. Но знаете, ваш друг, Евгений Иванович, всё нам про вас рассказал. Про то, как вы творите чудеса, про трения с другими обществами, про, гм, дуэль в Сибири.
-Вы шли по пути морального разложения столько времени, что память людская этого не вмещает. Вы, словно клещи, сосали кровь из ближних вам рабочих и крестьян. Образ жизни вашего класса и вашей отрасли вымирает. В мире назрела революция, мир готов совершить скачок в эпоху равенства и прогресса. Есть лишь один вопрос - сможете ли вы найти себе место в этом новом мире? Или отправитесь добровольно на свалку истории, как отправились крепостное право и поповщина?
От такого вопиющего несоответствия у Андрея заныла голова. Обычно пафосные речи о грядущих мирах и необратимых изменениях можно было слышать из уст помпезных волшебников или читать в печатных дискуссиях, где воображение представляло спорящие стороны в достаточно величественном свете. Здесь же стоял мужичок, на которого Андрей вряд ли обратил бы внимание на улице, и твердил о дивном новом мире, в который следует влиться волшебникам Петрограда. Влиться или умереть. Он задумался, не может ли это быть какой-то тщательно разработанной, но крайне дурной шуткой.
Пока Андрей гадал, на ноги поднялся Николай.
-Ради Бога, о чём вы говорите, сударь? - Он тщательно старался держать плечи ровно, но Андрею было ясно видно, что тот дрожит.
-Товарищ, я говорю о том, - улыбнулся товарищ Роман, - чтобы вы обратили свой талант в необъяснённых областях науки на пользу коммунистической революции. Я говорю о том, что вам следует перестать романтизировать магию и приписывать ей чудеса, и вместо этого полностью встать на путь науки и марксизма. В одном этом зале огромный потенциал, я уж не говорю о России в целом. Московское и Казанское общества уже вступили в наши ряды.
-Кое-кому в этом зале под силу убить пятерых таких, как ты, мокрица, - процедил Максим. В сторону товарища Романа он даже не смотрел.
-Да, под силу. Возможно даже уничтожить всех, кто здесь находится, - Роман обвёл руками стрелков. Те же смотрели прямо. - Но вопрос не в том, возьмут ли вас числом или нет, а в том, когда это произойдёт. И тогда, безусловно, всех вас ожидает казнь. Остальных членов вашего братства выследят и перестреляют как бешеных собак, и они даже не узнают, почему с ними так обошлись. Ваша библиотека будет сожжена, что послужит примером для остальных. Такой расклад не пойдёт на пользу никому.
Ещё когда стрелки входили в зал, всем стало ясно, что дело обстоит именно так, но произнесённые слова придали ситуации вес. Максим сдулся, волшебники переглянулись.
-А если мы согласимся? Если примкнём к вам, что тогда? - спросил Андрей.
-Тогда ваше общество будет расформировано, а вы поступите на службу советского правительства в роли, гм, научно-прикладных исследователей. Вам дадут работу, а вы станете делиться с миром своим талантом. Дни, когда вы втайне копили знания лишь для себя самих, останутся в прошлом, - произнёс Роман, водружая свой портфель на подиум.
Максим поднялся, вновь преисполнившись негодования.
-Расфо… Нет! Оккультное Братство Санкт-Петербурга существует уже более двухсот лет! Самое имя нашего общества пронизано силой!
-Забавно, - пожал плечами Роман, - но точно такие же слова говорили о Романовых. Пришёл конец вашему укладу, товарищи. Надежда осталась лишь на то, чтобы разрушение было творческим.
Максим поник.
Андрей обвёл взглядом остальных волшебников. Максим избегал смотреть ему в глаза. Николай едва уловимо кивнул, Ольга и Игорь пожали плечами. Что ещё оставалось? В былые времена они могли бы найти убежище в Библиотеке, но то время, когда в Великой Библиотеке их хотя бы просто терпели, не говоря уж о радушном приёме, давно миновало. Остальные общества тоже постепенно отказывались от старого уклада.
Если уж на то пошло, не этого ли он хотел? Перестать притворяться, что мир за стенами не существует? В молодые годы, когда он ещё не посвятил себя волшебству целиком, Андрей вполне мог оказаться таким вот стрелком с беличьими глазками, мог бы хотеть покончить с теми пережитками прошлого, которые только коптят небо.
-Нас обеспечат защитой? - спросил Андрей. -Безусловно. Революция своих бережёт, - ответил Роман. -В таком случае мы согласны. Только другие члены нашего общества… не факт, что они охотно на это пойдут. -К этому вопросу вернёмся позже. В данный момент в этой библиотеке лишь вы представляете Оккультное Братство Санкт-Петербурга. Важны лишь только ваши подписи. - Роман открыл портфель и извлёк оттуда листок бумаги. Андрей и остальные подошли поближе.
Раздался громкий звук, как от выстрела. Андрей дёрнулся и замотал головой, пытаясь понять, откуда взялся звук.
Его поиски прервал лязг десятка взводимых курков. Он обернулся, и увидел, что все винтовки направлены на Софию. На её ладонях лежали осколки чашки. Пролившийся на её подол чай поднялся облачком пара. Она пробормотала какие-то слова, которых никто не разобрал. Улыбка толстяка несколько увяла.
-Вот, значит, как? - подала голос София, глядя на лопнувший фарфор.
Внезапно её ладони охватило пламя, тонкая позолота чашки ручейками стекла по обломкам. Казалось, София этого даже не заметила. Стрелки подняли винтовки, но толстяк жестом осадил их. София поднялась.
-Софа, не надо… - произнесла Ольга, стараясь, чтобы её голос не дрожал.
-Две сотни лет, Ольга. Две сотни лет наше Братство прожило на свете. И у нас было два простых правила. Посторонние дела оставлять за дверью. Дела Братства за дверь не выносить! - Она подняла левую руку, объятую пламенем. За языками огня виднелись три пальца. - Или, думаешь, я об этом забыла?
-София, пожалуйста, послушайте, - начал Андрей, надеясь, что голос звучит убедительно и не слишком дрожит. - Времена меняются. Нам следует меняться вместе с ними, если хотим выжить.
Выражение лица Софии не изменилось, но пламя перекинулось с её ладоней на руки, рукава платья загорелись. Она оглядела присутствующих членов Братства.
-Вы все тоже так считаете? Мир меняется, и мы меняемся вместе с ним? Долой принципы, к чёрту достоинство?
Никто из собравшихся не решался посмотреть ей в глаза.
-Софа, прошу тебя. Мы… - начала было Ольга.
София подняла огненный палец к губам, жестом призывая пожилую даму к молчанию.
-Всё в порядке, Ольга.
Она развернулась в сторону Андрея. Воздух вокруг неё шёл волнами от жара, на платье появились и расползлись выжженные пятна.
-Всегда терпеть вас не могла, Андрей Васильевич, - произнесла она, и тут же с воплем бросилась на него, стараясь попасть ему в голову горящими кулаками.
В последний момент Андрей кувырком ушёл в сторону, едва увернувшись от пламенных рук. Он перекатился вправо и распластался на спине в нескольких метрах справа от Софии. Вслед за её платьем местами начала обугливаться и кожа.
Какой-то частью разума он отметил, что звучат выстрелы. София никак не отреагировала. Наверное, какой-то барьер сдерживал пули, пусть даже временно.
Андрей попытался подобрать заклинание, остроумную реплику, хоть что-нибудь. Но в голове была лишь пустота да всеобъемлющая животная паника. Он попытался подняться на ноги, подальше от объятой пламенем ведьмы, но конечности не слушались. Вот-вот София оставит от него одни головешки.
Но она уже глядела на стену. Ещё несколько непонятных слов, и полки с книгами, занимавшие всю стену до самого потолка, занялись жарким белым пламенем. Сотни лет знания, заклинаний на миллионы рублей, бесценная информация - всё это свернулось под натиском пламени и загорелось. Непонятно было, что берёт верх - вопли, выстрелы, звуки горящей древесины и бумаги.
-Господи Боже, ты что делаешь? - крикнул один из волшебников (Андрей не понял, кто именно - Николай? Или Игорь?). Пламя охватило стены.
-Если и суждено Братству умереть, так пусть умрёт как подобает! Пусть новый мир ищет новые знания! - голос Софии возвысился над хаосом. От некогда знакомой Андрею неулыбчивой и тощей женщины не осталось и следа. Теперь она сама была огнём, а всё, что составляло её тело, давно сгинуло в пожарище.
-Надо выбираться! - крикнул Роман, хватая Андрея за плечо. Остальные волшебники уже отступали спешным порядком. На подавление обычного пожара таких масштабов с запасом хватило бы сил одного-двух волшебников Братства. Но волшебное пламя, питаемое разъярённой женщиной, которая мастерски владела магией огня и была твёрдо намерена унести Братство с собой в могилу, не поддалось бы и всем волшебникам вместе взятым. Это понимал каждый.
Начал рушиться потолок, крупный кусок штукатурки рухнул в паре метров от Андрея. Огненный столп на том месте, где когда-то стояла София, даже не шевельнулся в их сторону. Падение потолка привело Андрея в чувство. Волшебник со всех ног выбежал наружу вслед за Романом.
На бегу он обернулся посмотреть, не преследует ли их София. Позднее он уверял себя, что это была игра света, мерцание воздуха над огнём. Иначе и быть не может - гуляющий в крови адреналин и осознание того, что всё это знание утрачено, создали в его мозгу видение. Но в тот момент он был готов голову прозакладывать - огненный столп улыбался ему.
Небольшая группа волшебников собралась на тротуаре напротив горящего здания. Пламя не перекидывалось на соседние постройки, так что хоть какой-то плюс.
Игорь и Ольга понуро сели наземь, прислонились к стылым камням дома. Николай расхаживал из стороны в сторону, а Максим пересчитывал те немногие книги, которые удалось спасти из огня уцелевшими. Андрей стоял словно в трансе и смотрел, как горящее здание рушится внутрь.
-Все эти книги. Все эти истины. Их не стало, - произнёс он. Андрей ни к кому конкретно не обращался, и никто конкретно не уделил ему внимания.
Роман прокашлялся.
-Простите, товарищи. Мне сдаётся, пора нам подвести итоги ситуации. Надеюсь, в ближайшее время прибудет пожарный расчёт, чтобы разобраться с возгоранием.
Он поднял портфель на уровень груди, открыл и извлёк ещё несколько листов бумаги. Андрей вздохнул. Ну конечно. Столько всего в пламени погибло, а портфель этот чёртов уцелел.
-Однако, - продолжил Роман, - остался ещё один нерешённый вопрос. Подпишите, пожалуйста, это соглашение, как мы договаривались, и можете быть свободны.
-Сейчас? - ахнул Максим. - Именно сейчас тебе нужны наши подписи на эту дрянь?
-Откровенно говоря, не могу придумать лучшего времени, чем сейчас, - ответил Роман, подталкивая листы в сторону Андрея.
Андрей со вздохом подписал документ. Читать его уже не оставалось сил. Он передал документ Игорю, и тот поставил свою подпись. Волшебники передавали документ по кругу, лист быстро заполнился подписями. Последней расписалась Ольга. Когда она поставила подпись, Андрей ощутил в затылке некую странную лёгкость. Оглянувшись, он понял, что все присутствующие, равно как и все прочие волшебники Петрограда, тоже ощутили это.
Именно так, с кворумом меньше, чем в одну десятую от числа участников, самораспустилось Оккультное Братство Санкт-Петербурга.
submitted by Baron_S to hampan [link] [comments]

Что мне не нравится в Германии? Часть 1.

В Мюнхене мы живем уже больше трех месяцев, поэтому я чувствую себя в праве написать о том, что мне не нравится в Германии в целом и в Мюнхене в частности. Конечно, впоследствии этот список может измениться или вообще исчезнуть, но сейчас он такой, какой есть. Кто-то может сказать, что я придираюсь, кто-то, что плохо собирала информацию о стране до переезда, а кто-то напомнит мне о стадиях культурной адаптации и скажет, что у меня «фаза враждебности». Возможно, но я предлагаю вам свой список недовольств, а вы можете с ним согласиться, не согласиться или предоставить свой вариант.
  1.  Миграционный кризис. 
    Без комментариев, здесь и так все понятно. Но миграционный кризис вскрыл еще и другие проблемы немецкого общества: совершенно бездумная толерантность; отсутствие свободы слова, что отражается в однобокой подаче информации, а также отсутствии возможности написать комментарии (бояться народного гнева?). Справедливости ради надо отметить, что, конечно, есть издания, которые печатают альтернативную версию событий и где есть комментарии, но их мало, да и комментарии в основном очень расплывчаты и предпочитают обходить острые углы. "В Германии нет проблем с мигрантами? Смешно! И грустно".
  2.  Высокие налоги и запутанная налоговая система. 
    Высокие налоги новостью не стали, но и веселья не прибавили. Все-таки очень грустно смотреть на расчетный лист, когда там осталось чуть больше половины после того, как все вычеркнули. А прибавьте к этому еще 17,50 на Rundfunkbeitrag (что за зверь такой читать здесь) ежемесячно, которые вы платите дополнительно, так становится совсем грустно. Также я считаю, что прогрессивный налог не дает стимула к развитию и росту – чем больше заработаешь, тем больше отберут. А если возьмешь отпуск деньгами или захочешь на вторую работу устроиться, так совсем никаких денег не увидишь. Это неправильно: у человека должна быть возможность заработать, если он этого хочет. Более того, система налоговых классов достаточно запутана и вызывает много неразберихи. Так, нам изначально поставили неправильные классы, и мы несколько месяцев недополучали зп. Как с этим бороться читайте в моей заметке "Смена налогового класса и поход в Finanzamt". Еще с первого января 2015 года на медстраховку стали собирать на 1% от зп больше.
  3.  Жуткая бюрократия и бумажная волокита, полное отсутствие электронного документооборота. 
    Что я имею ввиду: хотите получить медицинскую страховку, открыть счет в банке (даже в интернет-банке) и тд – запаситесь терпением, заведите для разных инстанций разные папки и приготовьтесь получать бумажные письма в большом количестве и ходить на почту, чтобы отослать ответное письмо. Им не хватает документов – получите письмо, хотят что-то уточнить – получите письмо, и так может продолжаться до бесконечности. Папки будут пухнуть от писем, а вот дело с мертвой точки не сдвинется. Получение страховки и счета в банке может растянуться на несколько месяцев. Об этом я писала в "Что нужно сделать в первую неделю в Мюнхене". О существовании электронной почты они словно бы не догадываются. Даже реклама про акции приходит по обычной почте.
  4.  Незаинтересованность в квалифицированных специалистах. 
    Это может показаться странным из уст человека, который приехал в Германию именно как специалист по программе Голубой карты. Сейчас поясню. Как известно, для IT-специалистов, инженеров и ряда других специальностей, есть следующее условие: минимальная з/п 38 000 евро в год и эта цифра постоянно снижается. Это ничтожно малая сумма (для Мюнхена совершенно точно), на которую я никому не посоветую соглашаться, только если дома совсем все плохо и есть нечего. Я считаю, что если бы Германия была заинтересована в специалистах, то минимальная заработная плата была выше, а значит привлекательнее для приезжающих, людям не надо было бы торговаться с работодателем, высчитывать, а проживут ли они на эти деньги. Также к неуважению и незаинтересованности я отношу тот факт, что за саму визу платить приходится приехавшему специалисту (читайте мою заметку "Как мы ходили за Голубой картой"), никакой помощи, материальной поддержки, языковых и интеграционных курсов не предлагают – выкручивайся как хочешь сам. Но вот если ты беженец, то тогда да, получишь все на блюдечке с голубой каемочкой.
  5.  Никакого порядка. 
    До приезда в Германию, я была уверена, что где-где, а здесь все четко и правильно. Ан нет – за всем приходится следить самому – и за тем, чтобы работодатель налоговый класс сменил, и чтобы в налоговой все правильно оформили, и за тем, чтобы лишнего не списали и чтобы все нужное заплатили. Одним словом, и тут надо за всем следить и никому не доверять. К беспорядку я бы отнесла еще и то, что в первый же "неожиданный" день зимы, когда выпал снег, поезда стали опаздывать на 20 минут минимум, на электронных табло с расписанием стало ничего непонятно - по расписанию были одни поезда, а по факту приходили другие. Не понравилась и неразбериха с поездами во время нашей поездки в Бад-Тельц - когда электричка постепенно "распадалась" на части и уезжала в разных направлениях, а пассажиры бегали из вагона в вагон и пытались найти нужный. У DB, конечно, много беспорядка и неорганизованности.
  6.  Никто не говорит по-английски. 
    80% тех, с кем нам пришлось здесь столкнуться не знают английского. И это не Россия, которую так любят пинать за то, что, мол, дескать языками ее население не владеет. Германия – центр Европы, а английского почти никто не знает и такое может встретиться даже среди компьютерщиков. Так что не рассказывайте мне больше сказки. Что еще очень раздражает, так это то, что даже если человек говорит по-английски (вы это точно знаете, вы с ним встречались и говорили), вы пишите ему на английском, он все равно будет писать вам на немецком!
  7.  Высокие цены на недвижимость. 
    100 кв.м. могут стоить 500 000 евро и выше. Ну куда это годится? А где дешево, так там нет работы от слова совсем. Конечно, можно взять почти бесплатный и почти пожизненный кредит, но как-то это не вселяет оптимизма.
  8.  Патовая ситуация со съемом квартиры. 
    Это самая большая проблема в Мюнхене. На сегодняшний день я была уже в 30 квартирах, а откликнулась, наверное, более чем на 300 объявлений, но пока дело даже не сдвинулось с мертвой точки. Что не нравится квартиросдателям – уровень доходов, наша национальность, то, что мы не очень-то говорим по-немецки, испытательный срок или то, что я домохозяйка – мы не знаем и продолжаем искать. Я уже написала небольшую статью о поиске квартиры, но когда мы, я надеюсь, найдем новое жилье, то я напишу большую и подробную статью на эту тему с моими размышлениями о том, почему все-так плохо, что мне не нравится в немецких квартирах и как с этим справиться.
  9.  То, что в квартирах все по счетчику. 
    Счетчиком на воду и электричество уже никого не удивишь, но вот счетчик на отопление поверг меня в уныние – стены тонкие, нагреть квартиру достаточно тяжело, все тепло уходит «в трубу», только выключишь батарею – уже холодно, а квартиросдатель может попросить вас пореже включать батарею. Кто-то рекомендует постоянно держать батарею на 2-3 (1 – минимальный обогрев, 4 - максимальный), но у нас так нагреть ничего невозможно, поэтому шерстяные носки и теплая кофта, флиска стали непременным атрибутом домашнего быта. Почему не сделать фиксированную плату за отопление, чтобы люди не мерзли и не экономили, мне не понятно. На мой взгляд это все ненужная экономия, которая ничего кроме вреда не приносит.
  10.  Магазины. 
    Тут у меня претензий несколько: А) График работы. То, что магазины не работают по воскресеньям вполне можно пережить, но тот факт, что они не работают все праздники, которые могут достигать трех дней подряд – ужасно. Во-первых, после выходных в магазин непонятно, когда приходить – рано придешь, товар еще не привезли, а поздно – уже все съели. После Рождества в 2015 году на полке с молочной продукцией осталась только одна банка сметаны, остальное к 11 часам уже все было разобрано. А закупиться продуктами на выходные тоже проблема – в немецких кухоньках очень маленькие холодильники, много не положишь, да и балконы есть не везде. Б) Подвоз товара. Продуктовые магазины начинают работать в 8 утра и в 8 вечера закрываются. Около 9 часов – еще только выкладывают товар, а если прийти часов в 7 вечера, то полки уже пустые и никто ничего докладывать не собирается, напротив все убирается, моется и персонал уже готовится к уходу домой. Неужели так не хочется заработать? Ведь до закрытия магазина еще целый час и может прийти достаточно голодных покупателей. В) Очереди. Очередь может достигать 20 человек, и никто даже не пошевелится. Может быть минут через 10 откроют вторую кассу, но тогда первая вскоре закроется. Г) Очень много полуфабрикатов, супов в консервных банках, соусов из пакетиков и прочего пищевого мусора, а рыбы нормальной днем с огнем не сыщешь, не говоря уже о морских коктейлях и прочих дарах моря. Сплошное филе, которое только на котлеты годится, и тушки малюсеньких форелек. Я за рыбой, селедкой хожу в русские магазины: суповой набор из лосося 1кг – 2,50; 760 гр лососевого фарша - 3,50. Д) Огромные упаковки: картошка – 2,5 кг (1,25 евро), морковь – 2 кг (0,90 евро) и тд. Я не знаю, с какой скоростью надо есть продукты, чтобы употребить их до того, как они прорастут или сгниют. Мы не успеваем, а упаковок поменьше либо нет, либо это био-продукты и стоят дороже, в связи с чем купить большую упаковку и недоесть получается все-равно выгоднее, чем брать маленькие пачки. Можно, конечно, ходить в овощной ларек и брать там на развес, но та же картошка там стоит 1,99 за кг. А потом нам рассказывают о том, что еды не хватает, и дети в Африке голодают, а продавать на развес и по адекватной цене догадаться никак не могут. Е) Если говорить о магазинах одежды, то качество вещей и ассортимент повергает в ужас: везде все одинаковое – джинсы, майки, куртки – и синтетическое. После российских магазинов остается только тяжело вздыхать и вспоминать платья, между которыми было так трудно выбрать то единственное, потому что они все нравились. Кому интересно, загляните в мою заметку «Европейская мода. Хотите такую?». того следует, что на улицах очень мало красивых и хорошо одетых людей, глазу отдохнуть не на ком. Ж) Очень не нравится, что город заполонен сетевыми магазинами - Zara, H&M, C&A, Oliver, Rabe ... Они везде! Ассортимент практически одинаковый, качество оставляет желать лучше, выбрать нечего. От этого шоппинг становится абсолютно непривлекательным, а люди вокруг - одинаковыми. Где же малый бизнес, небольшие, но индивидуальные магазины, разнообразный ассортимент?
  11.  Высокая стоимость элементарных вещей. 
    Шапочка для душа в DM стоит 1,95; 100гр плодов шиповника, не целых, а размолотых, стоит 3,49; касторовое масло 150 мл около 4 евро; пучок укропа 1,49 (в горшках за 0,99 видела очень редко), маленькая 120W лампочка – 2,99; клей для обуви 30гр - 4,19; клей универсальный 50гр - 3,99. Для сравнения, 1кг свиной мякоти стоит 4 евро.
  12.  Собаки. 
    Да, я не люблю собак, особенно, когда они огромные и когда в общественных местах без намордника и поводка. Я их боюсь, а все разговоры о том, что «мой песик добрый и не кусается» просьба мне не предъявлять. В магазинах – без намордника и жутко воют, оставленные у входа; в парках вольготно бегают, подбегают, начинают плотоядно обнюхивать, откуда я знаю, что ему придет в голову в следующий момент?! А в Германии собак любят, их много, и они, в основном, очень большие, и почему-то хозяева не считают своим долгом звать собаку назад, когда та мчится к кому-нибудь незнакомому.
  13.  Одержимость спортом. 
    Все бегают, днем и ночью, в дождь и снег. Если не бегают, то идут с палками, если не идут, то плывут. Приходит зима, начинается агитпрограмма по поводу катания на лыжах. В продуктовых магазинах начинается срочная продажа всего того, что необходимо лыжнику и сноубордисту. Затем приходит весна, лыжники начинают грустить, но не долго: новая агитка – скоро весна, покупайте наши тренажеры и будьте в форме! И все начинают скупать тренажеры все в тех же Lidl и Aldi. В музеях никого нет, зато «Динамо бежит». Мне одной кажется, что спортивная пропаганда отвлекает немцев от более важных и глобальных проблем? К спорту могу отнести и страсть к велосипедам, которая закладывалась в них годами. Я ничего не имею против двухколесного друга, но в городе, на мой взгляд, это не самый удобный вид транспорта, особенно для меня, пешехода, который так и норовит задуматься и случайно наступить на велосипедную дорожку и тут же услышать звонок или гудок. При этом сами велосипедисты постоянно заезжают на тротуары! Что мне еще не нравится в велосипедах в городе, так это коляски-прицепы для детей. Я не знаю, как родители не бояться, что прицеп не отстегнется, перевернётся, а вдруг ребенку станет плохо или он решит вылезти на полном ходу? И меня еще «умиляют» мамаши, у которых сзади ребенок, в прицепе ребенок, впереди сумка и она тащит это все на себе, из последних сил крутя педали. Так и хочется подойти и сказать: «Купи машину!», благо есть из чего выбрать, да и за место на парковке все равно приходится платить при аренде квартиры, так хоть там будет стоять прекрасный автомобиль. Да, и велосипеды же постоянно воруют! Моя статья на велосипедную тему: "Куда катится Мюнхен?"
  14.  Страсть к фастфуду 
На фоне предыдущего пункта этот пункт кажется странным. Но так и есть – фастфуда много в магазинах, в кафе и ресторанах, фастфуд заказывают на работу, а не берут еду из дома. Каждый день очередь выстраивается к макдональдсу, донерам, жареным сосискам и жареной картошке, свиному животу, с которого стекает жир, жареной во фритюре рыбе и тп. В нашем ТЦ каждый день толпы людей сидят на скамейках, лестницах и вокруг клумб, поедая свой “junk food”. Один раз видела совсем комическую ситуацию – когда я выходила из дома, мужчина усердно бегал, когда я возвращалась, он уже усердно ел бигмак, сидя на скамеечке. Ну и где логика?
  1.  Вода. 
    Это мое субъективное петербургское мнение=) Здесь вода жесткая, мои волосы после нее как пакля, если не использовать смягчающие маски. Без фильтра я бы не рекомендовала ее пить – так, кипяченая нефильтрованная вода дает жуткий белый осадок. Очень быстро зарастает накипью чайник, а на кранах постоянно белый налет.
  2.  Псевдоэкономия. 
    Я имею ввиду полуавтоматические двери в метро, поездах, автобусах, когда для открытия надо что-нибудь повернуть, нажать и тп. Очень удобно, когда руки заняты! И особенно "хорошо" когда на улице грязно и кнопка на автобусе тоже чистотой не отличается. Что мешает сделать нормальные открывающиеся двери - загадки, и неужели сегодняшняя система дает такую громадную экономию?
  3.  GEMA 
    Конечно же эта организация, которая постоянно запрещает смотреть клипы, фильмы и передачи на YOUTube. Приходиться искать обходные пути, устанавливать специальные программы (у меня стоит ProxTube), одним словом изворачиваться. Ну кому станет хуже, если я посмотрю новый клип или исторический фильм? Сюда же отнесу и то, что в Германии нельзя свободно пользоваться торентами, за скачивание вам будет грозить штраф или даже тюремное заключение. Поэтому снова ищем как обойти запреты. Чувствую себя оторванной от цивилизации!
  4. Запутанная транспортная система Мюнхена и дорогой проезд на общественном транспорте. Транспортная сеть Мюнхена достаточно запутанная – она состоит из цветных зон, а зоны в свою очередь разделены на кольца. Чтобы было понятно, о чем я говорю, можете посмотреть карты на сайте MVV. Стоимость проезда зависит от того, куда и откуда вы едете: перемещаетесь ли вы внутри белой зоны или едете в аэропорт в красную зону. Билеты тоже бывают разные: есть штрайфен (привет началу ХХ века! (так старомодно он выглядит)) – бумажный билет с 10 полосками стоимостью 13 евро – если у вас короткая поездка (действует 1 час, до 4 остановок на автобусе и только две остановки на U-bahn S-bahn), то загибаете одну полоску и штампуете, если едете больше – то может быть и 2 и 3 и 4 полоски и до бесконечности; есть билеты на целый день (они, кстати, достаточно выгодны, если вы ездите мало и вам вдруг понадобилось провести целый день в разъездах), на белую зону для одного человека стоит - 6,40, для двух - 12,20 (кстати, билеты дают небольшую скидку при посещении определенных культурных мест); есть недельные и месячные билеты. У моего мужа билет с 1 по 3 кольцо но на целый день и стоит - 64,40, у меня билет с 1 по 4 кольцо, но только с 9 утра и стоит 57,70. А билет в аэропорт (красная зона) на целый день, включая весь общественный транспорт будет стоить для одного 12,40, а для группы до 5 человек - 23,20 (почему один человек платит так много, а группа из 5 человек - мало?). Также мне не понятно ценообразование Баварского билета: на одного он стоит 23, а на двоих 28. Почему одиночный путешественник должен платить больше? Разобраться самому сколько будет стоить проезд – сложно. Я всегда пользуюсь либо сайтом MVV, либо его приложением для телефона. Надо постоянно следить за тем, чтобы не уехать дальше положенной зоны и постоянно думать, как сэкономить на проезде, может быть где-то пройти пешком, где-то сначала ехать на своем проездном, а потом штамповать штрайфен… Сплошная головная боль! Я бы, конечно, упростила систему, убрала бы кольца хотя бы внутри города. Представьте себе, если бы проезд с Речного вокзала до Тверской стоил бы 30 рублей, а если надо ехать в Коломенское – то 60? Разве это правильно? Или из Девяткино до Финляндского вокзала на метро одна сумма, а до Проспекта ветеранов – в два раза больше? Чтобы я еще сделала? Поставила турникеты в метро, чтобы зайцы не прошли! Контролеры в транспорте встречаются не так часто, поэтому я больше, чем уверена, что многие ездят бесплатно, а стоимость их «бесплатного проезда» уже включена в стоимость билета для добропорядочных граждан. Да, и еще бы я ввела Тройку/Подорожник, я думаю, такая система бы пользовалась спросом.
  5.  Интервал между поездами в метро 
    Конечно, Мюнхен не Москва и даже не Петербург, население всего лишь 1 430 000 (на конец декабря 2014 года), но метро с интервалом в 10 минут, а в праздники и утром выходных в 20 - никуда не годится: опаздал на свой поезд и весь твой слаженный маршрут летит в тартарары.
  6.  Моющие средства (придирки домохозяйки) 
    Я патологическая чистюля, люблю,чтобы все блестело и было надраено, как в армии. Особено люблю чистую ванну и краны, в которые можно смотреться как в зеркало, поэтому мне не нравятся местные моющие средства (не исключаю, что я еще просто не нашла то единственное, которое мне понравится). Что мне в них не нравится: почти все они содержать хлорку, удушающий запах которой вызывает у меня рвотный рефлекс, такое впечатление, что немцы пытаются израсходовать запас хлора, оставшийся еще после Первой мировой войны и поэтому пихают его везде; жутко вонючие отдушки - если не хлорка, то какой-нибудь другой мерзкий запах; все, что мне на данный момент попадалось было жидким, а я люблю гели - жидкость быстро стекает и совершенно не борется с грязью; бесцветность - я не вижу что, в каком количестве и куда я налила; плохо чистит - в нашей ванной была глубоко въевшаяся грязь, которую ни хлорка, ни другие добавки не отдраили - отмыла только присланая из России Sarma от Невской косметики; средства для туалета тоже качеством не блещют - ржавчину в колене никак не отмыть (пробовала пока только W5 и брызгала DanKlorix и W5 Hygien-reiniger). Что я пробовала: DanKlorix, W5 Bad-reiniger, W5 Hygien-reiniger. Чем пользовалась в России (чтобы было понятно, для сравнения) - Санокс, Sarma, Пемолюкс, туалетный утенок. Если знаете убойное средство - буду рада совету! В любой стране есть свои плюсы и минусы, не стоит надевать на себя ни розовые очки, ни черные – надо стараться быть объективным (что практически невозможно) и трезво смотреть на вещи.
Источник: http://pora-valit.livejournal.com/4415899.html
submitted by Pora_Sezhat to pora_valit [link] [comments]

Как Сделать Пучок из Волос на Голове Видео Онлайн (How to make a bundle of hair) Небрежный ПУЧОК за 2 минуты / КАК СДЕЛАТЬ ПУЧОК / ПРИЧЕСКА НА ДЛИННЫЕ ВОЛОСЫ Воздушный пучок. Wedding hairstyle. Свадебная прическа  Анна Комарова Прическа пучок с бубликом, сафиста твиста и носком 15 ПРИЧЕСОК ЗА МИНУТУ ДЛЯ ЗАГРУЖЕННОГО ДНЯ

Как правильно сделать пучок с помощью бублика и носка пошаговая инструкция. Обладательницы средних или длинных волос часто ищут варианты быстрых причесок, которые можно заплести за 5 минут. 17 вариантов, как сделать красиво пучок. Учимся на примере звезд. Как сделать пучок на голове с помощью резинки? Виды и особенности пучков. Как пользоваться резинкой и другими аксессуарами? Как делать из волос объемный пучок? Как красиво собрать небрежный пучок? Как сделать небрежный пучок? Смотрите видеоролик и следуйте пошаговой инструкции с фото. Небрежный пучок — простая и шикарная прическа. Как сделать мужской пучок: пошаговая инструкция из 5 пунктов. Сделать мужской пучок, на самом деле, очень просто. Вам нужны: шампунь, расческа, укладочное средство, резинка для волос.

[index] [3841281] [20321] [3074823] [2665354] [550145] [1730422] [646335] [3723686] [1593159] [2094578]

Как Сделать Пучок из Волос на Голове Видео Онлайн (How to make a bundle of hair)

Как Сделать Пучок С Бубликом! 3 СПОСОБА своими руками!!! Пучки с БУБЛИКОМ - Duration: 2:23. Sveta Rash 171,293 views Online ШКОЛА прически и макияж https://online.websalon.su/landing 4 000 рублей - за 100 видео уроков - 20 причёсок; - 20 макияжей ... Привет всем) Сегодня видео на тему: Небрежный ПУЧОК за 2 минуты / КАК СДЕЛАТЬ ПУЧОК / ПРИЧЕСКА НА ДЛИННЫЕ ВОЛОСЫ Как Сделать Пучок С Бубликом! 3 СПОСОБА своими руками!!! Пучки с БУБЛИКОМ - Duration: 2:23. Sveta Rash 171,579 views Причёска ПУЧОК при Помощи БУБЛИКА для Волос! 2 Способа ! ... 4:02. Прическа Бабетта как Сделать Своими Руками ...

#